Решил узбек жениться на русской…

В этой статье психолог Евгения Дворецкая отвечает на вопрос «Можно ли узбекистанцам женится на русских девушкам?».

У современных русских девушек другое воспитание, нежели у их сверстниц с Востока. Не все станут безоговорочно подчиняться мужу, отказываться от свободолюбивых помыслов, карьеры и каких-то своих удовольствий во имя семьи. Все это можно найти в девушке из русской христианской православной семьи, но тогда может выступить на первый план конфликт религий. Интересно, что русские девушки, выросшие и воспитанные в Узбекистане, впитали в себя культуру и этику Востока и могут соответствовать представлениям об идеальной супруге и у мужей-домостроевцев из России, и из Узбекистана. Я знаю одну такую девушку, чья бабушка была эвакуирована в Ташкент во время Великой Отечественной войны и ее русские потомки родились уже в Узбекистане.

Русские девушки более современные, модные, умеют постоять за себя и вести дипломатию на достаточном уровне в семейной жизни.

В Узбекистане все иначе.

Конечно узбекские девушки, особенно девушки, которые проживают в городе Ташкент, также современные, модные, образованные и шагают вместе со временем. Но когда дело доходить до замужества, семейной жизни, то в таком случае пока что нет полной европейской интеграции. То есть, гендерское равенство в восточных семьях пока нет и тем более в отдаленных участках восточных стран.

Но все, же жених узбек, который достаточное время живет и работает, в России уже имеет представление о русской девушке. То есть представление о том, что русская невестка современная, знает свои права и может оспорить свои права, проявить претензии, когда он, то есть жених, узбек старается настраивать семейную жизнь в стиле востока, стиль восточной семейной жизни.

Поэтому на первое время им будет трудно, но постепенно все может наладиться, потому, что как, ни как все выходцы из Центральной Азии которые работают и проживают, в России постепенно начинают жить по правилам, традициям и обычаям российского народа. То есть вливаются в российский менталитет, происходить интеграция на автоматической основе и это хорошо, то есть во благо им самим.

В общем, русская невестка, русские девушки могут добиться расположения жениха из любой страны мира. Потому, что когда русская девушка искренне полюбить парня, молодого человека то она не проявляет эгоизма в вопросах любви и отношений. Она всецело отдается своей любви во всем понимании этого слова.

Интернациональные браки в России не редкость. Зачастую девушки выходят замуж за граждан стран СНГ, которые приезжают в РФ на работу.

Соответственно, возникает такой вопрос: как зарегистрировать брак с гражданином Узбекистана в России по закону, и могут ли возникнуть сложности и препятствия.

Заключение брака с иностранцем на территории РФ осуществляется по местным законам и правилам. Правда, документов заграничному жениху придется собрать немного больше, нежели гражданину России.

Содержание

Перечень документов в ЗАГС

Все браки на территории РФ заключаются в органах ЗАГС.

  1. Обе стороны предоставляют:удостоверение личности, документ о расторжении брака (если он у кого-то из будущих супругов был ранее), справку о достижении брачного возраста (при заключении регистрации с несовершеннолетним).
  2. Гражданин Узбекистана обязан предоставить справку об отсутствии препятствий для заключения брака. Такой документ иностранец получает на территории своей страны.
  3. Заявление в ЗАГС, составленное по Форме — 9. Его можно заполнить как в ЗАГСе по месту бракосочетания, так и скачав бланк на официальном сайте.
  4. Если гражданин Узбекистана находится у себя на родине, то он может прислать письменное подтверждение желания жениться. С этим документом невеста отправляется в ЗАГС для подачи заявления.
  5. Паспорт с подтверждением законности пребывания на территории РФ. Документ должен быть переведен на русский язык и заверен в консульстве.

Условия и обстоятельства, препятствующие замужеству

Прежде чем отправиться в ЗАГС подавать заявление, стоит проверить нет ли обстоятельств, которые могли бы стать препятствием официальному союзу:

  • Российским законодательством запрещено многоженство. Если один из будущих супругов уже состоит в супружестве у себя на родине, в РФ откажут в оформлении законного брака.
  • Одно из препятствий для вступления в брак — близкие родственные связи. Такой исход событий, конечно, представить сложно, но в жизни всякое может случиться.
  • Согласно закону, невозможен брак между усыновителем и усыновленным.
  • Препятствием для вступления в брак с гражданином Узбекистана может стать психическое расстройство одного из супругов. Правда, в этом случае недееспособность должна быть официально подтверждена судом.

Официальная регистрация и торжественная церемония

Официальная процедура регистрации брака с гражданином Узбекистана ничем не отличается от свадьбы с россиянином.

Церемония проходит в ЗАГСе по месту прописки гражданина или гражданки РФ, которая обычно проводится через тридцать дней после подачи заявления.

В день бракосочетания пара входит в свадебный зал под марш Мендельсона. Согласно традициям, требуется присутствие двух свидетелей. Со стороны невесты это должна быть девушка, и мужчина — от жениха.

Регистратор зачитывает торжественную речь, затем спрашивает молодоженов, является ли желание создать ячейку общества искренним и обоюдным. После этого происходит обмен кольцами. Брачующиеся ставят подписи в двух экземплярах акта росписи гражданского состояния. После чего им выдается свидетельство о браке.

Какие могут возникнуть сложности

Главная проблема, которая может возникнуть уже после свадьбы — другая семья на родине.

И неважно, что у мужа нет штампа в паспорте, а государство выдало справку об отсутствии препятствий для вступления в брак.

Поэтому мужчина спокойно женится еще раз, а его супруга узнает о второй семье лишь постфактум.

Мужчины-узбеки очень трепетно относятся к своей семье, в том числе, к родителям. Рано или поздно муж может захотеть вернуться в Узбекистан. Причины могут быть разные — от необходимости помочь престарелым отцу и матери, до желания провести остаток жизни в родных краях. Тут русской девушке придется выбирать: либо отправиться вслед за любимым, либо расторгнуть семейный союз.

Традиции предписывают жене полностью подчиняться мужу. Поэтому русской невесте, возможно, придется подстраиваться под свою вторую половинку. Оказывать должное уважение важно всей узбекской семье, причем не только родителям, но и золовкам, и деверьям.

Неприятный момент в том, что в лицо родня мужа может мило улыбаться, а за спиной — говорить неприятные вещи.

И что самое главное, в любом конфликте мужчина-узбек всегда останется на стороне родителей.

Не стоит исключать и такую возможность — муж может запретить работать жене, чтобы она следила за хозяйством и растила детей.

Еще один запрет, который может поставить женщине, узбекский мужчина — носить открытую одежду и короткие юбки.

Современное общество, хоть и называет себя европейским, не всегда либерально относится к интернациональным союзам. Тем более, если речь идет о гражданах ближнего зарубежья. Так что стоит быть готовым к критике и непониманию со стороны даже самых близких друзей и родственников.

О получении гражданства

Заключив союз с россиянкой, узбекистанец может претендовать на получение гражданства РФ.

Правда, чтобы стать подданным Российской Федерации, в официальном браке необходимо состоять не менее трех лет.

Проживать молодожены также должны в России. Для этого узбекистанец должен получить вид на жительство.

Как это сделать:

  1. При наличии регистрации в РФ нужно прийти в миграционную службу (УФМС) для получения разрешения на временное проживание. Если регистрации нет, то придется совершить въезд-выезд. Разрешение выдается через 2 месяца после того, как документы были поданы;
  2. По истечении шести месяцев можно писать заявление на получение вида на жительство в РФ. ВНЖ выдается примерно через полгода после того, как в миграционную службу были предоставлены все необходимые документы;
  3. Через три года после заключения брака, узбекистанец имеет право подавать на гражданство. Правда, этот процесс получения гражданства не быстрый. Сначала нужно встать в очередь на подачу документов. Этот день может быть назначен как через месяц, так и через полгода. После подачи документов снова придется ждать еще полгода. Тогда будет выдана справка о вступлении в гражданство РФ;
  4. Теперь можно идти и получать паспорт Российской Федерации.

Как показывает практика, чтобы получить гражданство на основании брака, в целом придется ждать порядка четырех лет.

Чтобы получить российское гражданство по браку потребуется предоставить следующие документы:

  • Свидетельство о браке;
  • Заявление установленного образца на вступление в гражданство РФ;
  • Внутренние паспорта супругов с гражданством РФ;
  • ВНЖ;
  • Квитанцию, подтверждающая оплату государственной пошлины;
  • Регистрацию по месту проживания;
  • Справку, подтверждающую отказ от узбекистанского гражданства;
  • Документ, подтверждающий наличие доходов, достаточных для проживания в РФ;
  • 3 фотографии.

Вступая в брак с гражданином Узбекистана не стоит забывать о разнице менталитетов. Поэтому, прежде чем принять ответственное решение, нужно как можно лучше узнать своего будущего супруга.

Дорогие читатели, информация в статье могла устареть, воспользуйтесь бесплатной консультацией позвонив по телефонам: Москва +7 (499) 288-73-46 , Санкт-Петербург +7 (812) 317-70-86 или задайте вопрос юристу через форму обратной связи, расположенную ниже.

В современном мире все чаще встречаются браки, в которых один из супругов является иностранцем. Активно в жены выбирают русских красавиц представители Узбекистана. В связи с этим весьма актуальный вопрос, как зарегистрировать брак с гражданином Узбекистана в России. Чтобы не столкнуться с трудностями, лучше заранее выяснить все нюансы, связанные с заключением брачных отношений с иностранцем.

Особенности регистрации брака с иностранцем

Важным моментом при оформлении брака с иностранцем является выбор страны, в которой жених и невеста хотят провести церемонию. Это связано с тем, что семейное законодательство разных государств отличается между собой, а потому могут варьироваться и условия регистрации, ее сроки, перечень необходимых документов, а также органы, которые оформляют союз. Правильнее всего заключать брак на территории той страны, где супруги планируют жить в дальнейшем.

Требуемые документы

Если выбор для оформления союза пал на Россию, жениху и невесте нужно будет подготовить следующий пакет документов:

Следует также учитывать, что все иностранные документы должны быть переведены и нотариально удостоверены.

Где оформляют союз

После того, как вся документация собрана, нужно отправляться в соответствующий государственный орган. В России данные функции уполномочены выполнять органы записи актов регистрации гражданского состояния.

На данный момент заключить брак можно в любой ЗАГСе страны по выбору брачующихся, независимо от их места проживания и регистрации.

Подать документы можно следующими способами:

  • лично обратившись в органы ЗАГСа;
  • воспользовавшись услугами многофункционального центра;
  • через портал Госуслуг.

При желании пара также может обратиться в Посольство Узбекистана в России. Однако при этом стоит учитывать, что посольство является территорией иностранного государства, а значит, оформление брачных отношений будет осуществляться по законам этого государства.

Религиозные различия

Многих интересует, может ли узбек жениться на русской, поскольку, помимо всего прочего, между этими национальностями существуют также религиозные отличия. Это может стать серьезным камнем преткновения, ведь большинство узбеков исповедуют ислам, в то время как русские является христианами. Для мусульман особое значение имеет тот факт, чтобы брак заключался не только перед государством, но и перед Богом.

Поэтому, перед тем, как выйти замуж русской за мусульманина-узбека, девушке стоит досконально изучить все правила и традиции этой религии, особенности отношения к женщинам, ее права и обязанности. Следует знать также, что в браке с мусульманином православная женщина не обязана принимать ислам, особенно если супруги проживают в России.

Двойное гражданство: разрешено или нет

На сегодняшний день все более популярным становится иметь два гражданства. Однако в Узбекистана, как и в России, по закону это запрещено. Однако на практике такое случается, если второе гражданство получено в той стране, где быть бипатридом разрешено. В таком случае лицо самостоятельно решает, какие документы ему подавать в органы ЗАГСа. Пока гражданин не отказался от узбекистанского гражданства, его паспорт считается легальным удостоверением его личности.

Фиктивный союз: мотивы заключения

Случается такое, что брак заключается не по любви, а для достижения определенной цели. Фиктивный брак с гражданином Узбекистана может значительно улучшить материальное положение россиянки, ведь за такую услугу иностранцы обычно очень хорошо платят. Однако стоит понимать и все последствия данного союза, поскольку для государства он будет считаться официально оформленным.

Получить свидетельство о заключении брака с россиянкой для узбека – значит иметь преференции для оформления гражданства России. По прошествии трех лет в браке это может помочь иностранцу стать россиянином, что, в свою очередь, открывает многие перспективы:

  • жизнь в более развитой стране;
  • официальное трудоустройство;
  • свобода перемещения по стране;
  • доступ к образованию, медицине и другим сферам, доступным для граждан РФ.

Как еще можно получить российское гражданство

Оформить фиктивный брак – не единственный способ стать гражданином России. Претендовать на гражданство можно на общих основаниях, для этого требуется выполнить следующие условия:

  • прожить пять лет на территории РФ по виду на жительство;
  • иметь легальный источник доходов;
  • знать русский язык.

При этом при наличии следующих оснований можно воспользоваться упрощенной процедурой:

Если лицо изъявило желание оформить российское гражданство, от узбекистанского ему придется отказаться.

Особенности развода с узбеком

Не всегда по тем или иным причинам семейная жизнь складывается удачно, в результате чего муж и жена могут принять решение развестись.

Для официального оформления расторжения брачных отношений придется обратиться в те же органы ЗАГСа или консульство. При необходимости можно обратиться и в суд.

Несмотря на то, что процедура будет проходить по нормам российского законодательства, для того чтобы союз считался расторгнутым в обеих странах, нужно будет получить подтверждение от уполномоченных органов Узбекистана.

Заключение брака с иностранцем давно не является из ряда вон выходящим случаем. Узбеки и россиянки вступают в союз, несмотря даже на наличие такой серьезной между ними разницы, как религиозные отличия. Не важно, регистрируются отношения по любви либо с целью получения российского гражданства, должна соблюдаться процедура, предусмотренная отечественным законодательством. Помимо дополнительных документов может меняться и место оформления брачных отношений, а также существуют определенные особенности при их расторжении.

Брак и свадьба

Этой теме можно было бы посвятить отдельную статью… Судя по словам авторам и по комментариям других пользователей, брак — это ключевое событие в жизни жителя Узбекистана. В 95% случаев заключаются они по предварительному договору родителей. Если отец и мать решат, что их сын созрел для семейной жизни, уже через пару месяцев ему найдут невесту, и в том же году он женится.

Подходящую кандидатуру рассматривают среди дочерей знакомых и друзей. При этом для девушек действует строгий «фейсконтроль» — чтобы была не толстая, не слишком высокая, но и не низкая, со светлым цветом кожи (признак аристократии), большеглазая и с красивыми длинными волосами. Остальные кандидатки не пройдут.

Девушка, которой «выпадает честь» стать чьей-то женой, обычно просто соглашается, ведь «родители уже все решили». После этого устраивают саму свадьбу — пышное торжество с сотнями приглашенных! Обычно на него копят десятилетиями.

Секс до брака

Еще одно обязательное требование к невесте это девственность. В Узбекистане женщина не имеет права начинать половую жизнь до того, как вступит в брак — за это ее заклеймят. А вот парни-узбеки обычно заводят отношения с представительницами других национальностей и практикуют свои интимные навыки с ними задолго до свадьбы с «той единственной». Но даже вступив в брак, они продолжают «ходить налево», спокойно могут жить на 2−3 семьи и строить любовь на стороне, пока законная жена будет сидеть дома и обслуживать их родителей.

Женщины

Это, пожалуй, самая больная тема. Как вы уже поняли, женщин в Узбекистане, мягко говоря, не уважают и практически считают людьми второго сорта.

Если у тебя родилась дочь, считай, детей нет, все будут спрашивать, когда же сын. Есть знакомые, у которых 4−5 дочерей, и все ждут наследника. Если жена не родила через 9−10−12 месяцев после свадьбы, бракованная, надо менять. То, что проблема может быть в мужчине — не рассматривается вообще. Дочь рассматривается как постоянный расход (потратишь на образование, приданое, внуков, а забирать ее зарплату будет семья мужа и помощи в старости от нее можно не ждать)

В большинстве случаев дочь здесь воспитывают как прислугу. Единственное ее предназначение — вырасти и стать чьей-то женой. Но после свадьбы ее жизнь не становится лучше: часто девушку просто запирают дома, не разрешают ей ездить к своим родителям (чтобы не жаловалась), заставляют делать всю грязную работу, могу бить, издеваться, насиловать и даже не кормить. Если же девушка решит сбежать, родители вряд ли примут ее назад, потому что «позор».

Обязательные требования к невестке: вставать раньше всех, в 5 утра, подметать двор/подъезд, готовить завтрак, обед, ужин всем, убирать дом, при этом успевать на свою работу и нести в дом деньги., встречать с поклоном всех родственников мужа, не иметь собственного мнения, сидеть тише воды, ниже травы и обслуживать, обслуживать, обслуживать.

Это удивляет и пугает одновременно, но 90% комментаторов согласились с автором:

Все так! До последней буквы! Но автор еще не написал, что такое выйти замуж за младшего сына семейства… За младшего отдают только неликвид, красивую, востребованную девушку никогда не отдадут за младшего, если, конечно, в доме нет прислуги (из бедных соседей). Жена младшего — это рабыня в доме отца мужа. Такое ощущение, что все мои сумбурные мысли и предположения автор собрал в один пост. Наши грустные реалии. Увы, но все это про нас и нашу страну. Абсолютнейшая правда.

А что вы думаете по этому поводу? Приходилось ли вам когда-нибудь бывать в Узбекистане? Какими наблюдениями можете поделиться?

Смотрите также — Чего нам никогда не понять в американцах. Рассказывает русский, живущий в США

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Заранее повторюсь, история к межнациональным отношениям не имеет особого отношения.
История произошла 29 декабря в Нижнем Новгороде, на остановке общественного транспорта.
Возвращался обычным своим маршрутом, по Покровке через площадь Минина домой. Уже было довольно поздно, холодно и немного пьяно, и продолжать прогулку совершенно не хотелось. Решил дождаться последний троллейбус. На Минина сейчас установлены отапливаемые остановочные пункты с банкоматами, и пешеходы часто пользуются этими “ларьками” для обогрева, а не для снятия наличных. На остановке было не людно, одна молодая девушка и женщина, девушка грелась внутри, женщина сидела снаружи.
Девушка молодая лет 20-23, с приятным лицом, не полная и не худая чуть ниже меня (во мне 178 см) была одета в изящное черное кашемировое пальто черные узкие перчатки и такого же цвета сапожки. В руках держала брендовые пакеты, одного мобильного оператора, что говорило что она или клиент или моя коллега. Зайдя, решил познакомиться, под предлогом узнать коллеги мы с ней или нет. Но получил скупой ответ, сказала, что не хочет вести разговоры не о чём. Знакомство не заладилось, будучи под воздействием алкоголя, решил не усугублять и мирно прекратить попытки продолжить разговор. Мне оставалось только ждать в тепле и молчаливой компании свой рогатый транспорт. Было видно, что ей не уютно, от моего присутствия, но задетое резким отказом самолюбие не позволяло пойти ей на встречу и выйти на холод. Прошли несколько маршрутных такси, но подходящего для меня транспорта так и не было.
Вошел молодой парень, узбек или таджик похоже, или папа или мама были русские: высок, цвет лица не сильно смуглый. Одет был в длиннополый пуховик черные джинсы и белые кроссовки, вполне все нормальное “не абибас” и в одном стиле. Девушка вышла, и через несколько секунд вошла, но уже с женщиной. Пожилая, не богато одетая.
Я стоял таким образом, что парень был ко мне спиной, девушка за ним чуть боком, а женщина лицом ко мне. Стало понятно, они родственницы. Не смущаясь моего присутствия в этой сцене как наблюдателя, парень начал некую подготовленную речь, руки он держал в карманах, джинсов, что полы расстегнутого пуховика топорщились как пальто у памятника Ленина.
Говорил он четко, громко, почти без акцента, но сами предложения у были выстроены на “восточный манер”, что мешало воспринимать слова серьезно, и вносило налет комичности. Он представился женщине, сказал, что родом из Узбекистана, сказал, что хороший и добрый, закончил школу в Узбекистане на отлично, всего три четверки. Скоро купит машину иномарку. Несколько раз подряд упомянул что, часто ходит по клубам с друзьями. Про него друзья говорят, что он веселый, успевает и работать и отдыхать. Рассказал, что в Узбекистане жены не работают, муж содержит семью с легкостью, ему не нравится, что в России девушкам нужно работать. Говорил быстро и много, успел пересказать речь трижды, с каждым разом добавляя немного информации. Например: “Могу научить её всем предметам: математике, химии, физике не знаю только историю России ” (дословно). Девушку называл местоимениями “её”, “она” ни разу по имени. Вся речь была направлена на женщину. Девушка стояла между ними, за все время так ничего и не произнесла, смотрела с любовью и волнением на парня, держа его за локоть. Женщина тоже была не многословна, лишь соглашалась с тем, что ей говорилось. Её взгляд был полный беспокойства, как у матери, что провожает сына в армию, но не бодрый и полный надежды, а печальный и безысходный. Молодой человек со словами: “Хочет сделать подарок “сенсорный телефон””, вручил женщине телефон без упаковки, и без зарядки, совершенно не в идеальном состоянии. Добавил, что нет зарядки, и, нужно будет удалить чужие контакты, фотографии и СМС.
У меня все больше и больше возникало чувство когнитивного диссонанса с происходящей реальностью.
Все это время от парня исходило небольшое амбре “шаурмичной”, но в тесном салончике оно быстро распространилось повсюду, стоять внутри становилось тошно. Я вышел, как только увидел свой троллейбус. Через пару секунд девушка и женщина последовали за мной. Оказалось мы живем в двух кварталах друг от друга, поэтому они поспешили в тот же троллейбус. Узбек остался на Минина.
В дороге девушка была в хорошем настроении и чем то горда. Иногда замечал её высокомерный взгляд полный снисхождения ко мне. Они вышли на две остановки раньше.
Была мысль выйти с ними и поговорить с её родственницей, но побоялся быть не понятым и навязчивым.
Если меня слышишь, вот некоторые мысли, надеюсь, они будут полезны.
Обычно узбеки женятся на русских, чтобы не платить выкуп родственникам это 10-30 тыс долларов в зависимости от достатка жениха и невесты.
Если останетесь в России, не выйдя замуж тут, то в случае появления ребенка до замужества, трудно будет предъявить отцовство, нельзя будет взыскать алименты и ребенок останется без заслуженного наследства.
Найти в России второго мужа, если ребенок смуглый не легко. У узбеков жена не девственница второсортная, и отношения в семье не на равных. Съехать от тебя в Узбекистан сможет в любое время, предъявить что-либо будет трудно.
В Узбекистане при разводе муж оставляет свой дом старой семье целиком, но если это семья узбекская, с русскими все иначе. Если переедете туда, то детей твои родственники в основном будут видеть через одноклассники. Отдашь ему три четыре года своей молодости, а дальше неизвестно. Какие будут у тебя права в семье не известно. Что достанется твоим детям если разбежитесь не известно.
Любовь это замечательно, если человека любишь, а он любит тебя. У меня есть друзья узбеки, добрые не заносчивые, отзывчивые, которых знаю почти 10 лет, хорошие люди, живут тут, дети говорят по-русски лучше, чем по-узбекски. Но гнилые люди нигде не редкость, это общечеловеческие свойства. А защитить себя юридически в этом случае крайне тяжело.
Будь осторожна, береги себя.

Каждая девушка втайне мечтает о принце, но не всегда эти мечты сбываются так, как предполагалось в фантазиях. Влюбиться можно как в богатого шейха, ради которого девушка принимает ислам, так и в трудового мигранта, против отношений с которыми выступят родственники и друзья. Собрали рассказы девушек об их неравном браке.

Анастасия, 30 лет, Санкт-Петербург. Вышла замуж за таджика

Анастасия познакомилась с мужем в 2010 году в магазине, где она работала. Будущий муж Фаррух часто заходил к ней, но тогда она не обращала на него внимания.

— У нас стоял автомат для пополнения счета за мобильную связь. Как-то раз я положила деньги, а чек не взяла — этим и воспользовался мой будущий муж. Он забрал чек и вскоре мне позвонил. На тот момент я была в отношениях и не стала с ним общаться. Вскоре я рассталась со своим молодым человеком. Листая записную книжку, я наткнулась на незнакомый номер и решила проверить, кто это. Так мы стали созваниваться, а потом решили встретиться, — вспоминает Анастасия.

Когда она увидела его, то поняла, что это любовь с первого взгляда. Он стал ей близким человеком буквально с первого дня знакомства.

— Фаррух работал водителем на заводе. Мы встречались неделю, он подвозил меня домой и ни на что не намекал — а потом я предложила ему жить вместе. Первое время он пытался изменить меня. Я сопротивлялась. У меня много знакомых, в том числе мужчин. Они просто не могли за неделю узнать, что я в отношениях, и звонили мне. Фарруху это не нравилось. Через месяц все наладилось. Фаррух объяснил, что я теперь не одна и должна сообщать о своих передвижениях (я живу в пригороде, а работаю в городе), чтобы он знал, где я. Через полгода мы решили пожениться, спустя еще некоторое время я забеременела. Фаррух был рад, я тоже, — рассказывает девушка.

Анастасия подчеркивает, что у Фарруха уже было разрешение на временное проживание, так что их брак был явно не ради прописки. Родственники не противились браку и приняли мужа хорошо, а вот папа мужа был против.

— Его папа был против нашего брака настолько, что даже приехал к нам из Таджикистана. Он считал, что русские женщины в большинстве своем гулящие и нехозяйственные, но, прожив с нами месяц, сказал, что я лучше ста таджичек. Меня воспитывала бабушка, поэтому я выросла скромной и хозяйственной — попробуй с бабушкой не помой плинтуса! В итоге его папа благословил нас: «Ты хорошая девушка, семейная, уважаешь меня и сына», — вспоминает Анастасия.

Девушка не стала принимать ислам, но она с уважением относится к традициям мужа. Папа Фарруха сказал, что согласно исламу можно взять в жены христианку, но нужно, чтобы она верила в Бога.

— Я, как и половина россиян, верю в Бога, когда плохо, атеисткой себя не считаю. На Пасху мы ходим на кладбище к моей бабушке, и Фаррух всегда говорит: «Спасибо вам за внучку и мою жену». На его праздники я готовлю таджикские блюда, — рассказывает девушка.

На родине мужа девушка не была, но сына отправляла. Они общаются с родственниками и Анастасия даже выучила таджикский язык.

— С осуждением я никогда не сталкивалась, может, потому что люди думают, что я — таджичка. Внешность у меня от деда, он грузин. Мы счастливы в браке, и это видно другим. Фаррух ни разу не сказал в мой адрес плохого слова и не поднял на меня руку. Он не пьет и не курит. Любит по-настоящему — я такого не чувствовала раньше. Семь лет совместной жизни пролетели как год. Все проблемы решает муж. Я чувствую себя женщиной рядом с ним, уверена в завтрашнем дне. Год назад родила второго ребенка, но сидеть дома не собираюсь. Я сразу предупредила Фарруха: хочешь жену-домоседку — езжай на родину и женись там. Так что с этим проблем нет. Пока я в декрете, а муж работает начальником производства на заводе, — рассказывает Анастасия.

Ольга, замужем за Тимуром (приехал в Москву из-под Нальчика)

Ольга встретила Тимура на учебе — они одногруппники, оба окончили МГУ. 24-летний Тимур приехал на учебу из-под Нальчика.

— Мы вместе, потому что любим друг друга. Тимур меня еще в студенчестве очаровал. Идет вечеринка, а он не ест и не пьет. У меня, говорит, пост, Рамадан. И даже к бутылке с пивом не притронется! Он и сейчас не пьет совсем. Не то что наши — вечно то поддатые, то с похмелья, — рассказывает Ольга.

Тимур же замечает, что он не типичный кавказец.

— В джинсах всю жизнь хожу, могу шорты надеть. Меня даже милиция не останавливает, — смеется Тимур. — С земляками редко общаюсь. У них примитивный торговый бизнес: привез — продал. А я — компьютерщик. У нас разные интересы, понимаешь? Конечно, в родную деревню я не вернусь. И дети мои, когда родятся, будут говорить на русском. Я москвичом не из-за денег стал, а по убеждению, — поясняет парень.

Конечно, в их браке были и сложности. Например, молодой человек совсем не помогал Ольге по хозяйству.

— Сначала с Тимуром трудно было, — рассказывает Ольга. — Никак не могла привыкнуть, что он посуду не моет и в квартире не убирается. У нас, говорит, принято, чтобы женскую работу женщина выполняла. Зато он всегда стирает за собой носки и белье.

Тимур внимательно относится к своему внешнему виду, чтобы было меньше придирок от полиции.

— Кавказцы стараются хорошо выглядеть, — поясняет Тимур. — В Москве, где на каждом шагу милиция, — тем более. Я не могу себе позволить ходить небритым или в неначищенных туфлях. И вообще мои соплеменники — хорошие мужья. Если жена скажет «Я не хочу работать», муж-кавказец обязан ее и детей содержать. Многих русских женщин такая ситуация устраивает, — рассказывает парень.

Анна, 31 год, Москва. Замужем за молдованином

Анна познакомилась со своим мужем в ночном клубе. Ее зацепила внешность: красивый высокий брюнет, хорошая одежда, приятный парфюм. Она даже не сразу услышала акцент.

— Меня зацепила его внешность: он мог бы работать моделью. Такому красивому и умному парню уж точно не место на грязной стройке. Саша понравился многим девушкам в клубе, но на танец пригласил меня, потом проводил до дома и на следующий день написал, — вспоминает Анна.

Почти сразу пара съехалась, так как Саша был очень настойчив. Молодой человек познакомил ее с своими родственниками, а вот девушка долго не решалась.

— Через месяц я познакомила Сашу со своими родителями. До этого у меня были очень длительные и болезненные отношения, в которых меня предали, поэтому родители с осторожностью отнеслись к молдаванину без гражданства, который был младше меня на три с половиной года. Сначала я сказала маме, что мне понравился мальчик, но он не русский, она выпучила глаза: «А кто?» Я сказала, что молдаванин. «Слава богу, не чеченец!» Мама думает, что все чеченцы опасны. Потом начались нравоучения, что молдаване — мусульмане (хотя они православные), двоеженцы, у них по семь детей на родине, а я ему нужна только для гражданства (хотя брака для получения гражданства недостаточно), — рассказывает Анна.

Отец девушки заявил, что все молдоване — цыгане, хотя на самом деле они потомки римлян. Девушка изучила историю и культуру и с удивлением узнала, что в у них очень красивый язык, танцы и музыка.

— В Молдавии я была дважды. Нас встречали как самых дорогих гостей. Молдавский стол — отдельная тема: готовят как на свадьбу, страна хоть и бедная, но таких угощений я нигде не видела. Вино, особенно с юга — это что-то невероятное. Было особенно неловко, когда мы ездили к моим родственникам, и нам не предложили даже чая: не из-за предвзятого отношения к Саше, а потому что все забыли, что такое гостеприимство. Летом мне присылают из Молдовы вкуснейшие фрукты, арбузы, огромную малину, мужу — сыры, — рассказывает Анна.

8 марта Саша сделал девушке предложение, встав на колено при ее родителях, его маме и сестре.

— Это было так романтично, особенно на фоне нашего московского быдла, и растрогало моих родителей. Всю свадьбу оплатил он и его родственники. Я покупала себе только платье. В Молдавии на свадьбе гуляют три дня, но в Москве до 23.00, сроки сжаты, шуметь нельзя. Мои родственники с любопытством наблюдали за молдавскими танцами, — рассказывает девушка.

Девушка счастлива в браке и чувствует себя защищенной. Родители, видя отношения Саши к Анне и его хозяйственность, в итоге приняли его.

— Я просто рада, что мне не нужно объяснять элементарные вещи по несколько раз, как бывшему. Муж даже пишет без ошибок, хотя русский для него не родной язык. Мой бывший молодой человек и бывшие друзья говорили о муже пренебрежительно из-за его национальности. Но они в 30 лет ничего не добились, а у него есть потенциал и желание чего-то добиваться. Обсуждать национальность — примитивно, ведь человек не решает, кем ему родиться, а им, кроме того, что они русские, больше нечем похвастаться, — убеждена девушка.

Муж девушки полностью обеспечивает семью, к тому же помогает и родителям Анны. Вместе они открыли ИП и работают по договору — Александр занимает алмазной резкой по бетону.

-Мы взяли оборудование в кредит, но заказчики предпочитают работать без договора, под честное слово. Последняя ситуация выбила меня из колеи: муж получил срочный заказ, работа на строительстве храма, нужно было ехать «прямо сейчас» и без договора, оплата — 20 000 рублей. И что вы думаете? Эти деньги не заплатили! Муж потратился на расходный материал, я уже не говорю о тяжелом физическом труде, а я на последнем месяце беременности получила большой стресс. Если и в храме кидают, где искать справедливости? Ничего святого у людей. В госорганах такое же пренебрежительное отношение. Мигранты намного порядочнее и честнее многих русских, а их считают людьми второго сорта, — заканчивает свой рассказ девушка.

Белла, замужем за узбеком Мали

Белла родилась и выросла в Приморском крае. С мужем она познакомилась на набережной, тогда ей было 22, а будущему мужу Мали — 25. Парень очень красиво ухаживал за девушкой, делал дорогие подарки (например, через неделю отношений подарил золотое кольцо). Теперь они муж и жена, но только по мусульманским обычаям, официально расписаться только планируют.

– Он более целеустремленный, чем русские парни. У него свой ресторан. Одевается так же, как все, но в классическом стиле. Рваные джинсы и прочее – не для него, – говорит Белла, – у восточных мужчин больше уважения к женщине. Оскорблений я от него не слышала.

Белла же не всегда ходит в платке и следует современной моде — время от времени из-за этого возникают ссоры. Тем не менее, девушка уже научилась готовить узбекские блюда: они отличаются от русских специями. Язык пока не учит, но многое понимает. Они не планируют переезжать на родину мужа, но даже если соберутся, то проблем не будет, так как у Мали там есть двухкомнатная квартира.

– Я собиралась работать, но он не пустил. У меня высшее образование, но работа пока не нужна. У меня всегда хватает карманных денег, – говорит Белла, – У мусульман мужчина должен думать, закончились ли у жены деньги. Женщина не только имеет право работать. Если она что-то заработала, муж не имеет права претендовать на ее деньги. Даже если он живет в моей квартире, он должен платить мне за нее и кормить не хуже, чем кормили дома.

Анжелла, 39 лет, Иркутск, была замужем за таджиком

История Анжеллы началась в 1996 году, когда ее однокурсницы познакомились с парнями-таджиками и позвали ее на вечеринку. Там она встретила своего будущего мужа, который представился Романом (настоящее имя у него было другое). Девушке он сразу понравился.

— Рома торговал овощами и фруктами в Ангарске, а в тот вечер приехал в гости к брату. Все как-то быстро закрутилось. Он переехал в мой город. Все лето мы встречались. Родители узнали о Роме, когда я была на девятой неделе беременности. Они настаивали на аборте, я согласилась, но в назначенный день в больнице не было воды, и мне сказали, чтобы приходила завтра. Я не пошла. Был огромный скандал. Мама плакала и говорила, что Рома меня бросит, я останусь одна с ребенком, а папа называл меня подстилкой. Но я все выдержала. У меня было предубеждение по поводу русских парней: это было время алкоголизма и наркомании, и я решила, что за русского замуж не пойду, — вспоминает Анжелла.

Они стали жить вместе, сняли дом. Расписались только после 11 лет совместной жизни и только потому, что мужчина хотел сделать российский паспорт. В 1997 году родился их сын и родители забрали девушку домой, а отцу ребенка разрешали приходить в гости. Позже выяснилось, что у Романа есть жена.

— Родственники Ромы не знали о моем существовании, так как в Таджикистане у него была жена. Я знала о ней с самого начала, но надеялась, что он ее бросит, ведь любит-то он меня. Когда я была беременной, она родила сына. На это я отреагировала нормально: она же там, а я здесь. В 1999-м муж собрался домой, в Таджикистан: он ни разу не видел сына от первой жены, его отец умер, да и денег он родным совсем не отправлял. В то время через границу он мог перевезти не больше определенной суммы, но денег было больше, поэтому он предложил ехать и мне. Я согласилась. Мы должны были пробыть там 15 дней, но в итоге я прожила в Таджикистане три года, — рассказывает Анжелла.

Родители девушки узнали, что она в Таджикистане только тогда, когда она уже была там. Муж оставил ее со своим другом Саидом, а потом уехал Душанбе. Муж пообещал, что вернется через десять дней и отправит нас с сыном домой, но в итоге ожидание затянулось на три месяца. Наконец Рома позвонил и сказал, что сам приехать не может, и ей придется ехать в Душанбе одной.

— Я была в шоке, когда увидела старый и грязный поезд, в котором сидела куча народу с баулами. На границе у меня забрали паспорт и билеты — якобы с документами было что-то не в порядке. Я объяснила, что еду в Душанбе и меня там будут встречать, что дядя мужа работает на таможне (это была правда) и что если я не доеду, с них три шкуры сдерут. Паспорт мне не отдали, взяли мои вещи на проверку — вдруг я везу что-то запрещенное. Не помню, сколько времени я проехала в тамбуре — это была целая вечность. Потом проводник сказал, что мне нужно пройти в первый вагон. В купе выпивали трое сопровождающих узбекских полицейских. Один из них, старший по должности, стал пугать, что у меня проблемы с документами, но если я займусь с ним сексом, то все будет нормально. Я была в истерике и, конечно, не собиралась соглашаться. Он должен был сойти с поезда на границе и говорил мне, что я пойду с ним. В Узбекистане он вышел из купе и больше не зашел. Потом проводник вернул мне документы и сказал, что я могу идти в свой вагон, — вспоминает Анжелла.

В Душанбе ее встретили хорошо, но сын уже забыл русский язык. Он даже оттолкнул мать, сказав, что она его бросила. Сразу вернуться домой не получилось из-за денежных проблем.

— Он устроил меня в городе, недалеко от центра, с его мамой и двумя сестрами, сам жил в кишлаке с первой женой, а ко мне ездил в гости как к любовнице. Мама Ромы была очень хорошей женщиной, да и сестры тоже относились ко мне нормально, и моего сына очень любили. Все эти три года жилось неплохо: как и в обычных семьях, мы ругались, мирились, меня брали на праздники и водили на концерты. Женщины научили меня шить мужские брюки и продавать на рынке — сами они занимались тем же. Русский они почти не знали, мне пришлось учить таджикский, чтобы хоть как-то понять их и окружающих. Я научилась готовить как они, носила одежду как у них, держала посты и читала молитвы пять раз в день. Ислам я приняла еще будучи беременной сыном: я хотела, чтобы муж мной гордился и, конечно, всегда хотела быть лучше первой жены.Вскоре первая жена Ромы родила второго сына. Я даже виделась с ними. Жена, конечно, была не очень рада мне и говорила, чтобы я уезжала домой, в Россию, — вспоминает женщина.

Анжелла поняла, что местные не любят русских женщин. Там считали, что они заманивают их в сети. Но Анжеллу принимали за свою.

— В 2003 году я забеременела дочерью. Муж просил сделать аборт, но его сестры и мама были против. Я не хотела рожать там и поставила вопрос ребром: либо я еду домой, либо повешусь. Он хотел уехать на заработки, но угроза самоубийством подействовала. Рома занял денег и отправил нас с сыном домой. В России на меня смотрели как на мигрантку, да и сын говорил только на таджикском. Родные были в шоке: они думали, что никогда больше меня не увидят, — вспоминает женщина.

Потом она поняла, что больше не хочет так жить и решила развестись.

— Когда дочке был почти год, Рома ненадолго приехал к нам в гости. Еще через год он приехал с женой и ее родственниками, снял им квартиру рядом. Так мы жили три года. Потом я повзрослела и поняла, что больше так не хочу. Мне было уже 30. Тут мужу подвернулась работа в Москве — там жили братья первой жены, у которых уже было российское гражданство и свой бизнес, — и он уехал. Мы часто созванивались, я завела разговор, что хочу устроить свою жизнь, тем более что первая жена еще троих родила. Он просто посмеялся и сказал: «Да кому ты нужна!» А я встретила другого мужчину и развелась. Муж тогда грозился увезти детей. Сейчас они взрослые: сыну 20 лет, он истинный мусульманин, хотя вырос фактически без отца, дочери 14, получает паспорт. Так что теперь без их согласия отец их не увезет. Сейчас я уверена, что отношения нужно строить в своей стране, со своими, а брак с мигрантом — это слишком большой риск, — заканчивает свой рассказ женщина.

Украинка Оля вышла замуж за араба Али

Оля познакомилась с Али в университете. Они учились в разных группах, но на одном курсе. Молодой человек очень красиво ухаживал за девушкой. «Это мужчина моей мечты!», — с восторгом рассказывала Оля подругам. Чуть позже они поженились и муж никак не ограничивал свободу своей жены. Через два года брака у них родилась дочь и они решили переехать на родину Али.

Оля без всяческих сомнений поехала с ним. Так как у нее тоже был диплом, она надеялась, что сможет работать в родной стране мужа после адаптации и проникновения в язык на более высоком уровне. К моменту отъезда Ольга уже свободно разговаривала на родном языке мужа.

Но на родине Али все резко изменилось: ее поместили на женскую половину дома и заставили надеть местную одежду. В ее обязанности входило обстирывать всю многочисленную семью, живущую в доме. А жили там братья Али со своими женами и детьми, родители Али, престарелая тетушка. Ольга оказалась заперта в пределах двора. Выходить без мужа она никуда не могла. С дочкой она гуляла только в закрытом дворике, где собирались и другие женщины с кучей детей. Все эти женщины были без образования, но на Ольгу смотрели как на прислугу, которая не достойна быть среди них. Их дети обижали дочь Оли.

Али во всем слушался родителей и сам переменился к Ольге. В какой-то момент он потребовал ее принять ислам, а когда она отказалась, то ее начали унижать и пытать. Ольге удалось познакомиться со своей соотечественницей, которая согласилась помочь ей бежать. Проблема была в том, что у Ольги отобрали все документы на нее и дочь. Да и получить разрешение на вывоз ребенка за границу, если отец-мусульманин против, было нереально. Если бы Ольга решила самовольно сбежать, а муж догнал бы ее на территории своей страны, Ольгу, по местным законам, вероятно ждало бы суровое наказание за похищение ребенка.

К счастью, эта история окончилась благополучно, так как вмешались власти Украины. Спустя некоторое время девушка вернулась на родину. Сейчас она пришла в себя после всех мучений. Ольга считает, что ее Али просто слишком зависим психологически от своих родственников. Если бы они жили отдельно, то ничего бы этого не случилось.

Мигранты в России в панике: этнобордели разрушают их традиции — «Огонек»

12.08.2014 21:08

В России мигрантов считают проблемой. Немногие знают, что и сами диаспоры, объединяющие приезжих, в панике: жизнь в России разрушает их традиционные ценности.

Председатель Межрегионального центра образования мигрантов государств — участников СНГ Махсуд Абдужаббаров обратился в Госдуму: России нужно ввести возрастной ценз для трудовых мигрантов. За что и с чем борются диаспоры, пишет издание «Огонек».

Представители диаспор встревожены: рушится главное, чем живо общество,— традиции. Миграция разрушает и мир тех, кто уехал на заработки, и их родных, оставшихся дома.

По данным УФМС по Санкт-Петербургу, среднестатистический возраст мигрантов — 32-35 лет. Соотношение между женщинами и мужчинами 1 к 9. Тысячи мигрантов из Средней Азии устраиваются на стройки, грузчиками, на рынки. Молодые мужчины живут в вагончиках по нескольку человек, в общежитиях, на съемных квартирах. Возникает вопрос: как устроить личную жизнь? Варианты следующие: перевезти за собой жену и детей; жить ожиданием встречи с родными; завести вторую жену (любовницу) или пойти к проституткам.

Без перевода

Если вы живете недалеко от стройки, наверняка видели объявления: «Мухаббат, 24 часа», «севинч», «якши кизлар». Кому надо, поймет, а для тех, кто не в курсе, переведем: «мухаббат» — «любовь», «якши кизлар» — «хорошие девушки», «севинч» — счастье. Молодые горожанки знают: редкий поход мимо стройки обойдется без призывных жестов и возгласов рабочих из среднеазиатских стран, даже если с сумками наперевес ты мало похожа на гурию. Взаимоотношения полов в мегаполисе непростая проблема, для мигрантов — тем более.

По данным майора полиции Александра Григорьева, инспектора одного из отделов ГУМВД России по СПб и ЛО, в Петербурге появилось много борделей, в которых работают мигрантки из мусульманских стран. Эксперты отмечают рост количества этноборделей и в Москве. Что естественно: увеличивается поток мигрантов, растет и сфера их обслуживания, в том числе интимного.

Помимо борделей разной ценовой категории есть «бюджетный» вариант — можно вызвать «роту добрых услуг» прямо на стройку для получения «оптового мухаббата». К синим вагончикам подъезжает «газель» с женщинами — многие уже вышли из фертильного возраста, зато их услуги доступны.

В Сети полно ресурсов для приезжих из Средней Азии. Цели такие же, как и на любых марьяжных сайтах: создание законной семьи (пока экзотический способ знакомства для приезжих) и корыстный поиск временной подруги, желательно с местной регистрацией. Для строгих мусульманок виртуальный способ поиска жениха сложен: по исламу показывать лицо посторонним мужчинам запрещено, поэтому многие девушки закрывают страницы в соцсетях, на аватарку ставят картинку, а не фотографию. Поиском суженого для них занимаются родственники в специальных группах.

Кроме этих довольно целомудренных ресурсов в Сети полно сайтов с интимными предложениями приезжих из Средней Азии. Эксперты отмечают новую тенденцию: в последнее время все больше эротических предложений от… мужчин. Интернет предлагает множество пабликов для геев — мусульман из разных городов России.

«В России парней не сдерживает страх опозорить семью, она далеко. Отсюда вседозволенность и безнаказанность,— сокрушается Махсуд Абдужаббаров, председатель Межрегионального центра образования мигрантов государств — участников СНГ, глава общероссийского молодежного движения «Ешлар».— Дома родители вряд ли узнают, что у их ребенка нетрадиционная ориентация. У нас мужеложство — позор на всю семью, по нашим законам оно карается сроком до 7 лет, проституция — до 8 лет. Помимо позора, тюрьмы человека ждут унизительные медицинские проверки. А в России так можно без больших усилий заработать. Это вам не на стройке вкалывать».

Мама уехала

Растет поток женской миграции из Средней Азии в Россию. При этом достоверно определить, сколько в России мигранток, трудно: в переписи населения они почти не участвовали, подсчет миграционных карт четкой картины не дает. На родине отношение к уехавшим на заработки соотечественницам разное. Для кого-то они — успешные бизнесвумен, кормилицы. Но чаще — нарушительницы традиций.

Наталья Зотова, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН,— автор большого исследования, посвященного женской миграции из Средней Азии. Она интервьюировала и анкетировала женщин, приехавших в Россию из Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Исследование проводилось в крупнейших городах России — Москве, Екатеринбурге и Новосибирске. Сейчас работа ведется в Казани и Нижнем Новгороде.

— Первыми ласточками стали разведенные женщины и вдовы с детьми, оказавшиеся в ситуации крайней бедности,— объясняет Наталья Зотова.— Культурные традиции Средней Азии предоставляли таким женщинам большую степень свободы: от семьи бывшего мужа они отдалились, свои родственники воспринимают их как дополнительную нагрузку на семью. Часто такие женщины приезжали в Россию, чтобы заработать на содержание детей, которые, как правило, оставались дома. Сейчас ситуация меняется: исследование показывает, что замужние женщины составляют подавляющее большинство мигранток (свыше 70 процентов).

Кроме того, за последние три года среди приезжих увеличилось количество женщин с образованием, выросли и их доходы. Все чаще женщины везут с собой детей.

И все же в Средней Азии по-прежнему неодобрительно относятся к тому, что женщины уезжают на заработки в Россию, объясняет Махсуд Абдужаббаров.

— Выезд на заработки ставит под угрозу семейный союз, ценности нашего народа. Некоторые (незамужние или разведенные) женщины говорили, что, переехав в Россию, вступали в интимные отношения с несколькими мужчинами. Именно поэтому мы обратились в комитет по безопасности и противодействию коррупции Госдумы с предложением запретить въезд женщинам до 35 лет (кроме обучения или лечения, которое нельзя получить на родине). Мы выступаем за то, чтобы запрет коснулся и мужчин: разрешение на работу должны получать взрослые люди после 28 лет, семейные, отслужившие в армии. В Госдуме обещали рассмотреть инициативу в сентябре.

Махсуд Абдужаббаров смотрит на вещи реалистично: когда несколько мужчин и женщин живут в однокомнатной квартире, отгораживаясь простыней, тут и до греха недалеко. А если молодые люди не добиваются близости и получают отпор — доходит до изнасилований и убийств. В Петербурге в 2013 году 8 мигранток повесились. Парни обещали девушкам жениться, а потом бросили. Как вернуться домой с позором? Приезжие мужчины из Средней Азии крайне редко используют презервативы, значит, все больше рождается детей, которые никому не нужны, и увеличивается количество больных СПИДом.

Гавхар Джураева, председатель фонда «Таджикистан», инициативу Махсуда Абдужаббарова поддерживает:

— В свое время я предлагала не пускать в Россию незамужних таджикских женщин, потому что они чаще всего подвергались дискриминации при оплате труда, беременели, становились жертвой насилия. После этого предложения подняли шум. А я исходила из интересов неопытных девочек. Одно дело, ехать в Россию организованно, когда работодатель привозит и увозит. А пускаться в самостоятельное путешествие опасно.

Кубанычбек Кожоев, президент Общероссийского киргизского конгресса, беспокойства коллег не разделяет:

— Инициатива по введению возрастного ценза для въезда мигрантов на территорию России мне не нравится. Если ее связывать с разрушением традиционной семьи, то я не считаю, что это большая проблема для киргизов. Если 80 процентов приезжающих в Россию из Таджикистана и Узбекистана — мужчины, то в Кыргызстане соотношение другое — 50 на 50. Получается, что нашим мужчинам и женщинам проще вступить в брак внутри своей среды. У нас в стране были депутаты, выступавшие за запрет выезда из страны одиноких и молодых женщин. Но им ответили: есть конституционные права, свобода передвижения, у нас светское государство.

Наталья Зотова объясняет кыргызский феномен: кыргызы — бывшие кочевники, культурная традиция предоставляет женщинам высокую степень свободы.

Развод по SMS

Примерно половина уезжающих на заработки в Россию мужчин, оставляя дома жену с ребенком или в положении, заводят любовницу. Чаще — соотечественницу, но русских жен и подруг в мигрантской среде становится все больше. Большой город и современные технологии предоставляют не только новые возможности для знакомства, но и для развода. У многих мусульман, «уставших» от жены, стала популярна практика «развода по SMS» — достаточно написать «талак» («развод» по-арабски).

В диаспорах идет серьезная дискуссия: можно так разводиться или это все-таки нарушение правил? Кубанычбек Кожоев считает, что ответ на этот вопрос должно дать духовенство. По нормам ислама, чтобы развестись, надо трижды сказать «талак». «Некоторые уважаемые люди,— говорит Кубанычбек Кожоев,— считают такой развод с помощью SMS допустимым».

Но пока идет обсуждение, и разводы, и согласие на брак у родных по SMS стали очень распространены.

С детства девочку в мусульманских семьях готовят к тому, что она не будет единственной женщиной у будущего мужа. Но «вторая жена» в России — тема болезненная в соседних азиатских государствах. 23-летняя Нора приехала с мужем из Самарканда в Ленобласть заработать на свадьбу золовки. Она рассказывает, как у них на родине относятся к русским подругам:

— Если жена из обеспеченной семьи и может позволить себе гордость, она разведется. Но чаще, чтобы сохранить семью, законные жены закрывают глаза на русских жен. Скандал скандалом, но муж никуда не денется — вернется.

Среднеазиатские мужчины довольно популярны у русских женщин: не пьют и чаще всего не курят, красиво ухаживают. Сами мигранты нередко считают русских женщин легкодоступными и активно ищут русскую подругу: у большинства местных женщин есть жилье, так что мигрант одновременно получает и секс, и кров. Многие пользуются женской доверчивостью, предлагая «узаконить» союз никахом — религиозным браком. В исламе без никаха женщина — любовница, а не жена, семья мужа никогда не признает детей, рожденных вне религиозного брака. Но немногие из русских подруг мигрантов знают, что невозможно совершить никах без согласия первой жены — мусульманин обязан сообщить первой жене о том, что хочет взять вторую. Без соблюдения этого правила обряд «не считается», и мужчины, предлагая его, об этом знают. Когда же приходит время возвращаться на родину, они говорят местным подругам, что разводятся с ними.

Диаспоры, как могут, пытаются сохранить связи мигрантов с семьями на родине. Часто они становятся последней инстанцией, куда обращается брошенная жена.

Кубанычбек Кожоев говорит, что не каждый, оказавшись вдали от родины, достойно проходит испытание свободой — это вопрос воспитания и личной устойчивости. «Бывают случаи, когда мужчины заводят в России «подружек», бывает — вторых жен, мне известно несколько таких случаев. Если две семьи уживаются, если муж состоятельный, то особых проблем это не создает. Иногда к духовенству, к старейшинам или к диаспорам обращаются пострадавшие жены, рассказывают: «Муж уехал, женился на другой»,— говорит он.— Бывает, обращаются мужчины, не зная, как поступить в семейном конфликте».

Гавхар Джураева говорит, что, несмотря на разрозненность таджикских диаспор, в рамках каждой происходит негласный контроль поведения соотечественников. «К нам недавно обращалась молодая женщина с жалобой на мужа: бросил, исчез, не платит алиментов… Мы отыскали его через соотечественников и сделали ему «национальное внушение», сказав, что так не подобает себя вести таджику и мусульманину. Теперь он выплачивает определенную сумму жене и ребенку».

Для себя и для семьи

Самая обсуждаемая новость в таджикской диаспоре: женитьба телеведущего Александра Гордона на таджикской девушке. Смешанных союзов становится все больше, и как ни желателен брак с представителем своего народа, но против любви, если она освящена законом, не пойдешь.

Гавхар Джураева говорит о России так, как мы привыкли говорить о США: «Россия — это плавильный котел. Таджикские женщины вступают здесь в браки с россиянами, выходят замуж за кыргызов и узбеков, приезжих из других стран. Тенденция смешанных браков у нашего народа уже была. Начиная где-то с 1920-х годов таджикские партработники почитали за честь брать замуж русских женщин. Примерно в 1980-е смешанные браки практически исчезли, но миграция дала им новый толчок. И если среднеазиат выбрал Россию, то пусть становится россиянином. В этом контексте смешанные браки поощряются. Кстати, и русские женщины, вышедшие замуж за таджиков и живущие в Таджикистане, стараются принять нашу культуру, не быть белыми воронами».

Рост смешанных браков отмечает и Кубанычбек Кожоев: «Наши женщины выходят замуж за русских, татар, евреев, представителей других национальностей. Что тут скажешь? Границы открыты, наши девушки учатся в разных странах. В Киргизии была американская база, многие выходили замуж и за европейцев, и за американцев, и за китайцев. Получаются вполне нормальные семьи».

Махсуд Абдужаббаров сам женат на русской. Он объясняет, что в Средней Азии есть понятия «женитьба для себя» и «женитьба для семьи». «Сейчас я женился «для себя»,— говорит он.— Я знаю, что мои родные в Самарканде будут настаивать на второй жене — узбечке, которую выберут они. Чтобы моя русская супруга стала «женой для семьи», ей придется стать частью общества, в котором я родился, поменять религию».

…Мы обвиняем друг друга в том, что наши ценности не совпадают, рушатся или деформируются под натиском чужой культуры. Мы хотим закрыться от человеческого потока из Азии, а там хотят пресечь, насколько это возможно, охоту соотечественников к перемене мест. Но мы становимся ближе, хотим этого или нет. Видимо, осталось сделать самое главное: понять, что это неизбежно. И найти правила, по которым строить отношения друг с другом.

Если ты трудовой мигрант, это не значит, что ты человек без личной жизни. Мегаполис ломает традиционные представления о норме, меняет людей, которые приезжают сюда со своими обычаями и верой. Традиции причудливым образом соединяются с возможностями, которые дает большой город. В итоге каждая пара выводит свою, совершенно уникальную формулу счастья

«Я обещал маме жениться дома»

Коммуналка в Апраксином переулке в Петербурге, рядом с рынком. В одной из квартир бывшего доходного дома снимает комнату 28-летний Юсуф Рахманов с двумя родственниками — Беком и Зульфией. Обстановка спартанская: шкаф, низкий стол-дастархан, матрасы-курпача на полу. Младший брат Юсуфа, 23-летний Алишер, живет отдельно. Братья приехали из Каттакургана — это город недалеко от Самарканда. В Узбекистане Юсуф торговал кассетами, подрабатывал диджеем, в Петербурге 9 лет работает грузчиком. Три года назад он женился на родине и дважды стал папой. После свадьбы привез в эту комнату супругу, брат спал за перегородкой. Когда пришло время рожать, Ваиза вернулась на родину: она плохо говорит по-русски — в чужом городе и тесноте было бы не справиться с первенцем. Теперь супруги видятся лишь во время отпуска Юсуфа, а так — общаются по скайпу. Парень мечтает купить домик в Ленобласти, чтобы перевезти семью.

— Угощайтесь! — улыбается Юсуф, едва я уселась за дастархан. И нараспев предлагает плов с кунжутным маслом.

У Юсуфа круглое лицо и обаятельная улыбка, кажется, рассердить этого парня невозможно. Мать переживала, что в далеком Питере сын испортится, поэтому решила найти ему невесту на родине. Сын спорить не стал. Помогла сестра — посоветовала приглядеться к своей подруге и организовала свидание, которое длилось… 3 минуты. По правилам мужчина не может видеться с посторонней женщиной наедине.

— Когда вернулся после свидания, родители уже знали, что я встретился с девушкой — сестра рассказала! — смеется Юсуф.— Родители ждали решения: свататься или нет? Я попросил время подумать и взял у сестры номер телефона Ваизы. Мне же нужно было быстро ответить родителям…

Юсуф мечтал о жене послушной и скромной. Когда не мудрствуя лукаво спросил, что она думает о сватовстве, Ваиза ответила уклончиво и скромно: «Спрашивать надо родителей». Молодой человек сразу понял: он «оторвался от корней» в далеком Питере. И родные приступили к сватовству, после чего Юсуф вернулся в Питер на заработки, предоставив родственникам подготовку к свадьбе.

Юсуф показывает мне фото супруги с дочкой. Он сияет от гордости и нежного восхищения своими девочками. О личном с посторонними у мусульман говорить не принято, поэтому на вопрос о чувствах к жене он отвечает так:

— О, я влюбился в нее потом, после свадьбы…

Патриархальная традиция выбирать даму сердца по совету родителей до сих пор жива в узбекских семьях. Только сейчас это сделать проще — можно отправить фото или видео жениху. Например, младший брат Алишер увидел свою невесту в видеоролике, присланном заботливой мамой. А мама плохого не посоветует. Встретились же молодые люди, когда парень приехал в Узбекистан… На днях — свадьба.

«Будь он земляком, виделись бы реже»

Знакомства через интернет становятся все более популярными, а браки заключаются не только со «своими».

…Родители назвали своих детей Абдурахим и Патимат, но в Петербурге молодого человека зовут Романом, а девушку — Фатимой. Роману 29 лет, он из Бухары. Работает сварщиком, увлекается фотографией. В его жилах смешалась узбекская, русская, татарская кровь, что дало симпатичный результат и укрепило молодого человека в желании найти жену-мусульманку, но не обязательно узбечку. Свою судьбу Роман искал долго, и это очень смущало маму, которая раскладывала перед сыном «пасьянс» из фотографий бухарских невест. Но сердце парня молчало. С будущей женой он познакомился случайно — в соцсети обнаружил страничку с симпатичной аватаркой. Попросился в друзья…

Встретились в кафе. Спрашиваю: «А как же обычаи? Ведь традиции запрещают видеться с посторонним мужчиной наедине».

— Это правило нарушается часто,— говорит Фатима.— Я не могу, посмотрев на фото, сказать, что выйду замуж за этого мужчину.

Фатиме 24 года, она аварка из Хасавюрта. На родине окончила университет, в Северной столице учится в медицинском колледже, подрабатывает кассиром. Говорит, что согласилась на свидание из любопытства. Встречаться с молодым человеком, не ставя родителей в известность, у нее на родине не принято. Но, полагаясь на выбор отца и матери, предупредила их — решение за ней. Поэтому отец отказывал всем сватам и не торопил дочь с замужеством. Фатима надеялась: будущий муж будет дагестанцем, и помыслить не могла, что выйдет за узбека…

— Будь жених моим земляком,— рассуждает она,— мы бы реже виделись, и цветы я бы реже получала. Рома встречает меня после работы, мы ходим в кафе.

Еще Рома никогда не критикует современные наряды Фатимы, в отличие от ее брата, который, увидев на сестре рваные джинсы, отказался идти с ней рядом. А когда узнал, что сестра зарегистрировалась в соцсетях, возмутился. Фатима объясняет: на аватарке — не ее фото (лицо девушке показывать неприлично) и общается она только с близкими.

Родные жениха переживали, как дагестанцы отнесутся к сватовству узбека. Но родители Фатимы согласие дали. Отец Фатимы назначил разумный по дагестанским меркам калым. Единой «таксы» нет — сумма зависит от возможностей жениха и варьируется: кто-то просит 150 тысяч рублей, кто-то 300, а кто-то больше. Опять же калым не цена девушки, а дань традиции.

Молодые люди распишутся в загсе. Свадьба будет с белым платьем, без обрядового плова, но накануне жених и невеста пройдут никах — обряд заключения брака, который проводит мулла. И жених, и невеста при этом непременно должны быть мусульманами. В день бракосочетания пройти никах невозможно: ведь чтобы зайти в мечеть, надо совершить омовение, а с макияжем это невозможно…

Еще одна дань традиции — проверка чистоты невесты.

— Достаточно слова мужа, что все хорошо,— объясняет Фатима,— как правило, инспектируют брачное ложе в среднеазиатских городах, особенно в глубинке. Но посторонние в спальню не входят. Если же невеста нечиста, она до утра в доме не останется.

«Второй раз выйти замуж — удача!»

Вторые браки не популярны в традиционных сообществах. Но большой город и тут корректирует традиции.

…В Петербурге женщину зовут Ниной, на самом деле она — Нилуфар, лилия. Нилуфар, подбирая слова, объяснила: «Красивый цветок. В грязи растет, на болоте». Цветок на болоте — это и о ее судьбе. К своим 33 годам женщине пришлось хлебнуть лиха, но свое счастье она все-таки нашла. Кем она только не работала: швеей, тамадой, диктором, грузила мебель, была судомойкой, продавцом…

Мы сидим в сквере Коломны, неподалеку от магазина, в котором она работает.

— Я из Узбекистана. Вышла замуж в 19 лет, не по любви. После брачной ночи мама взяла простыню — всем показать. Таков обычай.

Но даже когда у Нилуфар с мужем родился второй ребенок, свекровь повторяла: «Этот дом вы не заработали». Стали строить свой. Нилуфар предложила мужу отправиться на заработки. Но свекровь сказала: «Тебе надо — ты и езжай, а за детьми я присмотрю, только оставь золото и документы на участок». Нилуфар в 2006-м уехала в Питер. Ехала, не зная, чего ждать. В «резиновой» однушке прожила 4 дня — там спали 60 человек. Сосед помог устроиться мойщицей. Вместе с землячкой-знакомой решили: «Если посредник отдаст в проститутки — сбежим».

— Я приехала в Питер в апреле, а в августе муж со мной развелся,— рассказывает женщина.— Муж обратился в суд, дескать, я уехала и, наверное, позорю семью. Хотел лишить меня родительских прав, но не вышло.

Через год женщина забрала в Питер дочь Марджону… Сын остался с отцом, который настроил мальчика против матери.

— Я хотела с сыном погулять, подарок привезла. А бывший муж стал кричать: «Подарки нечестным трудом заработаны, они нам не нужны. Ты в России 1000 долларов получаешь, должна за учебу и питание сына платить». И даже свою вторую свадьбу сыграл на мои «нечистые» деньги! Пока не заплатила, не подписывал доверенность, чтобы вывезти дочь из Узбекистана.

Ради российского гражданства Нилуфар решилась на фиктивный брак с русским. Но когда питерский «жених» захотел благодарности натурой, отказалась. У обаятельной узбечки в Питере не было недостатка в поклонниках, но она всем отказывала. Жила одна, воспитывала дочь. Незамужней мусульманке непросто: будь ты хоть святой, косых взглядов не избежать. Хозяйка коммуналки, в которой жила Нилуфар, попросила найти жильцов. Один из них, Учкун, стал вторым мужем Нилуфар. Ему 34 года, в Питере работал охранником. Сейчас он в Узбекистане — строит для семьи дом. Достроит — и все вместе вернутся на родину.

Учкун попытался свататься через знакомых. Нилуфар это не понравилось: хочешь жениться — засылай сватов к отцу. Он так и сделал. Из дома пришло SMS: «Мы тебя замуж отдали!»

— Второй раз вышла замуж ради дочки,— тихо рассуждает Нилуфар.— К выросшей без отца девушке предвзятое отношение. Никах был в Питере, расписались в Узбекистане. Отправили деньги родным Учкуна и моим, чтобы организовали праздник: все должны знать, что мы женаты. Когда мы с Учкуном звали гостей, люди не могли поверить, что на свадьбу приглашаем. Второй раз выйти замуж — удача! Я купила белое платье, о котором мечтала, и сразу сказала Учкуну: «Если обидишь Марджонку, у нас с тобой ничего не будет. В этой жизни я все потеряла, кроме нее». Он понял, а сейчас, слава Аллаху, Марджонка любит Учкуна как родного папу. Мне Бог послал такого хорошего человека после стольких страданий. А теперь у нас общая дочь — Сабрина. Моя семья — мое счастье!

Текст: Мария Башмакова, Санкт-Петербург, Сергей Мельников, Москва. Фото: Александр Гальперин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *