Процессуальное правопреемство

Переход прав и обязанностей от одного лица к другому сам по себе сопряжен со множеством правовых нюансов. Но еще большее их количество возникает в ситуации, когда такой переход состоится в ходе рассмотрения судебного спора, связанного с переходящими правами и обязанностями, или на стадии исполнения судебного решения. О том, что нужно знать о процессуальном правопреемстве, читайте в материале.

Процессуальное правопреемство — это универсальный способ передачи процессуальных прав и обязанностей от одного или нескольких лиц новому лицу или нескольким лицам после состоявшегося материального правопреемства (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах). Процессуальное правопреемство возможно на любой стадии процесса.

Цитируем документы

1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

2. Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

3. На определение суда о замене или об отказе в замене правопреемника может быть подана частная жалоба.

Статья 44 ГПК РФ

1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

2. На замену стороны ее правопреемником или на отказ в этом арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте, который может быть обжалован.

3. Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Статья 48 АПК РФ

Ознакомившись с довольно скромными по содержанию статьями Гражданского процессуального кодекса и Арбитражного процессуального кодекса о процессуальном правопреемстве, можно предположить, что это довольно простой процессуальный институт. На самом же деле в ходе рассмотрения дела судом или взыскания долга на стадии исполнительного производства возникает много непростых ситуаций, разрешение которых неочевидно и требует осмысленного подхода и погружения в правоприменительную практику.

Довольно точно определил смысл процессуального правопреемства Конституционный суд РФ в постановлении от 16.11.2018 № 43-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.Б. Болчинского и Б.А. Болчинского», указав на то, что процессуальное правопреемство позволяет предотвратить утрату собранных доказательств, а значит, необходимость собирать их заново, исключить неоправданные судебные расходы ради повторного достижения уже достигнутых результатов.

Можно выделить как общие процессуальные особенности этого института, так и частные, в зависимости от материального основания для процессуального правопреемства, субъектного состава и стадии процесса.

Общие особенности процессуального правопреемства

Процессуальное правопреемство по смыслу положений п. 27 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 50) производится судом только по заявлению заинтересованной стороны: правопреемника, правопредшественника, должника, судебного пристава-исполнителя. Соответственно, суду полномочия самостоятельно инициировать процессуальное правопреемство не предоставлены.

Пример из практики

Показательным является дело, в котором суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции, который, получив от ответчика сведения об уступке права требования, счел возможным произвести процессуальное правопреемство по своей инициативе. При этом суд апелляционной инстанции обратил внимание, что по общему правилу процессуальное правопреемство оформляется на основе материально-правового правопреемства при наличии волеизъявления правопреемника, выраженного в обращении к арбитражному суду с заявлением о правопреемстве, путем вынесения определения суда о замене стороны правопреемником. С учетом принципа диспозитивности арбитражного процесса арбитражный суд, установив, что в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении произошло материальное правопреемство, производит процессуальное правопреемство при наличии соответствующего ходатайства (воли) заинтересованного лица.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2018 № 17АП-18131/2017-АК по делу № А60-557/2017

Процессуальное правопреемство возможно только в том случае, если дело было принято судом к производству. Если же, например, переход материальных обязанностей состоялся до принятия иска к производству, то производится замена ненадлежащего ответчика.

Универсальный характер процессуального правопреемства проявляется в том, что процессуальные права и обязанности передаются правопреемнику в полном объеме, при этом последствия действий, совершенных предшественником, его права и обязанности распространяются и на правопреемника.

Например, если ответчик признал иск в суде, то его наследник, вступивший в дело после смерти наследодателя, связан этим обстоятельством и не вправе его оспорить. Такой подход существенно отличает процессуальное правопреемство от замены ответчика по делу, когда производство начинается сначала.

Только определение суда о процессуальном правопреемстве дает правопреемнику право на участие в судебном разбирательстве или исполнительном производстве вместо правопредшественника. На стадии исполнительного производства судебный пристав-исполнитель, получив такое определение суда, обязан вынести постановление о процессуальном правопреемстве.

В случае если место нахождения правопреемника относится к территориальной подсудности другого суда, следует помнить, что дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, согласно ч. 1 ст. 39 АПК РФ и ч. 1 ст. 33 ГПК РФ должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду. Таким образом, передача гражданского дела по месту нахождения правопреемников не производится. Тем временем в исполнительном производстве такая передача вполне оправданна (ч. 5 ст. 33 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон об исполнительном производстве), но может стать затруднительной в случае возникшей множественности должников вследствие правопреемства, когда, например, судом исполнительный лист по делу был выдан один, а вследствие правопреемства новых должников стало несколько.

Суд, разрешая вопрос о процессуальном правопреемстве, проверяет материально-правовые основания для правопреемства, фактически исследуя способность перехода прав и обязанностей от одного лица другому в зависимости от ограничений и требований, установленных законом.

Особенности процессуального правопреемства на стадии исполнительного производства

На стадии исполнения судебных актов в силу п. 7 Постановления Пленума ВС РФ № 50 вопросы, отнесенные к компетенции суда, выдавшего исполнительный документ (например, выдача дубликата исполнительного листа, разъяснение исполнительного документа, правопреемство и т.д.), подлежат разрешению этим же судом также в случае изменения в дальнейшем его юрисдикции.

Некоторое время назад судебных приставов-исполнителей озадачивал вопрос о необходимости процессуального правопреемства в связи со сменой наименования организации или имени физического лица, участвовавших в исполнительном производстве. В последующем Верховный суд в этом вопросе поставил точку: перемена имени физического лица, изменение наименования юридического лица, не связанное с изменением организационно-правовой формы, не требуют разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве, поскольку это не влечет выбытия стороны в спорном или установленном судом правоотношении (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 50). Таким образом, пристав самостоятельно выносит постановление о смене имени или наименования стороны исполнительного производства без обращения в суд.

Если у исполнительного листа истек срок предъявления к исполнению, то процессуальное правопреемство возможно только после восстановления судом срока на его предъявление (п. 35 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 54). Право обратиться с заявлением о восстановлении пропущенного срока в суд, принявший соответствующий судебный акт, предоставлено взыскателю (ст. 23 Закона об исполнительном производстве).

Верховным судом также отмечалась возможность частичной уступки права требования как в ходе рассмотрения дела судом, так и на стадии исполнения судебного акта (абз. 2 п. 35 Постановления Пленума ВС РФ № 54).

Процессуальное правопреемство в случае смерти гражданина или реорганизации юридического лица

В случае смерти гражданина, который является стороной по делу или третьим лицом с самостоятельными требованиями, суд обязан приостановить дело до разрешения вопроса о процессуальном правопреемстве (ст. 215 ГПК РФ). После получения свидетельства о наследстве или соответствующего судебного решения, устанавливающего права на наследство, заинтересованному лицу следует обратиться в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве.

При установлении процессуального правопреемства суду необходимо установить всех наследников должника, приняли ли наследство предполагаемые правопреемники, были ли ими реализованы наследственные права, а также определить размер и стоимость наследственного имущества, в пределах которых каждый наследник должен отвечать по долгам наследодателя.

Таким образом, в случае смерти ответчика или должника процедура процессуального правопреемства превращается в относительно полноценный наследственный спор, в котором наследники в большинстве случаев в целях ухода от долгов наследодателя пытаются опровергнуть доводы заявителя о принятии ими наследства.

Следует иметь в виду, что имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418, п. 2 ст. 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел 5 СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 ГК РФ), поручения (п. 1 ст. 977 ГК РФ), комиссии (ч. 1 ст. 1002 ГК РФ), агентского договора (ст. 1010 ГК РФ) и в некоторых других случаях (п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»). При этом следует отметить, что просроченная задолженность по указанным обязательствам все же подлежит наследованию.

Несколько по-другому обстоит ситуация в случае смерти стороны исполнительного производства. На стадии принудительного исполнения в случае смерти должника исполнительное производство приостанавливается до разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве (п. 1 ч. 1 ст. 40 Закона об исполнительном производстве). При этом в отношении взыскателя приостановление исполнительного производства на случай его смерти не предусмотрено — исполнительное производство продолжается и прекращается судебным приставом-исполнителем только в том случае, если процессуальное правопреемство невозможно (п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве).

Если определением суда было установлено несколько правопреемников, то новые исполнительные листы не выдаются, судебный пристав-исполнитель на основании определения возбуждает соответствующие правопреемникам исполнительные производства. Такой подход следует из-за отсутствия специального правила выдачи исполнительных листов на случай появления множественности должников или взыскателей уже после того, как состоялось решение суда. Примером, когда судебный пристав-исполнитель на основании определения о процессуальном правопреемстве возбудил два исполнительных производства, служит Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.04.2014 № 33-5941/2014 по делу № 2-97/2014. В указанном деле судебному приставу-исполнителю пришлось прекратить исполнительное производство в отношении наследодателя и возбудить два новых на основании одного исполнительного листа и определения о процессуальном правопреемстве.

Надо отметить, что такой подход позволяет добиться нужного конечного результата, однако с технической и юридической точки зрения не позволяет взыскателю в полной мере реализовывать свои процессуальные права (например, возможность в отношении одного из новых должников отозвать исполнительный лист, предъявить его в банк или передать в другое подразделение службы судебных приставов для возбуждения исполнительного производства по месту нахождения должника или его имущества и т.п.). Правильнее было бы предусмотреть выдачу нового исполнительного листа на каждого последующего нового должника или хотя бы его дубликата, но такой подход требует внесения изменений в ГПК РФ и АПК РФ.

После реорганизации юридического лица процессуальное правопреемство производится на основании заявления заинтересованного лица. Для подтверждения факта правопреемства предоставляются сведения из Единого государственного реестра юридических лиц. Дополнительно может потребоваться решение участников о реорганизации и передаточный акт.

Процессуальное правопреемство в случае уступки права (цессии)

В связи с довольно широкой и разнообразной практикой правопреемства на основании сделок было принято постановление Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», в котором отражен ряд актуальных и существенных нюансов по вопросам правопреемства.

К числу наиболее интересных положений можно отнести исключение из правила о том, что правопредшественник не может передать правопреемнику больше прав, чем у него имелось. Так, в п. 4 указанного постановления отмечено, что новый кредитор, в силу его особого правового положения, может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ от 07.02.92 № 2300-I «О защите прав потребителей». Речь здесь может идти о возможности получения потребителем компенсации морального вреда и штрафов, предусмотренных законом, в качестве дополнительных гарантий в случае нарушения обязательства. Такое разъяснение вызвало споры, и, пожалуй, единственным случаем, когда удалось достичь согласия по его применимости, является случай уступки права требования обществом — участником долевого строительства по договору долевого участия непосредственно гражданину, приобретающему жилье. То есть таким образом исключается возможность застройщика уйти от ответственности за нарушение обязательства перед потребителем.

Другое интересное разъяснение касается процессуального правопреемства в случае передачи прав требования по цепочке сделок. Так, в случае совершения нескольких последовательных уступок суд производит замену истца (первоначального цедента) конечным цессионарием. Иные цессионарии могут быть привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований (п. 34 Постановления Пленума ВС РФ № 54). При этом ответчик не утрачивает права на возражения в правоотношениях с каждым из кредиторов (п. 13, 23, 25 Постановления Пленума ВС РФ № 54), как и не утрачивает право на зачет (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ № 54). То есть не требуется вынесения судом определения о процессуальном правопреемстве в отношении каждого цессионария, участвовавшего в цепочке.

Касательно объема уступаемых прав при частичной уступке справедливо отмечено, что правопредшественник не вправе ограничивать процессуальные права правопреемника, а в случае частичной уступки прав требований и приобретения обязанностей каждый самостоятельно распоряжается своими процессуальными правами (абз. 4 п. 33 Постановления Пленума ВС РФ № 54).

Довольно специфичная процессуальная особенность установлена абз. 1 и 2 п. 33 Постановления Пленума ВС РФ № 54: если в период рассмотрения спора в суде состоялся переход прав кредитора (истца) к третьему лицу, суд по заявлению заинтересованного лица и при наличии согласия цедента и цессионария производит замену истца, а в отсутствие согласия цедента на замену его правопреемником цессионарий вправе вступить в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора (ч. 1 ст. 42 ГПК РФ, ч. 1 ст. 50 АПК РФ). Указанные правила применяются также в случае уступки кредитором части требований после предъявления им иска в защиту всего объема требований и при наличии ходатайства о частичной замене на стороне истца.

Процессуальное правопреемство в случае перевода долга

Процессуальное правопреемство возможно как по соглашению между кредитором и новым должником (согласие должника не требуется), так и в случае перевода долга на основании соглашения между предшествующим и новым должником (требуется согласие кредитора, без которого процессуальное правопреемство невозможно).

Суд, рассматривая вопрос о процессуальном правопреемстве, устанавливает, выбыл ли первоначальный должник из обязательства. Исходя из этого, различают кумулятивный перевод долга, когда должник не выбывает из отношений и отвечает перед кредитором вместе с новым должником солидарно, и привативный, когда первоначальный должник выбывает из обязательства.

Довольно важное разъяснение о том, как толковать неясности в случае перевода долга, дано в п. 27 Постановления Пленума ВС РФ № 54: если из соглашения кредитора, первоначального и нового должников по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, неясно, привативный или кумулятивный перевод долга согласован ими, следует исходить из того, что первоначальный должник выбывает из обязательства (п. 1 ст. 322, ст. 391 ГК РФ). В случае если неясно, кумулятивный перевод долга или поручительство согласованы кредитором и новым должником, осуществляющими предпринимательскую деятельность, следует исходить из того, что их соглашение является договором поручительства (ст. 361 ГК РФ).

Еще один нюанс заключается в праве на зачет в случае перевода долга. Так, в случае привативного перевода долга новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником, но не вправе осуществлять в отношении кредитора право на зачет встречного требования, принадлежащего первоначальному должнику (п. 28 Постановления Пленума ВС РФ № 54).

***

В качестве заключения можно отметить, что существующая нормативная база не позволяет дать однозначные ответы на некоторые нестандартные ситуации, связанные с процессуальным правопреемством. Тем не менее приведенные подходы, нашедшие отражение в судебной практике, и рекомендации автора могут помочь в поиске правильного пути.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КУРСКОЙ ОБЛАСТИ
г. Курск, ул. К. Маркса, д. 25
http://www.kursk.arbitr.ru; е-mail: info@kursk.arbitr.ru

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
о процессуальном правопреемстве

г. Курск

Резолютивная часть определения объявлена в судебном заседании 02.12.2015.

Арбитражный суд Курской области в составе судьи Матвеевой О.А., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Лашиной С.В., рассмотрел в судебном заседании заявление

Васылыги Лидии Федосеевны о процессуальной замене взыскателя — ООО «Спорт-Союз» на Васылыгу Лидию Федосеевну в рамках дела по заявлению ООО «Спорт-Союз» о взыскании с Администрации города Курчатова Курской области в пользу ООО «Спорт- Союз», понесенных судебных расходов на оплату услуг представителей в размере 159 000 руб., по делу по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Спорт-Союз» к Администрации города Курчатова Курской области о признании незаконным отказа, выраженного в письме от 06.03.2014, третьи лица: Комитет по управлению имуществом города Курчатова, Комитет архитектуры Администрации города Курчатова. В судебном заседании приняли участие представители:

от заявителя: Малиновский Д.Н. – по доверенности от 29.07.2015.

от Администрации г. Курчатова: Гридина Е.А. – по доверенности от 15.01.2015, № 71,

от ООО «Спорт-Союз»: Комардин А.Н. – по доверенности в деле, Илюхин О.И. – предъявлен паспорт, директор, решение № 1 от 14.01.2015.

Общество с ограниченной ответственностью «Спорт-Союз» обратилось в Арбитражный суд Курской области с заявлением о признании незаконным отказа Администрации города Курчатова Курской области в утверждении схемы расположения земельного участка площадью 2800 кв.м., расположенного по адресу: Курская область, г. Курчатов, 5 микрорайон, с северной стороны жилых домов №№37, 41 по ул. Энергетиков на кадастровом плане (карте) соответствующей территории, выраженный в письме от 06.03.2014г. и об обязании Администрации города Курчатова Курской области выдать ООО «Спорт-Союз» утвержденную схему расположения земельного участка площадью 2800 кв.м., расположенного по адресу: Курская область, г. Курчатов, 5 микрорайон, с северной стороны жилых домов №№37, 41 по ул. Энергетиков на кадастровом плане (карте) соответствующей территории.

Решением Арбитражного суда Курской области от 13.08.2014, принятым по настоящему делу, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2014 решение суда отменено, заявленные требования общества удовлетворены в полном объеме. Постановлением Арбитражного суда Центрального округа постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2014 оставлено без изменения.

11.03.2015 ООО «Спорт-Союз» обратилось в Арбитражный суд Курской области с заявлением о взыскании с Администрации города Курчатова Курской области судебных расходов по оплате услуг представителя в сумме 180000 руб.

Определением Арбитражного суда Курской области от 29.06.2014 с Администрации города Курчатова Курской области в пользу общества с ограниченной ответственностью «Спорт-Союз» взысканы судебные расходы в сумме 159000 руб. В остальной части требований отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.09.2015 определение Арбитражного суда Курской области от 29.06.2014 о возмещении (распределении) судебных расходов оставлено без изменения.

28.09.2015 в Арбитражный суд Курской области в рамках настоящего дела поступило ходатайство Васылыги Лидии Федосеевны о процессуальной замене взыскателя — ООО «Спорт-Союз» на Васылыгу Лидию Федосеевну по определению Арбитражного суда Курской области о взыскании судебных расходов от 29.06.2015 по делу № А35-2357/2014 по заявлению ООО «Спорт-Союз» к Администрации города Курчатова Курской области о признании незаконным отказа, выраженного в письме от 06.03.2014, третьи лица: Комитет по управлению имуществом города Курчатова, Комитет архитектуры Администрации города Курчатова.

От заявителя через канцелярию суда 12.11.2015 и 02.12.2015 ходатайства о приобщении к материалам дела дополнительных документов.

В судебном заседании представитель Васылыги Л.Ф. заявленное ходатайство поддержал, представил через канцелярию суда 16.11.2015 отзыв на возражения на ходатайство о замене стороны по делу, который приобщен к материалам дела.

Ходатайства заявителя о приобщении к материалам дела дополнительных документов судом удовлетворено.

Представитель Администрации города Курчатова Курской области возражал против удовлетворения указанного заявления, направил через канцелярию суда 02.12.2015 уточненное возражение на ходатайство о замене стороны по делу с приложением дополнительных документов, которое приобщено к материалам дела.

Представитель ООО «Спорт-Союз» поддержал заявление о процессуальном правопреемстве, по основаниям, изложенным в письменном мнении.

Рассмотрев ходатайство, арбитражный суд установил следующее.

Согласно статье 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд производит замену стороны ее правопреемником в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах).

Как установлено материалами дела, между Васылыгой Лидией Федосеевной и ООО «Спорт-Союз» заключен договор займа от 15.09.2014, в соответствии с которым Высылыга Лидия Федосеевна передала ООО «Спорт-Союз» сумму 210000 руб. в срок до 14.09.2015, а ООО «Спорт-Союз» обязался возвратить сумму займа в срок до 14.09.2015.

Кроме того, 18.09.2015 между ООО «Спорт-Союз» и Васылыгой Лилией Федосеевной, заключен договор возмездной уступки прав (цессии) на сумму 159 000 рублей 00 копеек.

28.09.2015 в адрес Администрации города Курчатова Курской области ООО «Спорт-Союз» направлено уведомление о том, что по указанной сумме долга сменился кредитор с ООО «Спорт-Союз» на Васылыгу Л.Ф.

В связи с заключением вышеназванного договора уступки прав требования, Васылыга Лидия Федосеевна обратилась в Арбитражный суд Курской области с заявлением о процессуальном правопреемстве.

Исходя из смысла вышеуказанных норм права и ст. 48 АПК РФ, основанием для процессуального правопреемства является правопреемство в материальном правоотношении. Оформление процессуального правопреемства судебным актом необходимо для реализации прав новым кредитором в арбитражном процессе.

В соответствии с частью 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Исходя из системного анализа указанных положений АПК РФ процессуальное правопреемство возможно в случае, когда в процессе рассмотрения спора (исполнения решения суда) произошло правопреемство в материальном гражданском правоотношении, т.е. процессуальное правопреемство означает переход процессуальных прав и обязанностей от одного субъекта соответствующего материального правоотношения к другому, что влечет занятие правопреемником процессуального статуса правопредшественника.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

На основании п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (п. 1 ст. 810 ГК РФ).

Как следует из материалов дела, Соглашением № 1 о зачете встречных однородных требований от 19.09.2015 стороны (Васылыга Л.Ф. и ООО «Спорт-Союз») прекратили обязательство Васылыги Л.Ф. перед ООО «Спорт-Союз», вытекающее из Договора возмездной уступки прав (цессии) от 18.09.2015 по задолженности в размере 130 000 рублей, и частично прекратили обязательство ООО «Спорт-Союз» перед Васылыгой Л.Ф., вытекающее из договора займа 1/2014 от 15.09.2014 путем зачета встречных однородных требований на сумму 130 000 рублей.

Согласно п. 5 Соглашения № 1 о зачете встречных однородных требований от 19.09.2015 г., с момента подписания данного Соглашения обязательство Васылыги Л.Ф. перед ООО «Спорт-Союз» вытекающее из Договора возмездной уступки прав (цессии) от 18.09.2015 г. по уплате суммы 130 000 рублей за уступаемое право требования считается исполненным в полном объеме.

Администрация г. Курчатова убедительных доводов, основанных на доказательствах и опровергающих доводы заявителя о процессуальном правопреемстве не представила.

Оценив документы, представленные суду о процессуальном правопреемстве, а также мнение представителей лиц, участвующих в деле, суд приходит к выводу о наличии оснований для проведения процессуального правопреемства Общества с ограниченной ответственностью «Спорт-Союз» (ИНН 4634009730; ОГРН 1084613000053) на Васылыгу Лидию Федосеевну (28.11.1948 года рождения, место рождения гор.Ткварчели Абхазской АССР, зарегистрирована по адресу: Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Нижневартовский район, пгт. Новоаганск, ул. Техснаб, дом № 77, кв. 2). Согласно части 3 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Руководствуясь статьей 48, статьями 184, 185 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

Произвести процессуальную замену взыскателя с общества с ограниченной ответственностью «Спорт-Союз» на Васылыгу Лидию Федосеевну по определению Арбитражного суда Курской области о взыскании судебных расходов от 29.06.2015 по делу № А35-2357/2014.

Настоящее определение может быть обжаловано в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его вынесения через Арбитражный суд Курской области.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июня 2017 г. N 46-КГ17-16

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению ООО «Радуга Мебели» об установлении процессуального правопреемства

по кассационной жалобе директора ООО «Радуга Мебели» Гурова И.О. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ООО «Радуга Мебели» обратилось в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве.

Определением Октябрьского районного суда г. Самары от 22 апреля 2016 г. требования ООО «Радуга Мебели» удовлетворены, произведена замена взыскателя ООО «Радуга Мебели» на Нестерова С.А.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г. определение Октябрьского районного суда г. Самары от 22 апреля 2016 г. отменено, по делу постановлено новое определение, согласно которому в удовлетворении заявления ООО «Радуга Мебели» о замене стороны исполнительного производства правопреемником Нестеровым С.А. отказано.

В кассационной жалобе директора ООО «Радуга Мебели» Гурова И.О. содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 17 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом, для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела такие нарушения норм права допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что решением Октябрьского районного суда г. Самары от 2 октября 2015 г., вступившим в законную силу 28 января 2016 г., частично удовлетворены исковые требования Солодовникова Д.В. к ООО «Радуга Мебели» о защите прав потребителей: заключенный между сторонами договор купли-продажи расторгнут, с ответчика в пользу истца взысканы уплаченная по договору сумма в размере 274 750 руб., неустойка за нарушение срока возврата указанной суммы в размере 50 000 руб., расходы на оплату судебной экспертизы и изготовление цветных фотографий в размере 15 000 руб. и 1320 руб. соответственно, компенсация морального вреда в размере 2000 руб., штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50 000 руб.

Одновременно на Солодовникова Д.В. судом возложена обязанность вернуть ООО «Радуга Мебели» приобретенный товар: кровать двухъярусную с лесенкой и одним ящиком, шкаф платяной, фасад с рейкой, стол-бюро, стул, стеллаж, полку навесную, матрас Optima Twist (2 шт.) и наматрасник Memorix.

28 января 2016 г. между ООО «Радуга Мебели» и Нестеровым С.А. заключен договор уступки прав (требования), согласно условиям которого первоначальный кредитор — ООО «Радуга Мебели» передает, а новый кредитор — Нестеров С.А. принимает право требовать с Солодовникова Д.В. возврата приобретенного у ООО «Радуга Мебели» товара.

12 апреля 2016 г. ООО «Радуга Мебели» направило в адрес Солодовникова Д.В. уведомление о переуступке права (требования).

20 апреля 2016 г. заместителем начальника отдела — заместителем старшего судебного пристава ОСП Красноярского района Самарской области вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства N 12318/16/63014-ИП в отношении Солодовникова Д.В.

Удовлетворяя заявление ООО «Радуга Мебели» о замене взыскателя, суд первой инстанции исходил из того, что право на замену стороны в исполнительном производстве предусмотрено законом, какие-либо законодательные или договорные ограничения для его реализации отсутствуют.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявления ООО «Радуга Мебели», суд апелляционной пришел к выводу о том, что обязанность потребителя вернуть приобретенный товар (встречное обязательство) является производной и возникает после обязанности продавца вернуть денежные суммы, которая не была исполнена. При этом на основании пункта 1 статьи 359 Гражданского кодекса Российской Федерации Солодовников Д.В. вправе удерживать у себя товар до получения полного исполнения от ООО «Радуга Мебели» решения Октябрьского районного суда г. Самары от 2 октября 2015 г., постановленного в его пользу.

С данным выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Процессуальное правопреемство представляет собой переход процессуальных прав и обязанностей от одного лица к другому в связи с материальным правопреемством и допускается в том числе на стадии исполнительного производства. При этом, по смыслу статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основанием процессуального правопреемства при уступке требования является именно договор уступки требования безотносительно к юридической действительности основного обязательства.

В связи с этим, разрешая требование о процессуальном правопреемстве, суд должен проверить соблюдение сторонами императивно установленных законом — главой 24 Гражданского кодекса Российской Федерации — норм, касающихся уступки требования (цессии) и вправе отказать в процессуальном правопреемстве только в случае несоблюдения указанных выше требований закона.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент заключения договора уступки требования), право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

В силу статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты (пункт 1).

Согласно статье 383 Гражданского кодекса Российской Федерации переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что требование, принадлежащее кредитору, может быть передано другому лицу в существовавшем на момент сделки объеме при условии, что такое требование не относится к числу тех, которые не могут переуступаться, то есть неразрывно связаны с личностью кредитора.

Согласно статье 388 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации условием уступки требования является то, что она не должна противоречить закону.

Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения (пункт 4 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Учитывая вышеизложенные положения закона, суду апелляционной инстанции следовало установить, сделала ли уступка требования неденежного исполнения обязательство Солодовникова Д.В. по возврату мебели более обременительным для него, а также установить, имелось ли соглашение между Солодовниковым Д.В. и ООО «Радуга Мебели», допускающее запрет или ограничение уступки требования ООО «Радуга Мебели» на получение неденежного исполнения. Однако эти юридически значимые обстоятельства судом установлены не были.

Кроме того, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении требований о процессуальном правопреемстве, суд апелляционной инстанции не сослался на закон, который, по его мнению, не допускает уступки требования по встречному обязательству, а также, делая вывод о том, что уступка требования по встречному обязательству — возврату мебели, препятствует возможности взыскания Солодовниковым Д.В. с ООО «Радуга Мебели» присужденных денежных средств, не учел, что должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (статья 386 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Так, в качестве возражений должник может сослаться на прекращение обязательства зачетом, поскольку согласно статье 412 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Это судом апелляционной инстанции не было принято во внимание, в результате чего вынесенное судебное постановление не отвечает требованиям статей 195, 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Ссылка суда на положения статьи 359 Гражданского кодекса Российской Федерации об основаниях удержания вещи, положенная в обоснование отказа в удовлетворении требований о процессуальном правопреемстве, не может быть принята во внимание, поскольку ею не регламентируются вопросы процессуального и материального правопреемства.

Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ООО «Радуга Мебели».

В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в целях соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г. отменить и направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Понятие процессуального правопреемства

Процессуальное правопреемство — это ситуация, при которой одна из сторон цивильного судопроизводства заменяется на иной субъект. Причиной данного процесса может быть смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования и т.п.

Основание процессуального правопреемства

Правопреемство может произойти на любой стадии искового производства, во время исполнения решения. Процессуальное правопреемство оформляется определением судьи о замене лиц в судебном производстве на преемников (преемника). Оно может быть обжаловано заинтересованными лицами в порядке, прописанном правовыми актами. Стоит заметить, что преемство в процессуальном праве реализуется только тогда, когда иск уже подан, а дело возбуждено, то есть совершено действие, являющееся началом гражданского правосудия. В иной ситуации можно говорить только о преемстве в материальном, а не процессуальном, праве. Возможна замена таким способом истца, ответчика, третьего лица (имеющего или не имеющего собственные требования). При этом состав сторон обычно не меняется, меняются исключительно лица, представляющие эти стороны. Это происходит по причине перемены лиц в материально-правовом обязательстве, являющимся предметом спора. Например, если гражданин умирает, некоторые его материальные притязания или обязательства передаются принявшим наследство. При переуступке права требования возникает новый кредитор. В случае реорганизации юридического лица его правомочия и обязанности переводятся на лицо (или лица), являющиеся правопреемниками фирмы. Основанием правового преемства в процессуальном праве выступает перемена лиц в цивильном материальном праве (постольку, поскольку такая замена допускается либо прямо не запрещается законодателем).

Виды правопреемства

Универсальное правопреемство — в этой ситуации весь объём правомочий, правопритязаний, обязанностей переводится от одного лица к другому в неизменном виде. Это возникает в результате наследования (в случае принятия наследства к наследникам или наследнику переходят и права, и обязанности наследодателя), реорганизации юрлица.
Сингулярное правопреемство — здесь правомочия, обязательства, правопритязания переходят не в полном объёме к преемнику, а лишь частично, в каких-либо отдельных материально-правовых отношениях и, соответственно, в отдельных процессуальных отношениях. Возникает при цессии (переводе права требования), купле-продаже заложенного имущества (когда заёмщик продаёт предмет залога, займодавец будет иметь дело уже с покупателем имущества для его истребования). Законодатель допускает такой переход либо прямым указанием в нормативно-правовых актах, либо не запрещая это.
Материальное и процессуальное правопреемство разница
При этом между процессуальным и материальным преемством существует различие: в материальном праве допускается частичное правовое преемство, а в процессуальном — нет. Правопреемник принимает все права и обязательства в судопроизводстве без каких-то оговорок и исключений. Например, покупатель заложенного имущества — ответчик, обладает всеми правами и обязанностями ответчика-заёмщика, на место которого встаёт в судебной тяжбе. Перемена субъектов в судебном производстве возможна постольку, поскольку такая перемена может совершиться в материальном правоотношении. То есть сначала субъекты меняются в цивильном материальном отношении, а уж потом — в сомом судопроизводстве. В этом смысле материальное правовое отношение превалирует над процессуальным, предшествует ему. Соответственно, процессуальное правопреемство невозможно, если таковое не способно произойти в материальном правоотношении. Это, например, отношения личные, субъективные. К примеру, по договору ренты (пожизненного содержания с иждивением) получателю гарантируется содержание рентодателем, но такой договор прекращается в момент кончины рентополучателя, его права требовать материальное содержание к наследникам не переходят. По трудовым спорам зачастую правопреемство невозможно, так как большое значение имеет личность работника (например, при спорах о незаконном увольнении, восстановлении в должности).

Порядок процессуального правопреемства

При возникновении обстоятельств универсальной замены лиц в материальном правоотношении, рассмотрение возбужденного дела приостанавливается для вступления преемника в процесс. Когда преемство сингулярное, отправление правосудия не приостанавливается. Преемник, вошедший в дело, получает права и обязанности своего предшественника, все действия которого для него обязательны.
Возможна ситуация, когда в спор на какой-либо из сторон вступают сразу несколько правопреемников (например, в результате получении наследства несколькими наследниками они делят между собой права и обязанности наследодателя в размере, равном их наследственным долям; в случае реорганизации юридического лица в форме разделения, выделения образуются несколько юридических лиц, являющихся преемниками предыдущего в равной степени). В любой ситуации судья уведомляет преемника (преемников) о необходимости вступить в судебную тяжбу. Если это лицо должно занять место истца, третьего лица, то вступление или невступление в разбирательство — его право, а не обязанность. При отказе преемника-истца вступить в разбирательство возбужденное дело прекращается в связи с отказом истца от исковых требований. Если же лицо должно занять место ответчика, его отказ от вступления невозможен (в случае отказа суд всё равно рассмотрит дело по существу и вынесет решение в отношении правопреемника-ответчика, вне зависимости от его воли).
Объём правомочий и обязательств преемника изменяется в зависимости от той стадии разрешения тяжбы, на которой он вступил в спор. Этим правопреемство отличается от замены ненадлежащих лиц при замене ненадлежащего истца или ответчика всё рассмотрение начинается заново, а действия ненадлежащих заявителя и ответчика не обязательны для надлежащих. Правопреемник, по-сути, не рассматривается законодателем как новый субъект участник судопроизводства, поэтому правомочия, притязания и обязанности преемника проистекают из соответствующих прав и обязанностей правопредшественника. Возникает ситуация, когда сторона одна, а субъект, её представляющий — новый (при замене ненадлежащего истца или ответчика меняется не только субъект, представляющий сторону, но и сама сторона).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *