Как я стала инвалидом

Сергей Балашов

Веб‑разработчик. В 2007 году получил инвалидность I группы, парализован.

О значении хорошего самочувствия знают все, на ком держится домашнее хозяйство. Как только появляется какая‑то болезнь или недомогание, список важных дел, которые ждут своего часа, начинает стремительно расти.

В большей степени это касается людей с инвалидностью. Даже решение обычных бытовых вопросов требует значительных усилий, и приходит осознание, что справиться с проблемой самостоятельно вы уже не в состоянии.

К чему нужно быть готовым

1. Изначально у вас есть к кому обратиться за помощью: семья, друзья, хорошие знакомые, люди, которые вам чем‑то обязаны. В первое время проблемы мало‑помалу решаются.

2. Затем редеет список друзей: кто‑то перестаёт отвечать на звонки, кто‑то обещает помочь, но не помогает, кто‑то «помогает» так, чтобы больше к нему не обращались. Исчезают хорошие знакомые и тем более теряются все остальные. Но если вы до сих пор можете быть полезны обществу, появляются люди, которые начинают использовать ваши ресурсы. Чем безвыходнее ситуация, в которую вы попали, тем наглее эти люди.

Конечно, есть те, кто искренне желает помочь и предлагает человеку с инвалидностью работу, которую вполне мог бы поручить здоровому исполнителю. Но кто-то просто пользуется возможностью платить копейки за объёмную задачу, зная, что у инвалида выбор небольшой. Некоторые опускаются до обмана. Таковы люди, и настолько сильны их слабости.

3. У человека с инвалидностью тем временем теряется вера в человечество. «Он честный, так не поступит», «Мы же семья!», «Как человек может забыть, сколько я для него сделал?» и многие другие убеждения разрушаются одно за другим.

4. Из разросшегося списка дел исчезают «хотелки»: нужно хотя бы сохранить то, что есть. Вы могли сдувать пылинки с автомобиля и бережно обращаться с электроинструментами и другими дорогими вам вещами. Когда у вас инвалидность, эти вещи переходят в руки других членов семьи — зачастую неопытных — или даже посторонних людей. Зачастую всё ещё больше ломается, чем ремонтируется, а вы можете только наблюдать и давать советы, что рано или поздно приводит к напряжению с обеих сторон и даже ссорам.

5. На следующем этапе человек начинает отказываться от лишнего. Когда продаёте личный автомобиль, чтобы избавиться от затрат на его содержание, страдает возможность выезда за пределы дома. Изначально кажется, что если в большой семье несколько машин, то можно попросить родственников свозить в пенсионный фонд или банк. Но с годами выясняется, что такой возможности нет. Добавим к этому отсутствие «доступной среды», и получится, что жизнь теперь будет проходить в пределах квартиры. У колясочников эта зона ещё меньше — до первого порога или узкого места в помещении.

Слово «зона» здесь не случайно: со временем жизнь парализованного человека так и воспринимается — как заключение в тюрьме. В благоустроенной одиночной камере с интернетом, музыкой и телевизором.

Пожизненное заключение воспринимается очень больно. Знал людей, покончивших с собой при осознании того, как им предстоит жить.

6. Через год появляется долгожданное смирение. Хорошее словосочетание, да? Приходится насильно себя смирять, иначе уже стоит вопрос о том, можешь ли ты нести на себе ответственность супруга и родителя. Начинаешь обустраивать свой быт и самостоятельно адаптироваться. Заказываешь другую мебель: подходящую кровать, стол. Думаешь, как бы оформить комнату, чтобы в ней было легче сохранить позитив.

Однако он теряется, этот позитив. Проявляются физические последствия, которые угрожают лежачему человеку. Ампутация? Легко! Смерть от искривления позвоночника? Запросто!

7. Слово «депрессия» становится всё более серьёзным. «Какая депрессия? У меня нет на это времени! Я работаю на двух работах, чтобы успевать делать ремонт, отдавать долги и кредиты», — говорил я до инвалидности, посмеиваясь. Теперь депрессия — это серьёзно. Мир отворачивается от тебя, предают близкие, ты разрушаешься физически — как тут поддерживать оптимистичный настрой?

Это ещё один опасный период. У кого‑то возникает зависимость от алкоголя или наркотиков. Кто‑то, пережив самое трудное время первого принятия своей инвалидности, именно сейчас сводит счёты с жизнью.

8. Затем начинается дорога в гору. Мы уже ни на кого не рассчитываем, только на себя и свою пенсию.

Но что такое эта пенсия? Хорошо, если ты раньше работал в значимом секторе и твои действия оценивали по заслугам. В моей трудовой книжке отмечен непрерывный стаж: с 1992 по 2007 год, но моя пенсия оказалась ниже социальной. Если бы я всё это время не работал ни дня, а затем стал инвалидом, я бы получал столько же!

И вот когда этой мизерной пенсии не хватает даже на то, чтобы платить за коммунальные услуги и поддерживать быт, человек задумывается о подработке. То, что умел раньше, сейчас делать не получается, так что новая жизнь заставляет осваивать новые профессии.

Можно было бы закончить на позитивной ноте и рассказать о том, как расцвели Нью‑Васюки, но по факту вы получаете ещё больше проблем. На рынке труда вы лишние.

Вы предлагаете свои услуги знакомым, спамите в соцсетях, звоните прежним работодателям, но по сути просто тратите время, которое так необходимо для физического восстановления и домашних дел. Платить вам за работу столько же, сколько здоровому сотруднику, никто не собирается: вы не можете присутствовать в офисе или быть постоянно на связи.

Парализованному человеку требуется в общей сложности около 4 часов лечебной физкультуры в день. Добавим сюда время на гигиенические и медицинские процедуры — получится почти 6 часов, и это не учитывая домашние дела. У лечебной физкультуры есть ещё один важный плюс: она даёт энергию и помогает справиться с депрессией. А если вы решите делать что‑то в ущерб тренировкам, ни к чему хорошему это вас не приведёт.

Что делать, чтобы облегчить ситуацию

1. Максимально эффективно разместите ЛФК в своём расписании. На занятия полезно отвести 1–1,5 часа утром и ещё столько же ближе к 4–5 часам вечера. Также рекомендую ежечасно делать 5‑минутную разминку — очень полезно совместить её с привычкой пить воду.

2. Ведите список домашних дел. Я советовал бы использовать Todoist: в нём можно разбить задачи по специализациям и делиться перечнем с людьми, которые могли бы выполнить работу (за деньги или как помощь). Прежде чем обращаться к специалистам, старайтесь накопить внушительный список задач, чтобы стоимость выезда на дом окупилась (конечно, если речь не идёт о безотлагательных проблемах).

3. Не нойте, нытиков не любят. Гораздо охотнее помогают людям, которые стойко встречают жизненные обстоятельства. А ещё бывает, что среди тех, на кого вы и не подумаете, есть люди с проблемами ещё хуже ваших.

4. После того как вы привыкли к своему графику и тренировкам, определите ваши возможности и подумайте, чем вы могли бы заниматься в своих условиях. Начните с творческих попыток: если у вас обнаружится какой‑то талант, вам будет куда проще в дальнейшем освоить свою нишу. Если творческие занятия не для вас, выбирайте варианты из тех, что предлагаются на рынке. Например, можно попробовать себя в специальностях, связанных с интернетом или звонками. Имейте в виду, что практически каждый будет стараться использовать вашу безвыходную ситуацию, поэтому не распространяйтесь о своём положении, просто ищите подработку.

Краткий вывод прост: умерьте амбиции, делайте для своего восстановления всё, что возможно в ваших условиях, и не рассчитывайте на государство или помощь извне.

В нашей сегодняшней статье:Как я стала инвалидом — Оставайся сегодня у меня – Обратилась я к Наташе. – Леша приедет поздно, не хочу оставаться одна, уложим Кристину и посмотрим какой нибудь фильм. Сестра с радостью согласилась, и мы поднялись в квартиру. Муж уехал за покупкой машины, а я осталась с дочерью дома, поэтому и пригласила сестру с ночевкой. Думала посмотрим фильм, да и что ей делать дома в одиночестве. Уже собираясь ложиться спать, каким-то шестым чувством, услышав как во двор въезжает машина, я поняла, что это мой муж. Хотя я не знала, что это будет за машина, какой марки и соответственно звука работающей машины, я тоже не знала. Выбежав на балкон, я увидела, как к подъезду подъезжает белая легковая машина, открываются двери и сквозь темноту, я заметила, что мне машут рукой. Только тогда я абсолютно убедилась, что это Лёша.
— Завтра едем на природу – Поставил меня в известность муж, переступая порог квартиры.
— Кто едет? – Не понимала я
— Отчим с другом, ты и я, ну Кристину возьмем.
— Я не хочу. – В мою душу вкрался неизвестный мне страх, и я четко понимала, что ехать мне, а уж тем более рать с собой ребенка, не стоит.
— Если не поедешь ты, то и я не поеду. А права только у меня и соответственно поехать отчим и его друг, тоже не смогут. Так что у тебя нет выбора, собирайся. Алексей улыбнулся и пошел на кухню.
Всё мое тело тряслось от страха и непонятного ужаса, я понимала каждой клеточкой своего тело, что будет, что то страшное.

В ту ночь, мы очень сильно поругались, а наотрез отказывалась ехать, муж же настаивал что бы я поехала и не срывала поездку всем остальным. Получалось, что у меня действительно не было выбора, и я согласилась.
Встав в шесть утра, ощущение страха не покидало меня, муж стоял на балконе и курил, я подошла к нему, вытащила сигарету из пачки и закурила.
— Кристина останется дома с сестрой, сказала я.
— Почему?
— Просто пусть останется дома и всё, нервно ответила я, — если ты не согласишься, значит, я тоже никуда не еду.
— Пусть остается дома, ответил Алексей, туша сигарету. Он зашел внутрь, а я осталась на балконе, успокаивая себя и объясняя сама себе, что все мои нехорошие предчувствия, не более чем боязнь нового автомобиля. Как — никак это первый наш автомобиль и я никогда не ездила с мужем, никогда не видела его за рулем и уж тем более понятия не имела, как он в качестве водителя. Немного успокоив себя, я стала собираться. Сделала несколько бутербродов с сыром и ветчиной, залила термос горячим черным чаем, взяла овощей, фруктов и соли, оставила записку сестре с рекомендациями по поводу Кристины.
Белая машина, уже стояла у подъезда когда я выходила из дома. Муж пригнал автомобиль за десять минут до моего прихода и любезно открыл мне дверь машины
— Прошу вас мадемуазель, гордо сказал он.
— Спасибо, чуть улыбнувшись, сказала я. – Вот не понимаю я Леш, вы мужчины, вы собрались на рыбалку, я там зачем нужна? – Спросила я, надеясь на последнюю надежду, что всё таки меня оставят в покое и я успешно пойду досматривать свой сон.
— Хватит уже, — начался он раздражаться. – Ты же знаешь, что я без тебя не поеду.
Я молча отвернулась к окну, так и молчала всю дорогу.
Мы заехали за моим свекром, заехали за его другом и поехали к месту предполагаемого отдыха. Дорога была просто ужасной, щебенка, камни, рытвины. Вся машина ходила ходуном, но наконец то эти сорок километров закончились и мы подъехали к небольшому озеру и стали выгружаться.
— Ты мне ответь на один вопрос, — уже обиженный моим молчанием Алексей, стал допрашивать меня – Всю свою жизнь ты ничего не пропускала, вечеринки, поездки, что ни день, то подвиги. Что на этот раз случилось, от чего обиды и нежелание ехать? Вот мы и на месте и ничего страшного не произошло.
— Извини, я сама не пойму, наверное, просто хотелось провести день с дочерью, с тобой и с сестрой. А тут я и трое мужчин, вы рыбачите, а мне что делать?
— Кто же тебе не давал, взять и Кристину, и Наташу с собой. Они я больше чем уверен, против не были.
— Леш, оставь меня в покое, иди вон рыбки полови, — грубо ответила я, расстилая одеяло на берегу озера. – Я полежу тут, может удастся поспать, я спала всего три часа сегодня.
Повалявшись пятнадцать минут, я встала и подошла к мужу, который стоял на берегу озера с удочкой в руках и ужасно деловым видом.
— Сейчас мы поймаем самую большую рыбу, — гордо сказал он.
— Ты что пиво пьешь?, — возмутилась я, увидев в траве на половину опустошенную бутылку. – Ты же за рулем вообще!- Почти наорала я на мужа.- Как можно быть таким безответственным?

— Ничего страшного не произойдет, я тебе обещаю, пытался он меня заверить, — пиво очень слабое и я больше пить не буду, — продолжал улыбаться Алексей.
— А где наши герои доктора?, Спросила я у мужа.
Павел Петрович и его друг, были военными медиками, мой свекор носил звание подполковника, а его друга я видела впервые, о нем мне было известно не многое, лишь то, что он работал в одном заведении с Павлом Петровичем.
— На лодке, посередине озера.
— Ого, как они далеко, вглядываясь на озеро и заметив их, ответила я.
Только я собралась развернуться и пойти прилечь на свое лежбище, как с лодки послышались голоса с просьбой съездить в соседнюю деревню и привезти пива.
— Деревня ближайшая в пяти километрах, — задумчиво произнес Алексей, — ну что же, в принципе это пешком далеко, а на машине мы быстро, — уже более радостно сказал он, — поехали, обратился он ко мне.
Такое ощущение, что земля ушла из под ног, ощущение было гораздо сильнее, чем дома. Дыхание сперло всю мою грудь, и я замерла на месте. Какой то внутренний голос твердил мне, что ехать нельзя, я не могла пошевелиться и голова шла кругом.
— Ты в порядке?
Этот вопрос привел меня в чувство.
— Я не поеду, — шепотом сказала я.
— Началось… — раздражался муж, прыгнул в машину, включил музыку и открыл мне дверь, кивая головой на переднее сиденье, рядом с собой.
Дрожащими руками я захлопнула за собой дверь. «Господи, упокойся ты уже», настраивала я сама себя. Машина тронулась с места. Выехав всё на ту же отвратительную дорогу, мой муж даже не соизволил сбросить скорость.
-Леша, немедленно сбавь скорость, неужели ты не видишь какая плохая дорога? — еле тихо сказала я.
— Это не много, только кажется так что скорость большая, мы нормально едем,- услышала я в ответ.
Подъезжая к захудалой деревне, скорость была всё такой же большой и гуляющие по дороге куры, разбегались в разные стороны. Я начинала не на шутку злиться.
— Что за геройские замашки, это реально глупо смотрится со стороны.
Но меня никто не слышал, и мы подъехали к первому и как оказалось единственному магазину в деревне. Естественно никакого пива в нем не оказалось, Алексей вышел из магазина, а я была так расстроена его быстрой ездой и лихачеством, что даже не пошла с ним в магазин, а осталась сидеть в машине.
— Поедем назад к озеру, посмотрим, может от туда до города доедем.
— Так сильно пива хочется? – уже не скрывая раздражения, спросила я.
Мы неслись к озеру и машину то и дело заносило влево и вправо.
— Да сбавь ты уже скорость, прикрикнула я на мужа. – Я больше с тобой никуда и никогда не поеду.
Леша так был поглощен своей ездой, что не обращал никакого внимания на мои попытки образумить его. Скорость была такое же огромной, дорога такой же ужасной, а машину на каждом повороте заносило в стороны и нас просто вжимало в кресла.
— Леша, сейчас будет крутой поворот, — обратилась я к лихачу, заметив предупреждающий знак. И в этот самый миг, как я произнесла данные слова, издался сильный грохот, шум и я лишь на миг поняла, что машина переворачивается…
…Как хорошо, — поймала я себя на мысли. Так спокойно, тепло и хорошо. Я не понимала кто я или что я. Я ничего не видела и не слышала, лишь ощущала прикосновение легкого ветерка на коже и пение птиц, где то неподалеку. Наверное, это рай, почему то подумала я, такая легкость в теле и так спокойно на душе.… Не знаю, сколько я пролежала, но ко мне постепенно стала возвращаться реальность. Дорога… машина… и… Господи! Мы же ехали в машине, что случилось?! Я попыталась подняться, но у меня ничего не получалось, даже пошевелить пальцами на руках мне не удавалось, тело как будто онемело, как будто меня завалили камнями, предварительно обезволив с ног до головы. Я лихорадочно пыталась сообразить, что делать и почему я не могу пошевелиться, не могла понять, почему вокруг темно и что происходит. Я попыталась приподнять голову и тогда почувствовала боль в области левого глаза, такое было ощущение, как будто что то выдернула, типа некоего осколка из века. Моментально я почувствовало, что-то липкое и горячее, растекающееся по моему лицу. Но я не обращала особого внимания на это, куда важнее для меня было встать на ноги. Я изо всех сил, попыталась раскрыть глаза, постепенно я начала ощущать свое тело, с этим ощущением приходила и боль. При попытке приподнять голову, шея начинала сильно болеть, а вот пошевелить пальцами рук, мне по прежнему не удавалось.

Сквозь некую пелену на глазах, мне удалось увидеть машину метрах в тридцати от меня, почему то она была впереди меня и перевернута вверх колесами. Наконец то всё встало на свои места и реальность полностью вернулась ко мне. Я ясно осознала что случилась авария и что муж до сих пор находится в искореженном автомобиле, от куда не было ни звука, никаких движений, ничего!
Я попыталась позвать его, но не могла произнести ни звука, зато явно почувствовала вкус крови на губах и во рту, тут мне стало страшно, но я по прежнему пыталась не поддаваться панике и взять по максимуму себя в руки.
Вдруг дверь машины просто отлетела в сторону, Леша выбил ее ногами, ползком он выбрался из машины и стал озираться по сторонам в поисках меня. Наконец он заметил меня и его лицо просто изменилось от ужаса, на секунду замешкавшись, он быстрыми шагами, направился ко мне.
Я старалась что есть силы, показать ему что я в порядке, что я жива, что дышу. Но не могла по прежнему пошевелиться и произнести хоть какой то звук. Леша подбежал ко мне и стал успокаивать, -Всё будет хорошо, Всё будет хорошо. – Повторял он. И казалось, что он переживал больше меня и старался сам себя успокоить и убедить, что всё хорошо.
— Отойди, еле произнесла я. Я просто боялась, что он схватит меня. Я внутренне четко понимая, что трогать меня сейчас не стоит, что может открыться внутреннее кровотечение или произойти что то еще. Но он не слышал меня, а может мне так и не удалось это произнести вслух.
Боль стала возвращаться в мое тело с утроенной силой, ноги, почему то очень сильно гудели, но по-прежнему пошевелить ими, я не могла.
-Леша, ноги мои что, камнями завалены? Я пошевелить ими не могу. – Наконец то с огромным с трудом, произнесла я.
— Да нет, всё в порядке, они просто лежат на земле.
Я с ужасом поняла, что наверняка поврежден позвоночник.
— Леша, снова обратилась я к мужу, — Проверь аккуратно мой позвоночник, приподними куртку и посмотри.
— Нет, я не могу. Паника и страх накрывали его с головой.
-Леша, пыталась привлечь внимание мужа, — просто аккуратно приподними куртку и посмотри.
Сама я по-прежнему не могла шевелиться, лишь с трудом удавалось едва пошевелить пальцами на руках. Собрав всю волю в кулак, муж приблизился ко мне и нервно глотая, стал аккуратно приподнимать снизу куртку, что бы пробраться к спине.
— Нет, выкрикнул он, нет!! Леша подскочил на ноги, затем упал на колени, схватился обеими руками за голову и стал выкрикивать, что то нечленораздельное. Тут уже я ненароком перепугалась за него.
-Леша, Леша, пожалуйста, успокойся. – Просила я, а про себя подумала, что мне как раз истерик не хватает в сложившейся ситуации.
Он стал хватать камни и кидать их в небо – Господи! , кричал он, — Верни пять минут назад, всего пять минут! А я лежала и думала только о камне, кинутым в небо. Главное что бы он не прилетел мне в голову.
— Да успокойся ты уже, — пытаясь прекратить истерику мужа, крикнула я.
Немного успокоившись, Леша сказал: — «У тебя открытая рана и даже кости видны».
— Надо позвать кого то на помощь — отозвалась я, — А с лицом что?

Леша сказал что на веке у меня тоже открытая рана и видна кость черепа. Он побежал к машине и достал аптечку.
— «Холодок», прочитал он на упаковке. Быстро ознакомившись с инструкцией, он разорвал упаковку, извлек содержимое и приложил на мое веко. От этого прикосновения острая боль пронзила мое лицо.
В этот же миг я заметила лужу крови на земле, это было просто огромное багровое пятно. – Это что? Это от куда столько крови? – Испуганно спросила я у мужа.
— Из раны на лице. Кровь сейчас остановится. Чувствуешь холод?
— Да. Я уже даже боли не чувствую, лица как будто онемело.
-Это хорошо, наверное кровь уже остановилась.
В этот миг в глазах начало темнеет и начался озноб.
— Леша, мне, что-то плохо.
— Что? Что с тобой, что-то болит? – Начался волноваться муж.
— В глаза темнеет и дышать тяжело, то в жар, то в холод бросает.
И тут мне стало страшно. Впервые за этот час после аварии, мне действительно стало страшно. Я подумала о своей малышке, как она будет без меня? Слезы невольно потекли из глаз.
— Леша, пообещай мне что с Кристиной будет всё хорошо, что ты не бросишь ее.
— Ничего я обещать не буду, — снова злился он. – Ты сама всё делаешь.
— Пожалуйста, просто на всякий случай, просто пообещай.
— Нет! – Уже почти кричал он.
Не знаю почему, но на душе от этого стало только хуже. Я стала соображать что делать, ведь мы находились на абсолютно необитаемой дороге, вокруг нас в радиусе нескольких километров, не было ни единой живой души.
— Сколько до озера?, — спросила я
— Пара километров
— За сколько можно добраться до туда?
— Минут пятнадцать
— Нужно что то делать, я могу здесь еще очень долго пролежать, а мне становится только хуже.
— Я быстро, ты только не засыпай, я постараюсь как можно быстрее добраться до озера.
Как только Леша побежал, мне стало невероятно страшно. Умереть одной, ну уж нет, это уже слишком… Я позвала мужа обратно – «Не уходи, я боюсь. Я боюсь оставаться одна, я боюсь что мне станет плохо и рядом никого не будет, не оставляй меня».
— Сколько прошло времени?
— Три часа, не меньше – ответил Алексей. – На озере нас уже явно потеряли.
Тут мы увидели приближающийся автомобиль.
— Слава богу, — произнесла тихо я.
Автомобиль остановился, это был обычный уазик. Из кабины выглянул мужчина.
— Это ваша машина лежит? — Спросил он, показывая в сторону нашей перевернутой и искореженной машины.
Муж утвердительно кивнул головой.
— А с девушкой что? – Спросил он у мужа.
— Встать не может, нам помощь нужна.
— Давай ее в машину положим и увезем в город, — Предложил мужчина.
— У меня позвоночник сломан, — почему то огрызнулась я.
— Ясно. Ладно, мы поедем до города и вызовем скорую помощь. Ждите, мы быстро.
Они развернули машину и поехали до города.
— Мимо озера будете проезжать, предупредите наших о аварии, — крикнул вдогонку Леша.
Из машины махнули рукой, давая понять, что нас поняли.
Просто еще часа полтора, прежде чем вдали мы увидели приближающуюся скорую помощь. «Наконец то», думала я про себя.
Руки мои были ледяными, в глазах то и дело темнело, то знобило, то бросало в жар. Я думала о маме, я боялась, что будет с ней, когда она узнает о случившемся? Я должна быть сильной, ради мамы, ради мой любимой малышки.

Скорая помощь и мой свекор, подъехали одновременно. Павел Петрович взял мотоцикл у рыбака, расположившегося рядом с ними.
— Я думал вы в город уехали, поэтому вас так долго и не было – Начал объясняться Павел Петрович. Он то и дело озирался по сторонам пытаясь восстановить в своей голове картину происходящего.
— Пропустите пожалуйста, — попросила медсестра, пробираясь ко мне.
Вокруг меня закрутилось очень много народу, «от куда так много людей?» — проносились в моей голове мысли. Силуэты стали размывчатыми, а голоса людей, доносились до меня, как будто то из далека.
Мне поставили обезболивающее, затем переложили на носилки. Я слышала голос женщины в белом, она жалела меня и говорила о том, что я потеряла много крови, указывая на кровавое пятно подо мной. Павел Петрович рассеянно крутился вокруг своей оси, не совсем понимая, что происходит и что делать дальше.
Наконец меня загрузили в скорую помощь, Алексей уселся рядом со мной, взяв мою руку, в свою.
Эта поездка мне запомнилась на всю жизнь. Машину трясло так, что я думала от моего поломанного позвоночника, к концу поездки не останется ничего. Ко всему прочему, носилки оказались мягкими и я прогнулась в области перелома так, что от боли пришлось стиснуть зубы, что бы не потерять сознание.
— Разве вас не предупредили что у меня сломан позвоночник? – Едва слышно спросила я у мед сестры. – Почему вы не взяли жесткие носилки?
Мой вопрос остался без ответа, и я погрузилась в глубокий сон.
Очнулась я от жуткой боли и открыв глаза, я поняла, что лежу на каталке в каком то длинном коридоре и кто то, сзади, громко пыхтя, пытается ощупать мой позвоночник. Отвратительный запах перегара ударил мне в нос, пытаясь бросить взгляд через плечо и понять наконец, кто так нагло пытается меня облапать, я громко и почти дерзко выкрикнула – Ну ка отойди от меня!
Но меня по-прежнему грубо лапали холодными руками.
— Мне больно, — уже почти кричала я. На мой голос в коридор, вбежал муж и несколько медсестер. Обращаясь по имени и отчеству к мужчине, который пытался меня осмотреть, они лепетали:- Ваша смена уже окончена, мы всё сделаем сами.
— Я сам разберусь что мне делать, — Грубо ответил он, всё еще склоняясь надо мной. Тут, каталка, на которой я лежала, покатилась. Пьяный доктор просто не устоял на ногах и навалился всем весом на меня и на каталку, где я лежала.
— Леша, он меня сейчас перевернет: — Испугано кричала я, пытаясь ухватиться обеими руками за стены и не дать каталке покатиться. Муж подбежал к доктору, и началась потасовка. Медсестры что то щебетали, Леша и доктор махали кулаками, а я почти в обнимку со стеной, ждала когда всё это закончится.
Через несколько минут после происходящего, Алексей подошел ко мне, но даже не дав ему ничего произнести, я задала свой первый вопрос, после всего случившегося:
— Ты что пьян? – Я так была зла. Это что? Повод для веселья? Я просто недоумевала.
— Да я вот… — Начал было он, но я и шанса не дала для оправдания.
— Я думаю повода для этого не было, уйди пожалуйста.
Ко мне в эту же секунду подошла врач и успокаивая меня, воткнула в мою вену иглу. Я погрузилась в сон.
Проснулась я почему то на полу, лежа на носилках, на лестничном проеме, между вторым и первым этажами в больнице. Я аккуратно была укрыта одеялом, под головой лежала подушка. Мимо меня проходили пациенты, врачи, медсестры, обычные посетители, которые с большим интересом рассматривали меня.
Не понимая почему я тут лежу и куда все делись, я закрыла глаза, что бы не видеть всех этих людей и пыталась восстановить в памяти хронологию событий. Но кроме поля, где произошла авария и подъехавшей скоро помощи, я ничего вспомнить не могла.
— Привет. – Услышала я знакомый голос.
Открыв глаза, я увидела сестру.
— Привет, — улыбнулась я ей. – Почему я здесь лежу? – Первым делом спросила я.
— Машину готовят в Краснокаменск, тебя повезут туда на операцию на позвоночнике. Одну тебе сегодня ночью уже сделали, — сообщила на мне.
Я хихикнула, — Как сегодня ночью сделали, если я только утром в аварию попала? – утвердительно сказала я сестре.
— Сутки прошли после аварии, — заверила меня Наташа. Она взяла меня за руку и сочувственно спросила:- Ну как ты?, Затем ухмыльнулась и тихо произнесла – «глупый конечно вопрос, но ты должна держаться, всё будет хорошо, мы все рядом»
Рядом! До меня вдруг дошло – мама, Кристина, как они? Если прошли сутки с момента аварии, значит, мама всё уже знает, значит, мой ребенок провел впервые жизни ночь без меня? Никто ведь не знает кроме меня, что она любит перед сном, какую ей нужно спеть песню, никто кроме меня не знает какой подход нужен к моему ребенку…. Невольно у меня покатились слезы.
— Мне некогда здесь лежать, — Произнесла я.
— «Я не могу тут лежать, пока мой ребенок не понимает почему меня нет с ней рядом». — Слезы уже градом катились по моим щекам.
— Успокойся, всё хорошо, Кристина в порядке, она с твоей свекровью, мама дома, она подготавливает всё к твоему отъезду и тебе не о чем волноваться, ведь Кристина не одна, у нее есть мы. Мы позаботимся о ней, а ты должна позаботиться о себе, для нее же, для своей дочери.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *