Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой — седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

См. все связанные документы >>>

1. Несмотря на то что коммент. ст. называется «Виды уголовного преследования», в основном она посвящена характеристике исключений из общего правила публичности российского уголовного процесса — характеристике обвинения, осуществляемого в частно-публичном и частном порядке.

2. В Комментарии к УПК, автором которого является Б.Т. Безлепкин, говорится, что дела частного обвинения «возбуждаются путем подачи жалобы мировому судье» <65>. Действительно, данный порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения предусмотрен ст. 318 УПК.

<65> См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу… С. 33.

3. Однако в ст. 318 УПК приведен неисчерпывающий перечень форм возбуждения уголовного дела частного обвинения. Здесь лишь оговаривается, кто может обратиться с заявлением (потерпевший или его законный представитель, а в случае смерти потерпевшего — его близкий родственник) и с каким именно заявлением (приведен перечень обязательных реквизитов заявления) к мировому судье. Более того, ч. 3 ст. 318 УПК предоставляет право возбуждения уголовного дела не только мировому судье, но и следователю, а с согласия прокурора и дознавателю.

4. Если заявление поступило не непосредственно мировому судье, а, к примеру, в орган внутренних дел, по данной категории преступлений может быть осуществлено как минимум два <66> вида досудебного производства:

<66> В учет не берется такой вид досудебного производства, как производимая до предварительного расследования предварительная проверка заявления (сообщения) о преступлении.

1) дознание;

2) предварительное следствие.

6. В ч. 4 ст. 150, а также в ст. 151 УПК приведены ситуации, когда по данной категории дел производится дознание, а когда — предварительное следствие. Соответственно, возбуждать уголовное дело частного обвинения может не только мировой судья, но и дознаватель, руководитель группы дознавателей, начальник подразделения дознания с согласия прокурора, а также руководитель следственного органа, следователь и руководитель следственной группы.

7. Примириться с обвиняемым может только потерпевший. И причем примириться он может только с обвиняемым, а не с подозреваемым, свидетелем и т.п.

8. Часть 3 коммент. ст. посвящена делам частно-публичного обвинения. В отличие от ч. 2 она существенно расширяет круг преступлений, отнесенных законодателем к данной категории дел.

9. В литературе высказано мнение, что закрепленные в ч. 3 коммент. ст. положения противоречат ст. ст. 25, 28 УПК, а также ст. ст. 75, 76 УК <67>. Нам же представляется, что предусмотренные в законе различные основания прекращения уголовного дела не являются противоречием друг другу, как и не является противоречием запрет прекращения уголовного дела в связи с наличием одних определенных обстоятельств (в нашем случае тех, о которых идет речь в ч. 3 коммент. ст.) и одновременным наличием других, которые позволяют прекратить уголовное дело по иным, предусмотренным другой статьей (в данной ситуации ст. ст. 25 и 28 УПК), основаниям.

10. Исключением из правила возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения лишь по заявлению потерпевшего являются случаи обращения граждан с заявлением (получения сообщений из иных источников) к следователю (дознавателю и др.), когда, по мнению заявителя, пострадавший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

11. Заявление о таком преступлении следователь (дознаватель и др.) обязан принять, рассмотреть и разрешить вне зависимости от того, кто его написал (сообщил устно). Но обязанности возбудить в этом случае уголовное дело на указанных должностных лиц законодатель не возложил. Разрешение указанного заявления о преступлении может завершиться отказом в возбуждении уголовного дела на основании ч. 2 или ч. 3 коммент. ст.

12. В коммент. ст. неоднократно упоминается о заявлении потерпевшего (законного представителя потерпевшего). Это основной повод к началу уголовного процесса по делам частного (частно-публичного) обвинения. Он возникает после поступления в компетентный орган не любого заявления, а только того, в котором пострадавший просит привлечь лицо к уголовной ответственности. Даже фраза «прошу привлечь к законной ответственности» не должна рассматриваться как заявление, о котором идет речь в коммент. ст.

13. Согласно требованиям ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим в уголовном процессе лицо становится после оформления постановлением решения следователя (дознавателя и др.) или суда о признании его таковым. До принятия заявления от лица, которому преступлением причинен вред, такого постановления вынесено быть не может. Поэтому в коммент. ст. правильнее было бы говорить о заявлении не потерпевшего, а пострадавшего <68>.

<68> Иначе мы будем вынуждены говорить о существовании нескольких понятий «потерпевший»: одно, закрепленное в ст. 42 УПК, касается дел публичного и частно-публичного обвинения, второе — дел частного обвинения. См. комментарий к ст. 42 УПК.

14. Заявление может быть о преступлении публичного обвинения, но к моменту возбуждения уголовного дела становится ясно, что имело место преступление частного или же частно-публичного обвинения. В указанной ситуации, несмотря на то что заявление вначале было о другом преступлении, для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимо наличие должным образом оформленного заявления пострадавшего (его законного представителя, а в случае смерти пострадавшего — его близкого родственника). Как минимум в таком заявлении должно быть отражено его требование о привлечении правонарушителя к уголовной ответственности.

15. Дела частного обвинения подсудны мировому судье. Мировому судье также подсудно большинство дел частно-публичного обвинения.

16. Содержание направляемого мировому судье по делам частного обвинения заявления, если ранее по нему не проводилось предварительного следствия или дознания, должно отвечать предусмотренным ч. ч. 5 и 6 ст. 318 УПК требованиям.

17. Возбужденное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью, побоях, клевете без отягчающих обстоятельств и оскорблении подлежит прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым (подозреваемым). Ссылаться же в этом случае в постановлении о прекращении уголовного дела следует не столько на ст. 24 или ст. 27 УПК, сколько на ч. 2 коммент. ст.

18. Наличие данного основания прекращения уголовного дела подлежит доказыванию, и не всегда для его установления достаточно наличия одного лишь заявления потерпевшего. Целесообразно как минимум допросить обвиняемого и потерпевшего о том, что послужило причиной и на каких условиях состоялось примирение.

19. Дела частно-публичного обвинения по общему правилу прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, какие бы основания примирения ни имели места. Возбужденное производство по этим делам ведется в общем порядке. Между тем из данного правила имеется исключение. Оно предусмотрено ст. 25 УПК.

20. Суду, а также следователю с согласия руководителя следственного органа (дознавателю с согласия прокурора) предоставлено право прекращать уголовные дела о совершении впервые преступлений небольшой или средней тяжести при наличии соответствующей письменной просьбы (заявления) потерпевшего (его законного представителя) и в случае, если обвиняемый (подозреваемый) примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред.

21. Придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению пострадавшего, суд при наличии в деле жалобы пострадавшего или же в случае, когда он устно в судебном заседании заявил о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также когда дело было возбуждено следователем (дознавателем с согласия прокурора) по основаниям, предусмотренным ч. 4 коммент. ст., квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона.

22. При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле частного обвинения имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 или ч. 2 коммент. ст., за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК. При этом по смыслу закона, а также исходя из положений ч. 4 ст. 318 УПК, вступление в уголовное дело прокурора, поддерживающего обвинение, не является препятствием для прекращения дела за примирением потерпевшего с подсудимым (кроме случаев, предусмотренных ч. 4 коммент. ст.) <69>.

<69> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Комментарий к постановлениям Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам / Сост. и автор комментария А.П. Рыжаков. М.: Норма-Инфра-М, 2001. С. 155.

23. В части 4 коммент. ст. говорится о беспомощном состоянии пострадавшего как одном из условий возбуждения уголовного дела частного и (или) частно-публичного обвинения. Беспомощность состояния пострадавшего должна быть не на момент совершения в отношении его преступления, а на момент, когда следователю (дознавателю и др.) стало известно о совершении в отношении пострадавшего преступления, перечисленного в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК.

24. Институт нахождения лица в беспомощном состоянии анализировался применительно к некоторым составам преступлений. Анализ данных разъяснений Верховного Суда РФ позволяет вычленить критерии беспомощного состояния как уголовно-процессуальной категории.

25. Так, пострадавшего следует признавать находящимся в беспомощном состоянии, когда он не способен в силу физического или психического состояния (состояния здоровья, увечности <70>), а также преклонного или малолетнего возраста защитить себя, совершать активные действия по защите своих прав и законных интересов <71>.

<70> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 1999 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 7.

<71> См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2001 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 10.

26. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, Верховный Суд РФ относит, в частности, тяжелобольных и престарелых, малолетних детей, лиц, страдающих психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее <72>.

<72> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2002 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 12; и др.

27. На практике нахождение лица в беспомощном состоянии иногда признается в силу инвалидности пострадавшего <73>.

<73> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 сентября 2001 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 1.

28. А.П. Коротков считает, что состояние потерпевшего может быть признано беспомощным в связи с его немотой, глухотой, слепотой, а также наличием соматических заболеваний, сопровождающихся острыми болезненными симптомами либо являющихся хроническими. Он же обращает внимание на то, что зависимость пострадавшего может быть «не только служебной, но и материальной либо иной» <74>.

<74> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации… М.: Юристъ, 2002. С. 307.

29. В литературе приведены и иные примеры беспомощного состояния, которые позволяют сформулировать его уголовно-процессуальные аналоги. Примером беспомощного состояния может быть признана ситуация, когда правообладатель не имеет представителя в России, его произведение не подлежит легальному обороту в России, но авторские права собственника повсеместно и грубо нарушаются <75>. Объекты авторского права незаконно используются, а равно присваивается авторство, причем эти деяния причинили ему крупный ущерб.

<75> По аналогии с идеей А. Галузина. См.: Галузин А. Уголовно-правовая защита авторских и смежных прав // Законность. 2001. N 5.

30. Какие бы обстоятельства ни были восприняты должностным лицом, уполномоченным на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения, как доказательства нахождения пострадавшего в зависимом, беспомощном состоянии или того, что он по иным причинам не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, о таковых должно быть указано в описательно-мотивировочной части постановления о возбуждении уголовного дела <76>.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой — седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой, 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Комментарий к Ст. 20 УПК РФ

1. Под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (см. пункт 55 статьи 5 УПК и комментарий к ней).

2. Уголовное преследование — самостоятельная процессуальная функция. Ее структура и содержание включают в себя выдвижение обвинения или подозрения в совершении преступления, его обоснование доказательствами, предъявление и изменение обвинения, завершение уголовного дела составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, утверждение этих процессуальных актов прокурором и направление уголовного дела в суд, а в суде уголовное преследование осуществляется путем поддержания государственного или частного обвинения, а также путем апелляционного и кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

3. Юридическая сущность уголовного преследования в частном порядке состоит в том, что привлечение виновного к уголовной ответственности инициируется, уголовное дело, которое именуется делом частного обвинения, возбуждается и доказывание виновности в совершении преступления перед судом производится самим потерпевшим от этого преступления, его законным представителем или представителем, словом — частным обвинителем без участия государственных органов, а роль (функция) государства в данном случае сводится к отправлению правосудия. В российском судопроизводстве дела частного обвинения занимают незначительное место и ограничены, во-первых, делами о небольшой тяжести преступлений против здоровья, чести и достоинства личности (пять составов: умышленное причинение легкого вреда здоровью при отсутствии квалифицирующих признаков, побои и клевета также при отсутствии квалифицирующих обстоятельств и оскорбление — основной и квалифицированный составы), а во-вторых, двумя обязательными условиями:

а) лицо, совершившее вышеуказанное преступление, известно потерпевшему;

б) последний же ни в чем не зависим от виновного — ни по работе (службе), ни в семье, ни в быту, ни в корпоративном отношении и т.д. и т.п.; он не находится также в беспомощном состоянии (одинокое малолетство или старость, болезнь, инвалидность, нищета, безграмотность) и не подвержен действию никаких других причин, лишающих его реальной возможности нести процессуальное бремя стороны в судебном состязании и эффективно защищать свои права и интересы. Словом, пострадавший намерен, способен, готов и в состоянии лично или при помощи законного представителя или (и) представителя, т.е. профессионального юриста-адвоката, изобличить своего обидчика и добиться законного возмездия по суду и возмещения причиненного преступлением вреда. В таких случаях уголовные дела частного обвинения минуют стадию предварительного расследования; все производство по ним от начала до конца осуществляется мировым судьей (см. статьи 318 — 323 УПК и комментарий к ним).

4. Если же эти условия отсутствуют, то следователь или дознаватель (последний с согласия прокурора) обязаны принять функцию уголовного преследования на себя и осуществлять ее в полном объеме от имени государства, независимо от волеизъявления и позиции потерпевшего (см. часть третью статьи 21 УПК РФ), на основе принципа публичности, подчиняя свою деятельность по проверке заявления или сообщения о преступлении, возбуждение уголовного дела и его расследование, а также поддержание обвинения в суде правилам уголовного судопроизводства по делам публичного обвинения (см. часть шестую статьи 144, часть четвертую статьи 147, часть вторую статьи 246 и часть третью статьи 318 УПК, а также комментарий к ним), каковыми они, по существу, и становятся, хотя в тексте закона они иногда именуются делами частного обвинения (см., например, часть вторую статьи 246 УПК).

5. Уголовные дела об изнасиловании, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 131 УК РФ), о насильственных действиях сексуального характера (часть первая статьи 132 УК), о нарушении равноправия граждан, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 136 УК), о нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 138 УК), о нарушении неприкосновенности жилища, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 139 УК), о необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (статья 145 УК), о нарушении авторских и смежных прав, совершенном при отсутствии квалифицирующих признаков (часть первая статьи 146 УК), и о нарушении изобретательских и патентных прав, совершенном при отсутствии квалифицирующих признаков (часть первая статьи 147 УК РФ), именуются делами частно-публичного обвинения. Их особенность заключается в том, что указанные дела (так же, как и дела частного обвинения) возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Таким образом, уголовное судопроизводство как обязательная предпосылка уголовного преследования начинается только по воле потерпевшего или его законного представителя, но осуществляется вне зависимости от таковой. Вместе с тем следователь или дознаватель вправе возбудить любое уголовное дело частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам неспособного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

6. Все остальные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, а уголовное преследование виновного в преступлении носит публичный характер, т.е. осуществляется органами государства и от имени государства, причем не только и не столько в интересах потерпевшей стороны, сколько в интересах всего общества в целом. Поэтому движение уголовного дела публичного обвинения позицией сторон не связано. Расследование и судебное рассмотрение таких дел производятся по общим правилам уголовного судопроизводства, без изъятия и особенностей. По всем уголовным делам публичного обвинения обязательно производство предварительного расследования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *