Статья 32.7 КоАП РФ. Исчисление срока лишения специального права

1. Предусмотренные данной статьей административные правонарушения посягают на условия заключения и исполнения государственных или муниципальных контрактов, определенные в порядке, который установлен Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (с изм. и доп.). Стабильные условия заключения и исполнения контрактов, определенные в установленном федеральным законом порядке, обеспечивают эффективное расходование средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, расширение возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирование такого участия, развитие добросовестной конкуренции, обеспечение гласности и прозрачности размещения заказов, предотвращение коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов.

2. С 1 января 2011 г. вступила в силу ст. 17 Федерального закона от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». В соответствии с п. 7 указанной статьи наименование и ч. ч. 1.1 и 1.2 комментируемой статьи изложены в новой редакции, в другие ее части также внесены изменения. Указанные изменения связаны с наделением всех бюджетных учреждений статусом заказчиков товаров, работ и услуг. На все бюджетные учреждения будет распространен правовой режим, предусмотренный Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ для нужд заказчиков, в том числе бюджетных учреждений, а не только для государственных и муниципальных нужд. Таким образом, круг заказчиков значительно расширен.

3. Объективная сторона административного правонарушения по ч. 1 комментируемой статьи состоит в нарушении объявленных условий заключения контракта по результатам торгов или запроса котировок либо условий исполнения контракта, предложенных лицом, с которым заключается такой контракт. Указанный состав административного правонарушения является формальным в отличие от материального состава административного правонарушения по ч. 1.1 комментируемой статьи. Это означает, что для привлечения к административной ответственности достаточно установить в действиях лица единственный элемент объективной стороны состава административного правонарушения: противоправное деяние, которое заключается в нарушении объявленных условий заключения или предложенных условий исполнения контракта.

Объективная сторона административного правонарушения по ч. 1.1 комментируемой статьи состоит в нарушении объявленных условий заключения контракта по результатам торгов или запроса котировок либо условий исполнения контракта, предложенных лицом, с которым заключается такой контракт, если такое нарушение привело к дополнительному расходованию бюджетных средств или уменьшению количества поставляемых товаров, объема выполняемых работ, оказываемых услуг для нужд заказчика. Указанный состав правонарушения является материальным. Это означает, что для привлечения к административной ответственности необходимо установить в действиях лица три элемента объективной стороны состава административного правонарушения: противоправное деяние, выразившееся в нарушении объявленных условий заключения или предложенных условий исполнения контракта; дополнительное расходование бюджетных средств или уменьшение количества поставляемых товаров, объема выполняемых работ или оказываемых услуг; причинную связь между указанным нарушением и дополнительным расходованием бюджетных средств или уменьшением объема заказа. При отсутствии хотя бы одного из указанных элементов объективной стороны административного правонарушения, ответственность по ч. 1.1 комментируемой статьи не применяется.

Объективные стороны составов административных правонарушений по ч. 1.2 комментируемой статьи состоят в нарушении сроков заключения контракта на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчика; а также в уклонении от заключения государственного или муниципального контракта на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчика.

Объективная сторона административного правонарушения по ч. 2 комментируемой статьи состоит в изменении условий контракта, в том числе увеличении цены товаров, работ, услуг, если возможность изменения условий такого контракта не предусмотрена федеральным законом. Указанный состав правонарушения является формальным в отличие от материального состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена в ч. 3 комментируемой статьи. Это означает, что для привлечения к административной ответственности достаточно установить в действиях лица единственный элемент объективной стороны состава административного правонарушения: противоправное деяние, которое заключается в изменении условий контракта, в том числе увеличении цены, при отсутствии в федеральном законе соответствующего разрешения.

Объективная сторона административного правонарушения по ч. 3 комментируемой статьи состоит в изменении условий государственного или муниципального контракта, в том числе увеличении цены товаров, работ, услуг, если возможность изменения условий такого контракта не предусмотрена федеральным законом и такое изменение привело к дополнительному расходованию бюджетных средств или уменьшению количества поставляемых товаров, объема выполняемых работ, оказываемых услуг для государственных или муниципальных нужд. Указанный состав правонарушения является материальным. Это означает, что для привлечения к административной ответственности необходимо установить в действиях лица три элемента объективной стороны состава административного правонарушения: противоправное деяние, выразившееся в изменении условий контракта, в том числе увеличении цены, при отсутствии в федеральном законе разрешения; дополнительное расходование бюджетных средств или уменьшение количества поставляемых товаров, объема выполняемых работ или оказываемых услуг; причинную связь между указанным нарушением и дополнительным расходованием бюджетных средств или уменьшением объема заказа. При отсутствии хотя бы одного из указанных элементов объективной стороны административного правонарушения ответственность по ч. 3 комментируемой статьи не применяется.

4. Субъектами административных правонарушений, ответственность за совершение которых предусмотрена в настоящей статье, являются должностные лица заказчиков, а по ч. ч. 1.1 и 3 данной статьи — также юридические лица.

5. С субъективной стороны указанные правонарушения могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности.

6. Дела об указанных административных правонарушениях рассматривают должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление контроля в сфере размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчиков (ст. 23.66).

Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица указанных органов (ч. 1 ст. 28.3).

После измышлений на заданную тему пришел к следующим выводам.
Начну издалека. Верховным Судом РФ в п.12.2 ППВС №18 приведено толкование, согласно которому разрешается коллизия между ст.31.9 и ст.32.7 КоАП РФ, т.к. с одной стороны привлечь к административной ответственности можно только в течение срока, указанного в ст.31.9 КоАП РФ, а с другой стороны этот срок может истечь к моменту окончания исполнения одногоиз постановлений о лишении специального права из нескольких вынесенных в отношении одного и того же лица. Т.е. теоретически может сложиться ситуация, когда вступившее в законную силу постановление не смогло бы быть приведено в исполнение при истечении срока, указанного в ст.31.9 КоАП РФ. Сейчас этот срок составляет два года. Например, может возникнуть ситуация, когда ЛВОК получив 2 постановления, одно из которых на 3 года и второе на 3 года, избежал бы исполнения второго административного наказания по причине истечения срока давности исполнения постановления о назначении административного наказания в силу того, что в диспозиции статьи 31.9 КоАП РФ отсчет ведется со дня вступления постановления в силу. Т.е. налицо возможность избежать второго административного наказания. ВС РФ своим толкованием указанных норм устранил данную коллизию в соответствии с принципами, заложенными в ч.1 ст.4.4 КоАП РФ, однако явно не сослался на эту статью.
На самом деле в вопросе применения ч.3 ст.32.7 КоАП РФ при вступлении в законную силу нескольких постановлений толкования ВС РФ пока нет. В данном случае (также как и в случае с вступившей с указанной статьей в коллизию статьей 31.9 КоАП РФ), можно утверждать, что в действующем КоАП РФ в форме ч.3 ст.32.7 имеется лазейка для того, чтобы избежать административного наказания по одному из вступивших в силу постановлений, если воспользоваться формулировкой ч.3 ст.32.7 КоАП РФ о том, что «течение срока лишения специального права в случае назначения лицу, лишенному специального права, административного наказания в виде лишения того же специального права начинается со дня, следующего за днем окончания срока административного наказания, примененного ранее». Иными словами, позиция ЛВОКов и их защитников основана на том, что на момент назначения наказания ЛВОК не был лишен специального права, а значит вышеупомянутая норма к нему отношения не имеет, и создается впечатление, что ч.2 ст.31.4 КоАП РФ является специальной по отношению к норме, приведенной в ст.32.7 КоАП РФ.
Однако в данном случае ч.2 ст.31.4 КоАП РФ вступила бы в коллизию с ч.1 ст.4.4 КоАП РФ, согласно которой «при совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое совершенное административное правонарушение». Иными словами, описанный в ч.3 ст.32.7 КоАП РФ порядок (технология, последовательность) исполнения наказания в виде лишения специального права не может отменять факт неизбежности применения данного наказания, прописанный в ч.1 ст.4.4 КоАП РФ. По смыслу ч.2 ст.31.4 КоАП РФ можно сделать вывод, что данная статья применима в случае применения различных наказаний, каждое из которых подлежит исполнению самостоятельно. Заложенный в ч.3 ст.32.7 КоАП РФ смысл, а не неудачная форма изложения, вызывающая неоднозначные трактовки со стороны юристов, состоит в том, что при лишении специального права сроки должны складываться. Здесь присутствует некая аналогия с уголовным законом, когда по совокупности деяний назначается несколько наказаний. Таким образом, ч.1 ст.4.4 КоАП РФ реализует один из принципов права — неотвратимость наказания.
Вопрос в том, как толковать приведенный в ч.3 ст.32.7 КоАП РФ термин «назначение наказания». Назначение административного наказания имело место в день вынесения постановления по делу об административном правонарушении независимо от того, когда постановление вступило в силу. После вступления в силу корректно применять термин «исполнение наказания», а не назначение наказания. Однако статью 32.7 КоАП РФ не нужно понимать таким образом, что приведенная в ней норма говорит о временном периоде, имеющем место в момент назначения наказания в прошедшем времени, т.е. в момент вынесения судьей постановления. Более корректным представляется такое толкование, при котором речь идет о ее применении в настоящий момент (при исполнении наказания) к лицу, уже лишенному специального права, ранее назначенного (при вынесении постановления) наказания в виде лишения того же специального права. Подтверждение данной позиции заключается в том, что ст.32.7 КоАП РФ не регламентирует вопрос назначения наказания и определения срока начала его течения в момент вынесения постановления, а относится к вопросу исполнения наказания, к моменту наступления которого лицо может быть уже лишено специального права. Вопросы назначения административного наказания и обжалования назначенного наказания регламентированы главами 29 и 30 КоАП РФ, а вопросы исполнения наказания — главами 31 и 32 КоАП РФ. В данном случае идет подмена понятий условий назначения наказания в виде начала течения его срока и исполнения данного вида наказания.
В этом смысле для устранения неоднозначного толкования более удачной по сравнению с помеченной выше красным цветом формулировкой ч.3 ст.32.7 КоАП РФ была бы следующая: «течение срока лишения специального права в случае исполнения в отношении лица, лишенного специального права, административного наказания в виде лишения того же специального права начинается со дня, следующего за днем окончания срока административного наказания, примененного ранее». Учитывая позицию ВС РФ в вопросе системного толкования статей 31.9 и 32.7 КоАП РФ могу сделать вывод, что и в вопросе системного толкования статей 4.4, 31.4 и 32.7 КоАП РФ он займет ту же позицию, основанную на общепринятых принципах права, а не на диспозициях статей, вступающих в коллизию друг с другом.
Статьей 126 Конституции РФ Верховному Суду РФ дано право разъяснять вопросы судебной правоприменительной практики. По сути он является толковательным органом, разъяснения которого имеют силу закона для всех судебных инстанций, подпадающих под его юрисдикцию (уголовные, гражданские и административные). Такое право в определенных узких кругах получило название «толковательное право», заключающегося в том, что закон применяется не исходя из буквальных формулировок, изложенных в гипотезах и диспозициях конкретных норм права, а исходя из их толкования и применения в соответствии с основополагающими принципами права.
Дойдя до ВС РФ, добившись рассмотрения дела в порядке надзора либо по линии КоАП РФ, либо по линии ГПК РФ, можно с высокой долей вероятности утверждать, что ВС РФ поддержит нижестоящие инстанции в вопросе сложения сроков исполнения административных наказаний в виде лишения специального права даже при условии вынесения постановлений в один день, а потом пройдет не так много времени, и в ч.3 ст.32.7 КоАП РФ будут внесены изменения, устраняющие неоднозначное толкование данной статьи, в чем-то напоминающие предложенную мной выше формулировку.
При цитировании любого фрагмента из приведенной мной точки зрения ссылка на первоисточник обязательна.

Статья 32.7 КОАП РФ: Исчисление срока лишения специального права

1. Течение срока лишения специального права начинается со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания в виде лишения соответствующего специального права.

1.1. В течение трех рабочих дней со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания в виде лишения соответствующего специального права лицо, лишенное специального права, должно сдать документы, предусмотренные частями 1 — 3.1 статьи 32.6 настоящего Кодекса, в орган, исполняющий этот вид административного наказания, а в случае утраты указанных документов заявить об этом в указанный орган в тот же срок.

2. В случае уклонения лица, лишенного специального права, от сдачи соответствующего удостоверения (специального разрешения) или иных документов срок лишения специального права прерывается. Течение прерванного срока лишения специального права продолжается со дня сдачи лицом либо изъятия у него соответствующего удостоверения (специального разрешения) или иных документов, а равно получения органом, исполняющим этот вид административного наказания, заявления лица об утрате указанных документов.

3. Течение срока лишения специального права в случае назначения лицу, лишенному специального права, административного наказания в виде лишения того же специального права начинается со дня, следующего за днем окончания срока административного наказания, примененного ранее.

КОАП РФ

Раздел I.
Общие положения

Раздел II.
Особенная часть

Раздел III.
Судьи, органы, должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях

Раздел IV.
Производство по делам об административных правонарушениях

Раздел V.
Исполнение постановлений по делам об административных правонарушениях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *