Психолог о подростках, которые избили инвалида: Они показали свою важность

***

У меня трое детей. Моим старшим мальчикам 16 и 15 лет. Еще есть маленькая девочка. К подростковому возрасту я готовилась, даже ходила на лекции. Но это как с родами — готовишься, готовишься, а когда начинается — Господи, почему ж не сказали, что так больно-то?

Я сделала вывод, какой человек, такой у него и переходный возраст. Все очень зависит от характера и темперамента. Самый проблемный у меня старший. Именно с ним у меня был тяжелый и неприятный опыт. Сейчас 16 лет и вроде поспокойнее. А началось все в 12 лет.

Хотя с этим ребенком, мне кажется, началось в полтора года. Как только у него появился младший брат, он попал в ситуацию конкуренции. С тех пор у Игоря сложные отношения с миром. Как только научился говорить, он мог сказать: “Я хочу убить брата. Я хочу убить маму”. У него были особенности в волевой сфере. Если ему что-то было нужно, он добивался очень настойчиво. А если что-то нельзя, это был караул. Мы ходили к разным специалистам. И они сказали, если его не ввести в нужное русло, он может пойти по дурной дорожке.

Когда ему было 7, он обрывал сирень и дарил мне букеты, однажды подарил фарфоровое сердце. Но, в целом, до 12 лет мы жили сложно. Было сложно в садике, сложно в школе. Допустим, все ходили с геймбоями, я считала, что это вредно, и не покупала. Ребенок очень переживал, что не такой, как все. А он подвержен увлечениям до крайней степени. Я помню, мы пришли в хорошую художественную студию устраиваться, он увидел мальчика с коробкой бакуганов, и все, человек потерял волю, какое там рисование. Бешеная страсть такая. Нужно именно 25 бакуганов, и не меньше.

Мы — семья воцерковленная, он причащался в утробе всю дорогу, и потом тоже, я пела на клиросе в храме. Муж, правда, далек от этой темы. И изначально папа с детьми не проявлял себя так, как я ожидала. Он мог погулять, искупать, покормить. Все. Если сын брал его инструмент, папа кричал. Остальное время — будто папы нет дома. Как скала, и мимо него несется поток эмоций, ситуаций всяких.

В одном конфликте я попросила мужа вмешаться. И тогда папа Игоря скрутил. Но для мужа это было слишком болезненно. Он сказал: “Я больше полицейским не буду” и самоустранился.

***

Я все время стояла перед выбором: дать ребенку или лишить его чего-то. И получалось, что должна была лишать за проступки, которые были постоянно. Человек был в каких-то вещах неуправляемый. Он в пять лет мог уйти с прогулки, пока я вожусь с другими детьми. Бац — ребенка нет. Собрался, пошел домой.

Ближе к переходному возрасту ребенок увлекся комиксами. Мне казалось это ужасным, вся эта эстетика была мне чужда. А у него опять же до бешенства. Например, каждую неделю выходил новый выпуск Человека-паука. И Игорь перетрясет всех родных, чтобы дали деньги, и бежит покупать. Я не давала, но давала бабушка, и постепенно шаг за шагом мои бастионы рушились. В итоге он собрал целый шкаф комиксов.

Мы с мамой вкладывали в детей классическую направленность. А потом все пошло не по плану. Музыкальная школа, художка, консерватория, паломнические поездки — весь этот план рухнул. Из православной школы я его забрала, потому что он сказал, что приходит учиться, а не молиться. “Там все время молятся, мама!”

Очень обидно было, когда первый раз матом послал. Приезжала какая-то группа, что-то там про дождь в названии. Мы пошли билеты покупать. Были за 1000 рублей и за 5000. Он уперся, что хочет самые дорогие. А я категорически — нет. И сказала жестко, что уходим. И он меня послал матом. Я в трансе развернулась и ушла. А билет ему кто-то подарил из родственников. Он получил, что хотел, все равно.

И таких случаев был миллион. Я уже счет потеряла. Было очень больно. Он очень хорошо говорит, и вся боль, которую я от него получила, связана со словами.

Это было полное уничтожение матери, топтание меня. Когда я забеременела дочерью, Игорь ежедневно читал мне лекции. Зачем нам этот ребенок, это кусок мяса, нас и так много, нам не на что жить, ты дура, ты ничего не добилась и ничего не заработала.

Эта тема муссировалась бесконечно. И мат. До этого в доме мата не было.

В какой-то момент Игоря забрала бабушка. Я не хотела. Мы стали меньше видеться, через день. Я переживала, что не вижу его. Подростковый возраст, а я теряю связь. И когда малышка уже родилась, я предложила ему вернуться. И он поставил условие. Дать ему отдельную комнату. До этого Игорь жил с братом. И пришлось.

В какой-то момент он стал выкидывать вещи из комнаты: книги, иконы. Выкидывал в коридор и говорил: “Убирай!” И некоторые жалуются на подростков, что они не убираются, а у нас, наоборот, проснулся какой-то жуткий перфекционист. Три предмета в комнате: стеллаж, кровать, стол. Все в идеальном порядке. Такое вот жесткое отделение. Ел он тоже отдельно, только у себя в комнате.

***

Начались прогулы школы. Я организовала индивидуальное обучение, он не мог сосредоточиться в классе. У Игоря образовалось много времени, водить его куда-то я не могла. Я старалась и в кино выйти с младенцем и с ним, не терять связи. В этот же момент он сказал, что стал абсолютным атеистом и все зло в мире от религии.

Мы нашли место, одна православная организация, где его очень хорошо принимают. Там остался, несмотря на свой атеизм. Ему это дает возможность общаться с хорошими детьми и самооценку поднимает. С ними он белый и пушистый, и все его любят. Дома это тиран.

— Мне кажется, что Денис и Катя были скорее компанейскими, чем социопатами, — вспоминает Ирина Ивановская. Тут, правда, нужно представлять себе, что такое «компанейский» в понимании людей 15 лет от роду. Если ты в суровых выражениях пишешь у себя на странице, что ты одинокий волк, но любишь близких по духу — ты, конечно, еще какой компанейский. Денис, разумеется, был именно таким — у социопатов не было бы мысли свой отчаянный побег транслировать в Сеть.

Выученная суровость

Денису и Кате посвящается

Я пыталась установить границы, но это было как стена. Я мягкий человек, а моя мама более эмоционально сильный, ее он побаивался и слушался. Конечно, я готова бесконечно говорить, как надо и как не надо. Прощения он не просил, ну может быть, пару раз. Слезы у меня были только в самом начале, когда казалось, что проваливаюсь в бездну. А потом просто боевая стойка.

Однажды я ему сделала банальное замечание. Что-то он не убрал. А он ответил, что я сама безответственная. Меня так мама, его бабушка критикует. И он просек — и по больному. И тут я его ударила по лицу. Символический шлепок по губам. На что получила в ответ. Тоже по лицу. И он сказал мне: “Будешь руками размахивать, будешь получать”. Муж мне сказал примерно то же, что и сын.

При этом ты не можешь воевать. Ты должен оставаться в положении взрослого. Как мать продолжать светить, давать, кормить, заботиться. При том, что я унижена, оплевана, должна оставаться над этим всем. Это, конечно, совершенно новый трудный опыт.

***

В какой-то момент я дистанцировалась. И очень меня спасла беременность и появление младенца. Эти гормоны счастья меня поддержали и помогли отвлечься и пережить.

Игорь не чувствует, что своими словами и действиями наносит боль. Какая-то странная бесчувственность. В американской книжке “Пока ваш подросток не свел вас с ума” очень хорошо описывается, что подростки похожи на неандертальцев. Очень грубы, просты, нечувствительны, во всем ищут свою выгоду. Вроде в театры ходили, музыку слушали, образовывались, а в какой-то момент из всей этой пены поднимается совсем не Афродита.

Я чувствую себя, как мышь возле скалы. Я говорю, а не доходит. Раньше казалось, что если ты сказал, то результат должен быть. А тут сто раз, и даже крикнул, и не факт, что услышат.

Один раз он сбежал к бабушке. И она даже не сказала, что Игорь у нее, пока я не позвонила ей сама. Что касается компаний, то доходило даже до полиции. Курить начал. Причем сначала курил вейп, как он его купил, я так до конца и не поняла. Потом перешел на обычные сигареты. Он шел с компанией, курили, подъехала полиция и остановила. Они курили возле метро, а полиции надо было выполнять план, его поставили на учет.

Потом мы приходили на беседы в детскую комнату милиции. На него все это впечатления не произвело. Он обещал бросить, но продолжает курить. У них много чего было, они и в заброшки лазили, по крышам гуляли, на небоскребах каких-то. Я уже не могла сильно переживать, у меня к тому моменту наступило притупление и дистанцирование. Все-таки еще двое детей и работа.

Я пыталась привлечь значимых взрослых. Беседы с дедушками, со священниками, крестными. Я понимала, что человек ничего из мною вложенного не усваивает. Вот сейчас, только-только в 16 лет с ним стало можно говорить. Он стал рассказывать, где бывает, в каких компаниях, куда ездит с ними. Препятствовать я этому не могу, он только смеется в ответ. Может ночь провести где-то в антикафе в Подмосковье.

Первый раз, когда он уехал, я в храм ушла, сижу, рыдаю там. Связи нет, телефон не отвечает. Я пошла домой, упала и уснула. Потом он заявляет в 11 утра: я был в антикафе. Никаких наказаний от отца, остаются только мои женские разговоры. Как я могу взять за шкирку? Он огромный, и сейчас выше меня. Им невозможно управлять или контролировать, он все равно сделает, как надо ему.

***

Школа закончилась, он никуда не поступил. Но нашел свое. Точнее, я ему нашла возможность учиться дальше. Его хобби — это готовка. И сейчас он учится кулинарить. Хотя бы при деле. А так он совершенно четко понимал, что не хочет учиться больше ни в каких заведениях.

“Мама, я был неправ”, — такого нет. Пока он уверен, что абсолютно прав. Махровый эгоизм, самоуверенность, свобода от любых уз, моральных или каких-либо. Все это сохраняется. В то время как его брат, наш второй подросток, гораздо адекватнее.

Чтобы повесить замок на холодильник или выставить свои жесткие условия, нужно иметь очень мощные средства для борьбы. У меня их никогда не было. Не дам я, даст другой, кто-то из родственников. А мне надо тогда стать другим человеком.

Были моменты, когда я его просто не то что ненавидела. А вот человек умер для меня. Очень сложно, когда тебя пнули, а тебе надо встать и продолжать давать любовь.

Еще совсем недавно у меня было выжженное поле в душе. Плюс глубокая дистанция между мной и сыном. Сейчас злое вытеснилось, чувство связи и важности общения с ребенком остались. Усилием воли я стала сближаться с ним, стараться найти общность. Пока мы в разрыве, я чувствую, что в семье зияющая дыра. Даже если милиция, курение, исчезновение из дома, все равно я должна продолжать вкладывать в этого человека. Уйти и отвернуться не получится.

Если Игорь сядет напротив и когда-нибудь спросит, как мне было, я отвечу, что очень больно. Измерить боль невозможно. Я бы еще сказала ему, что он нужен своим брату и сестре как опора, как ведущий. И я не могу на него опереться как на старшего, и это, конечно, грустно. Я даже не могу мечтать, чтобы он меня обнял или поцеловал, потому что уже закаменела. Для начала мне бы хотелось справедливости. Чтобы, например, посуду помыл. Недавно попросила, а в ответ: “Нет, в этом доме я мыть посуду не буду”. И мне все равно, скажет ли он когда-нибудь мне “прости”. Одним словом это все равно не искупить, нужны годы внимания и заботы ко мне.

В социальные сети просочилось видео жестокого избиения толпой семиклассника во Владимирской области. Очевидцы сообщают, что ребенка покалечили озлобленные девятиклассники.

На жутких кадрах парни ногами избивают мальчика, который рыдает и просит ребят остановиться, но тех это только больше раззадоривает. За кадром среди компании парней находится и девушка, которая, видимо, и является оператором ролика.

Судя по словам из разговора, которые можно вычленить из потока нецензурной брани, несчастный, мягко говоря, довыпендривался и сболтнул что-то лишнее.

«Я правда такого не говорил, могу хоть чем поклясться! Я сейчас сдохну!» — истошно кричит мальчик, но изуверы остаются безучастны.

В ответ ему доносится лишь злобное:

«Я б тебя вообще убил, б***ь!».

В сеть попало и фото изувеченного подростка: его лицо распухло, на лице несколько темно-фиолетовых синяков и кровоподтеки. Судьба извергов пока неизвестна.

Позже Пятому каналу в УМВД РФ по Владимирской области сообщили:

«Вечером 20 марта в дежурную часть ОМВД России по Петушинскому району поступило сообщение об избиении подростка 2004 года рождения. По поступившему сообщению незамедлительно было назначено проведение проверки.

В настоящее время участники инцидента установлены. Сейчас сотрудники полиции проводят необходимые мероприятия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего. По результатам проверки будет принято процессуальное решение.»

Портал «Петрозаводск говорит» выяснил детали кошмарной истории, произошедшей в Сегеже. Там 16 декабря две девушки избили инвалидку, причем их сожитель снимал все происходящее на камеру, а потом выложил запись в интернет. Нам удалось поговорить с родственниками пострадавшей, а также с приемной матерью одной из нападавших. Есть подозрение, что подобные акты насилия случались и раньше, но оставались без внимания правоохранительных органов.

Как сообщил родственник избитой девушки Александр, ей 23 года, но ее умственное развитие этому возрасту не соответствует. Из-за этого девушка – ее зовут Анастасия – является инвалидом. У нее есть еще одно серьезное заболевание – она не может опираться на ногу.

– Она доверчивая, ее знает весь город, – сказал мужчина. Сам он в Сегеже не живет.

Родителей у инвалидки нет. Мать умерла, отец лишен родительских прав, живет далеко, дочкой не занимается. Ее воспитывает бабушка. По словам Александра, девушка не раз становилась жертвой агрессоров, возможно – тех же самых, которые избили ее 16 декабря.

– Однажды Анастасию подвесили за руки на качелях в центре города, ее прохожие снимали. Насколько мне известно, было написано заявление по данному факту, но действий никаких. Людей этих она боится,

– сказал мужчина.

Каким образом Анастасия оказалась дома у избивавших ее людей, непонятно. Александр предполагает, что ее могли туда заманить из-за ее наивности. На записях видно, что в издевательствах участвуют две особы женского пола. Перед тем как начать бить, они предъявляют своей жертве претензии; можно сделать вывод, что их оскорбили какие-то высказывания девушки, но детали неясны.

Сама драка длится несколько минут. Инвалида валят на пол, бьют ногами, руками и различными предметами. Девушка кричит от боли и ужаса. Оператор комментирует происходящее: «Шура, налетай!»; «Давай, давай, мочи! Вот так, вот так…»; «Вот это я заснял…». Под ногами у садистов бегает ребенок, которого пытаются унять, а под конец он начинает плакать.

Мужчина, снимавший избиение, – сегежанин Виктор Федоров. Одна из женщин, наносивших удары, – 22-летняя Татьяна Лядова. У нее есть трехлетний ребенок – именно он периодически появляется в кадре. Мы связались с местной жительницей по имени Галина, которая назвала себя приемной матерью Татьяны.

– Я видела только ролик, и я в шоке. Они объяснили произошедшее тем, что решили поприкалываться. Это у них прикол был такой, оказывается. Ей (Татьяне Лядовой. – Авт.) нужно было показать, что она крутая. А на самом-то деле она трусливая.

По словам женщины, вторая участница избиения, которую оператор называет «Шура», – несовершеннолетняя. У нее тоже имеется ребенок. По информации нашего собеседника, отцом обоих детей является все тот же Виктор Федоров.

– Я общаюсь с ней только из-за ребенка, все надеюсь, что она нормальной матерью станет. Но это бесполезно, – говорит Галина про свою приемную дочь. – Она однажды ребенка бросила в больнице, сама уехала в Санкт-Петербург. Объяснила тем, что устала…

Избиение, напомним, произошло 16 декабря. По данному факту Следственный комитет проводит проверку. И Галина, и Александр утверждают, что правоохранительные органы особых действий пока не предпринимали.

– Какое-то затишье. Они не под стражей, наслаждаются жизнью. Татьяна ходит, улыбается, думает, что ей ничего не будет. Она не понимает, что за это должна быть наказана. Я бы хотела, чтобы возбудили дело, это так нельзя оставлять,

– говорит Галина.

– Сегодня они избили инвалида, завтра изобьют ребенка – школьника, например. Этого не должно быть в принципе, – считает Александр.

Ранее уполномоченный по правам ребенка Геннадий Сараев заявил, что агрессоры могут уйти от ответственности, поскольку являются инвалидами. По нашей информации, это не так; как утверждает Галина, ее приемная дочь инвалидом не является.

Сейчас пострадавшая, по нашим данным, находится в больнице. Мужчина утверждает, что бабушка Анастасии неоднократно обращалась в полицию по поводу издевательств над ее внучкой. В Следственном комитете Карели не ответили, имеется ли у них информация о совершении иных подобных преступлений.

«У них сейчас идет гормональное созревание, бушуют гормоны. Если идет какой-то всплеск эмоций, то они его не контролируют. Оценивать произошедшую ситуацию они начинают лишь потом, — поясняет психолог. — Они не чувствуют, что испытывает потерпевший. Потому что ребенка не научили сочувствовать, его не научили анализировать чувства другого человека. Он совершил и пошел дальше, удовлетворив свои потребности».

Знай своего ребенка

Подростковой агрессии можно избежать, если родители будут участвовать в жизни своего ребенка. «Интересуйтесь, что происходит в его жизни, чем он занимается, находится ли он под влиянием кого-то или нет, является ли лидером какой-то компании. Если да, то узнайте, чего он добивается», — советует специалист.

Если агрессия все же проявилась, прежде всего надо установить причину. «Сначала нужно понять, почему ребенок совершил этот поступок. И только потом можно подбирать какие-то методы, — говорит Садриева. — Самое главное: родителям нужно проанализировать свой стиль воспитания. Если не нашли причину в семье, значит, она где-то в окружении ребенка (школа, друзья)».

Если же агрессия возникает из-за гормональных всплесков, то лучше эту активность направить в нужное русло: отдать ребенка в спорт, в музыку. То есть, туда, где подросток почувствует свою значимость.

Почему избили инвалида

Избиение инвалида в Кирово-Чепецке специалист объясняет так: «Я не знаю их семью, кто занимается их воспитанием, в какой среде они находятся. Я так понимаю, что они находятся в какой-то маленькой группировке. Скорее всего, цель их поступка – показать, кто в доме хозяин. Они показали свою важность, свою силу. Знаю, что у одного из подростков мама работает в правоохранительных органах — а всем известно, что люди с погонами более конкретны, авторитарны».

«Сейчас их лучше исключить из этой среды, положить в реабилитационный центр, пока не пройдет шумиха. Там они передохнут и поймут, что мир на самом деле другой», — посоветовала психолог.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *