Отзывы о работе инкассатором в сбербанке.

Бронежилет и синий чемоданчик: инкассаторы Сбербанка рассказали о своей работе
1 августа люди, охраняющие ежедневно миллионы рублей, отметили профессиональный праздник.
Фото







Сложил деньги в чемоданчик, сел в машину, по пути заехал, заправил банкомат — так выглядит работа инкассатора со стороны. Однако нюансов в профессии очень много. Да и попадают в эту сферу деятельности далеко не все желающие. Сотрудники кассово-инкассаторского центра (КИЦ) Чувашского отделения Сбербанка приоткрыли некоторые секреты своей работы.
Служба в армии — обязательна
Хорошая физическая подготовка, владение оружием, психологическая устойчивость и высшее образование — этими качествами и навыками должен обладать мужчина, который хочет работать инкассатором. Почему именно мужчина? Потому что женщины в этой профессии — редкость. В Чувашии дам-инкассаторов нет, но есть, например, в Сбербанке на Дальнем Востоке.
Перед тем, как поступить на службу, все новички проходят обучение, которое длится три месяца. Средний возраст сотрудника КИЦ — 40-45 лет.
— Наши инкассаторы — это в основном ветераны внутренних войск, спецназа, МВД. Они же рано выходят на пенсию. Если это молодой сотрудник, то обязательно после службы в армии — в приоритете ВДВ и морская пехота, — рассказывает Сергей Пайманов, начальник отдела инкассации и перевозки ценностей Сбербанка в Чувашии. — Мы очень много времени уделяем профессиональной подготовке: обучение инкассаторы проходит постоянно. Периодически они сдают зачеты на знание нормативных документов, по физической подготовке, по стрельбам и владению оружием. В ежедневной работе инкассаторам приходится выполнять и мелкий ремонт банкоматов, поэтому немаловажно и знание технического английского языка.
Каждый шаг — под присмотром
Передвигаются инкассаторы на специальном автотранспорте. В большинстве своем это полноприводные иномарки.
— Автомобили бронированные, весят порядка 5 тонн каждый, оснащены кондиционерами (инкассаторам не разрешается открывать окна, – News), — рассказывает Алексей Чернов, начальник сектора организации инкассаторской работы КИЦ. — Каждый автомобиль подключен к системе автоматизированного мониторинга. Это позволяет осуществлять контроль за авто по всему маршруту его следования и своевременно реагировать в случае различных внештатных ситуаций. Также в салоне есть видеокамеры: водитель контролирует все, что происходит в машине.
Экипаж автомобиля состоит в основном из трех, реже из двух человек, включая водителя. По Чувашии ездят 49 инкассаторских автомобилей Сбербанка, сотрудников КИЦ в три раза больше, почти 100 из них трудятся в Чебоксарах.
— В целях безопасности инкассатор узнает о том маршруте, на котором будет работать либо в тот же день, либо вечером накануне. Обязательно он получает наряд на день, а по возвращении отчитывается о проделанной работе, сдает оружие, — продолжает Сергей Пайманов, начальник отдела инкассации и перевозки ценностей Сбербанка в Чувашии. — В основном работа у нас вечерняя, магазины же работают допоздна. К полуночи заканчиваем.
Когда своя ноша тянет
Обязательное обмундирование инкассатора — бронежилет из высокопрочного полиэтилена. Он имеет боковые пластины, которые защищают жизненно важные органы; карманы для радиостанции, кобуру для пистолета.
— Защищает от автоматных и пистолетных выстрелов с 10 и 5 метров соответственно. Весит 6 кг, предыдущая модель была порядка 9 кг, — рассказывают сотрудники КИЦ.
Всю наличность инкассаторы складывают в специальные контейнеры — синие чемоданчики, которые весят без малого 10 кг. Вот и представьте: весь рабочий день в таком жилете и с чемоданчиком, да по такой жаре… Как минимум 16 кг всегда на тебе. Весу добавляют деньги внутри спецконтейнера.
— И валюту возим, и слитки тоже, бывает. Вообще вместимость такого чемоданчика — до шести тысяч купюр, то есть до 30 миллионов рублей. Стоимость самого контейнера — около двухсот тысяч рублей. Открывается он специальным ключом. Даже если этот ключ у инкассатора похитят, открыть им чемодан уже не получится: специальный тумблер переключает систему на другой замок. Кстати, и одним ключом два раза спецконтейнер не откроешь, — показывает Александр Васильев, начальник сектора инкассации и перевозки ценностей. — Чемоданчик защищен от взлома, от попыток удара, от температурных воздействий. В случае несанкционированных ударов и попыток вскрытия в спецконтейнере срабатывает взрывчатое вещество — и всю имеющуюся внутри наличность заливает специальной несмываемой краской. Таким образом, нападение на инкассаторов сегодня становится практически бессмысленным.
Сотрудники, работающие в Чувашском отделении Сбербанка два десятка лет, не припоминают на своем веку нападений на наших инкассаторов. Правда, наверняка многие помнят случай в соседнем Татарстане, когда сам инкассатор, ранив напарника, скрылся на служебной машине и прихватил с собой более 60 миллионов рублей.
Журналисты поинтересовались, бывали ли на территории нашей республики попытки нападения на инкассаторов, «косые взгляды» со стороны прохожих?
— В таких случаях просто говорю: «Я человек вооруженный, при исполнении служебных обязанностей, отойдите, пожалуйста», — ответил Сергей Пайманов. — Как правило, с первого раза все понимают.
Оксана КУЗЬМИНА,
фото автора.

Прочитал статью на Хабре про ужасы работы в Сбере и невольно вспомнил свою собственную историю взаимоотношения со Сбером в качестве сотрудника. Я уже несколько лет работаю в другом месте и не хотелось «выносить сор из избы», но, видимо этот «гештальт» таки надо закрыть.

Я устроился в Сберовский бэкофис с локацией в Южном Порту. Это был мой первый банк и первая настолько крупная организация. Всего в Сбере я проработал почти что 4 года. Первые два с половиной года были очень интересными. Мне посчастливилось работать в разных командах на крупных кросфункциональных проектах.

Сбер из за количества клиентов и их территориальной распределённом был вынужден разделить их логически, административно и инфраструктурно на целых 14 частей! ИТ мощности просто не позволяли справляться с объёмом транзакций и всякой атрибутивной информацией в одной базе. К 2013 это было 14 отдельных минигосударств с похожими, но несколько различными правилами игры. Одна и та же бэкофисная операция могла занимать разное время, если её делать в Перми или, например, Питере. Неким следствием из этого было как раз пресловутое «где вы карту заказывали, туда и приходите». Для клиента Москва и Подмосковье были одним регионом, а для банка они были разными. В Сбере появился МЕГА ЦОД и вместе с ним вычислительные мощности, нужны были интеграционные решения, но это ещё нужно было сделать! Проект объединения предусматривал выравнивание процессов и напоминал операцию на открытом сердце.

В статье на Хабре писалось о выбешивающей бюрократии и множестве бессмысленных задач «сверху» и это истинная правда. У меня было крутое руководство, они хорошо разбирались в банковских операциях, бухгалтерии и ИТ и умели качественно отбиваться от всякой ненужной дичи.

Единственное, что действительно раздражало это идиотские ограничения доступов. Всем очень нужна была аналитика, дашборды и простая автоматизация, но заказать это в Сбертехе не представлялось возможным — бездна согласований и реализация года этак через два. Выход — писать что-то самому, но на чём? Просто взять и установить Python или Visual Studio нельзя — это же только для разработчиков. Доступ к нормальной БД вроде Oracle или хотя бы MySql невозможен по тем же причинам.

Мне приходилось много писать на VBA, но и тут не всё было просто.

Доходило до смешного — месяц я воевал с безопасниками за установку на локальной машине Access. Мне сказали, что должна быть проведена экспертиза кода, ибо Access это опасно и он может содержать вирусы. Для этого ко мне ногами пришли двое «специалистов» из категории кому за 50 и стали листать на моём мониторе вбашные скрипты. Там было строк 200 кода с регэкспами и прочим фаршем и понять таким способом что в них происходит было решительно невозможно. Но они с умными лицами крутили колёсиком мыши и задавали мне вопросы невпопад. Поохав Access мне всё же разрешили, а я не стал им рассказывать, что могу написать вредоносный код в обычном нотпаде.

В целом все эти вещи можно было бы отнести на специфику работы крупного госбанка и с этим можно было до определённой степени мириться.

Всё хорошее закончилось, когда моем подразделении произошла релокация. Этим словом обозначают цирк происходящий в Сбере примерно раз в три года. Кадровая структура перекраивается до неузнаваемости а людей распихивают кого куда. Работал в кредитах? Будешь работать с депозитами. Софт коллекшн? В пенсионный фонд! Ну и так далее.

Я познакомился со своим новым руководством и задачами. Мне предстояло сделать инструмент прогнозирования объёма бэкофисных операций. У меня уже были для этого наработки и мне хотелось сделать нечто крутое и полезное. Но, как говорится, не тут-то было.

Моей свежеиспечённой начальнице сделали предложение от которого она не могла отказаться и ушла куда-то наверх чем-то там руководить, а я к тому времени подписал соглашение на перевод.

В качестве руководителя мне досталась дама по истине легендарная. Она хорошо разбиралась в бюрократических течениях, но главное, умела блестяще манипулировать людьми. Не могу вспомнить ни одного случая, чтобы я выполнив хоть какое-то из её поручений, я не остался бы в чём-то виноват. Она, видимо, считала, что в состоянии перманентной вины меня лучше удастся контролировать.

Она считала допустимым публично отчитывать подчинённых, с переходом на личности, криками и брызганием в лицо слюной. Вполне в порядке вещей считалось использовать в упрёках подслушанное в разговорах по телефону с близкими. После неприятного случая с одной из моих коллег, я ВСЕГДА говорил по телефону в местах, где меня нельзя было слышать.

Рабочий день НИКОГДА не заканчивался в 18. Нормой было раздавать задания, когда время близилось к 22. Однажды я приехал домой в 5 утра.

Если кому-то при этом нужно было уйти раньше, то на него смотрели как на предателя и за этим, как правило, следовали упрёки и придирки.

Ужасно неприятно было видеть, как такой человек издевается и доводит до слёз какую-нибудь из девушек-сотрудниц, хороших, покладистых и компетентных спецов. Или когда громко и обидно отчитывают аналитика, мужчину over 55 за какую-то откровенную чушь.

Исполняя поручения такого руководителя приходилось прикрываться со всех сторон. Во-первых матричная структура Сбера предусматривала конфликты интересов, между подразделениями велась тихая (или же нет) война. Я старался налаживать горизонтальные связи, на основе простой человеческой взаимопомощи, но мне открытым текстом запрещалось «дружить». Важным моментом было не взять больше ответственности чем нужно, а ещё лучше спихнуть свои проблемы на коллег из другого департамента.

С другой стороны задачи надо было решать так, чтобы отбиться от возможных придирок руководителя, это не всегда было возможно, поскольку при постоянной работе в режиме цейтнот и вечном недостатке данных всегда есть к чему придраться.

Разумеется о продуктивности и инициативности в таких условиях не было и речи, каждое моё утро начиналось как песня группы «Кино» в которой «весь мир идёт на меня войной».

Почему я просто не уволился? Грешен, было жалко денег. В Сбере есть годовая премия и уволиться по среди года значило лишить семью необходимого.

К тому же конфликт с руководством у меня разгорался постепенно. Сначала я искал подходы и пытался прийти к понятным и нормальным взаимоотношениям. Потом пытался игнорировать эмоциональный фон и извлекать полезный опыт. Потом я отчаянно боролся за свои границы и не позволял себя унижать. Было множество унизительных попыток доказать мою якобы некомпетентность, заставить подписать объяснительные определённого содержания, прямые угрозы «уволить по статье» и прочий токсичный трэш.

Почему я не пожаловался? Я был свидетелем похожих историй. Жалоба на руководителя попадает к нему же самому, а от самого жалобщика быстро избавлялись HR. Впрочем, у меня были диктофонные записи особенно эпичных выступлений;)

В итоге, посмотрев, как строится рабочий процесс в других местах и получив опыт таких токсичных рабочих отношений я стал иначе относится к подобным ситуациям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *