Как советские дети отжигали в пионерских лагерях…

Это случилось в одном пионерском лагере, Мне тогда было 13 лет. родители уезжали на 2 недели за границу, и им ничего не оставалось как отправить меня туда. Я и не был против.
Лагерь мне сразу не понравился. Не понравился тем, что все время надо было ходить строем, петь глупые песни, все делать по расписанию. Огромное спасибо маме, что она договорилась с администрацией лагеря, привезя какие то спарвки, освобождающиее меня от различных мероприятий, в том числе и зарядки по утрам.
Я бесцельно бродил по лагерю, посматривая на вожатых, физкультурников, пытаясь обнаружить среди них тех, кто хотел бы трахнуть меня. Но никак не мог найти…. Я будучи 13 летним подростком уже знал, какой двойной жизнью живут наши вожатые, какие они днем, с нами, и какие они ночью. Я вел дневник, записывал туда, все , что замечал…
Особенно мне понравился вожатый из соседнего отряда. Высокий, со спортивной фигурой, красавчик. Но когда я увидел его на пляже в плавках, я был поражен. Я не мог оторвать взгляда на его рельефный комок в плавках. Я пошел к главному лагеря и попросил, что бы меня перевели к нему в отряд. Директрисса засюсюкала, видно мама хорошо ее подмазала, и перевела меня в этот же день.Я был на седьмом небе от счастья. Быть рядом с тем, в кого ты влюблен….
Я держался особняком, в основном, в лагере были << кухаркины дети>.. которые несмотря на красные галстуки ругались ,как портовые грузчики. Таких , как я нас были единицы. С ними я и нашел общий язык. Остальных -презирал.
Все девочки нашего отряда были влюблены в вожатого- Олега. И я злился, когда они стелились перед ним, заигрывались. Яревновал олега к этим дурам, мнивших себя принцессами. Но Олег отдавал явное предпочтение Наташе, красивой девочке. Та была счастлива от такого внимания. Сколько раз я хотел подойти к ней объяснить этой наивной дуре, что такое секс, и что Олегу нужно от нее. Но я удерживал себя от таких шагов, решив повременить. Я начал следить за ними.Отмечал все в своем дневнике, то о чем они говорили, сплетни среди девчонок, я собирал досье на них
Однажды мне повезло, я увидел как Олег вывесил сушиться свои плавки. И я затаившись в кустах, сидел почти час, пропустив ужинн, что бы украсть их. Украв их, я мастурбировал на них, а кончив на них , спрятал.
Потом я узнал, что Олег очень был растроен, узнав,что его плавки пропали. Это были какието фирменные плавки, которые он купил за большие деньги, специально для лагеря, чтобы красоваться. Он даже подозревал своего товарища по лагерю, думая, что тот украл их.
Я на следующий день подошел к Олегу, на пляже. Он уже не купался ,а сидел в шортах на берегу. Сел рядом и попросил его не растраиваться. И что я знаю одного крутого фарцовщика в Питере, которые достанет ему еще лучше и даже дешевле. Олег заинтересовался и начал меня распрашивать о нем, начал интересоваться мною, Но я сказал, что я не болтливый и попросил его не задавать глупых вопросов. И поостерег его от стукачей. А потов встал и пошел купаться. После этого разговора Олег стал смотреть на меня по другому, с интересом и любопытством.
Както вечером перед отбоем, следя за Олегом, я подслушал, как он хвастался своему приятелю- вожатому, что у него свидание в кустах с Наташей, и если получится, то он уломает эту<< сучку>> и трахнет. Оба заржали и я решил действовать. После отбоя я встал и сказав соседу, что у меня расстройство желудка, пошел в туалет, а там открыв окно выскочил на улицу, и крадясь затаился в кустах, где у них была назначена встреча.
Ждать пришлось недолго. Сначала прибежала Наташа, а следом за нех и Олег.Я замер, ожидая начала. Было довольно светло, позтому все , что происходило было мне видно как на ладони. Олег Обнял Наташу и они начали целоваться. Он начал целовать ее сиськи, она застонала и опустилась на траву.
-Вот ****ь, -подумал я,- а строила из себя Наташу Ростову. скорее Соня Мармеладова.
Олег опустился на нее… Мне было противно видеть, как он задрав ей юбку , шарит там своей рукой, снимает ее трусики
потом он растегнул свои шорты. Подлец… Он был без трусов !!! И навалился на нее. Она ахнула и я увидел как Олег войдя в нее начал двигаться, зажав Наташе рот рукой.
Я Встал и закашлял. Они вскочили, натягивая на себя одежду, с ужасом глядя на меня. А я стоял и улыбался, смотря Олегу в глаза.
-Пошла прочь. Быстpо — приказал я 14 летней потаскушке. Та всхлипывая, бросилась бежать.
Олег молчал.
— Ну что Олег Владимирович, — начал я,- соблазнили и вступили в половой акт с несовершеннолетней? Не помню какая статья, но лет 5 вам гарантировано провести на зоне, а там не церемоняться с теми, кто насилует малолеток. Думаю вы сами знаете.
Олег был в шоке, смотрел на меня с испугом и страхом. Я ловил кайф.
— Но у вас есть 3 выхода-продолжил я, — Первый, пойти к директриссе с Наташей, признаться, что вы любите друг друга, и жениться… Второй- покончить жизнь самоубийством, что особенно рекомендую….
я замолчал, ожидая реакции Олега.
-А третий?- спросил он глухо
-Третий ?-переспросил я-Умолять меня, что бы я никому не говорил об этом. Так какой ,вы выбираете, Олег Владимирович?
-Что я должен сделать- спросил он меня
-Ничего существенного-успокоил я его и подошел вплотную К Олегу, стал растегивать ему шорты.Они соскользнули вниз , на землю. Олег стоял, не пытаясь сопротивляться. Я опустился перед ним на колени, и взял его член в рот. Олег напрягся. я легонько похлопал ему по ягодице, предлагая успокоиться. Его член никак не хотел вставать и мне пришлось изрядно потрудиться. Я попросил Олега лечь на землю. Тот повиновался без слов. И я продолжил ему делать минет. Все же его член предательски дрогнул и уступив мне, начал расти на глазах, превращаясь в великана красавца..Когда он заметно окреп и вырос, я скинул свои шорты, поплевав себе на руку, смазал дыру на заднице, вонзил ее на член Олега, Все вошло без проблем. Олег лежал как бревно, закрыв глаза. Я начал скакать на его члене, как буденеовец на коне. не забывая мастурбировать. Кончил я буквально через пару минут, прямо на живот и рубашку вожатого. Олег не произнес ни слова. Я Вытер свой член и задницу носовым платком, достав его из своих шорт. Одел их. Потом достал из резинки ксатанные в трубочку 10 немецких марок, вложил их в руку лежащего Олега и сказал, что этого должно хватить на новые плавки. И пошел спать.
Утром на линейке, я узнал, что Олег срочно уехал в город по семейным обстоятельсвам, и что к обеду в нашем отряе будет новый вожатый. Я загадал тогда, что бы им был какойнибудь красавчик , со спортивной фигурой. А Наташа перешла в другой отряд. Мы иногда встречались и я всегда вежливо с ней здоровался. Улыбаясь на ее молчание

В лагере мы подглядывали за девками вожатыми.В бане.
Не в бане точнее, а в летнем душе. Можно было вытащить сучок из доски и получалась дырка и там, внутри они мылись.
Вот я тогда и увидел впервые. Те пять секунд что смотрел по своей очереди.
А потом был жуткий скандал. И вожатые у себя в вожатской решали громко и долго что делать- наказывать и как или нет. А я не попался тогда около душа и чувствовал себя везунчиком. А те кто попались- тем был стыдно — престыдно. Они ждали решения в расположении, тихие и испуганные пионеры.
А я подслушивал. Радиорубка, за которую отвечал, была рядом с вожатской, через стенку. Мужиков вожатых не было- был только физрук, он в это все не лез. А единственный вожатый мужчина был Юдашкин. Тот самый что нынче модельер. Но он был на малышне с отрядом и в этой терке тоже не участвовал. Он вообще был офигенным вожатым и всех, помню, стриг чуть свободная минутка.
А девки — вожатые на старших отрядах были бой бабы. Лет по 18 по 19, звонкие и быстрые. Ни хрена не меланхолики. Они долго и громко решали. И только Ирка Моноенкова говорила — ну посмотрели и посмотрели. Все равно когда-нибудь увидят!
А другие возражали. Кричали — а что с них теперь вырастет? Раз они сейчас такие? Подглядывают за нами голыми! А Моноенкова говорила — вырастет то, что и обычно. — А все с ней спорили.
А я как раз видел ее именно. Ирку. И плюс к тому .. Так офигел .Оказывается так много там волос. Черных таких. Черней чем на голове. И такие курчавые волосы, намыленные и родинка ниже пупка и чуть справа. И вот именно она одна и говорила — что вырастет, то вырастет! Посмотрели и черт с ними! Пусть спать идут! Что вы их — из пионеров исключите? Пошлете письмо чтобы в комсомол не принимали? Домой со смены отправите?
-И пошлем! — говорили остальные. И исключим! И отправим нам такие не нужны!
-Из-за того что они на твою пизду посмотрели ты им жизнь испортишь? — взрывалась Ирка.
-Тише- говорили ей.
Странно, но я был на стороне остальных. По-моему это было ужасно. Подглядывать и главное увидеть. И потом жить с этим.
Это же ужасно плохо все. Я бы подглядывал и смотрел конечно, не смог бы отказаться, но точно знал, что виноват. И должен понести кару. Если поймают.
А Иркину логику было не понять.
-Ты незрелая,- говорили ей.
-Может быть, но оставьте детей в покое. Пусть идут спать. А не дрожат сидят как осиновые листы. Вон Ерохин плачет навзрыд, аж заикается. Ты не господь бог и не суд и не родители! Не хочешь чтобы смотрели- забей каждую дырку в душе и себе забей! А не забила- сама виновата!
-Это не аргументы — возражали ей. Это не аргументы комсомолки по крайней мере.
Все это длилось бесконечно долго. И уже по кругу. В конце концов она сказала, что даст по морде любой, кто полезет к детям со своими нравоучениями.
На этом все тихо и разошлись. А дети сами отбились и устав бояться, заснули.
А мне досталось от Моноенковой за то что я еще не сплю. Как дала подзатыльник — аж очки полетели. Больно, блин. А я надел очки, смотрел на ее ноги и думал — Вот Толстой пишет про женские ножки. А маленькие и аккуратные это какие? Смотрел смотрел- так и не пришел ни к какому выводу. Ноги как ноги. Подьем высокий. И хрен ли? Чудит граф. Все -таки чудит. Простому народу непонятный.
Лагерь «Лесные Дали» Сов.Мина СССР. В здании школы поселка Горки Десять.
Как звали остальных вожатых — не помню.
На 2000 Новый год, в Метрополе, Юдашкин попросил зажигалку- мы курили на лестнице. Я дал зажигалку и сказал что он был у меня вожатым. Он даже вспомнил, что я тот самый, что отказался стричься.
А Моноенкову видел один раз уже когда из армии пришел. Она жила в доме на столбах что на Ленинградском шоссе. Дочь председателя профкома. Подождал как-то. И в трамвае пытался познакомиться. — не узнала и на приставания мои ответила отказом.
Жаль, кстати.
А кем бы выросли? А вдруг — нет.

Уникальная сеть пионерских лагерей, которой была охвачена вся страна от Москвы до самых до окраин, — пожалуй, главное достижение советской социальной политики. Нигде в мире организованный детских отдых не был столь доступен и не получил такого размаха.

«Когда я ем, я глух и нем!» Обед в пионерском лагере. 1923 год.

НАЧАЛО. Вес взят!

Первые лагеря появились сразу после создания пионерской организации в мае 1922 года. Городские дети выезжали в села, жили в армейских палатках и «укрепляли смычку города и деревни» — агитировали сельских ребятишек в пионеры. Выматывались пионеры «по-взрослому», да так, что в середине 1920-х годов об их физической перегрузке заговорили на уровне ЦК ВКП(б).

В 1924 году замнаркома здравоохранения З.П. Соловьев выдвинул принципиально иную концепцию летнего отдыха: «Вся жизнь в лагере, общественная работа и трудовые процессы должны быть построены так, чтобы способствовать оздоровлению детей»1. Он же создал новый тип лагеря-санатория, главной задачей которого было вернуть домой здорового и крепкого ребенка.

Опытным образцом стал «Артек», куда поначалу набирали только больных туберкулезом детей.

Внешне передовая детская здравница ничем не выделялась — те же брезентовые палатки. Но здесь текла уже совсем другая жизнь: медицинские обследования, зарядка, солнечные и воздушные ванны, спортивные игры, купание, тихий час, строгий распорядок дня. А главное — усиленное питание! Для полуголодных детей городских окраин — настоящая роскошь. «В море воды много. В «Артеке» жили месяц. Кормили хорошо», — писал домой пионер первой смены2.

Так на долгие годы сформировался главный критерий летнего отдыха — среднедушевая прибавка в весе. Дети в лагерь ехали поправляться. Их взвешивали в начале и в конце смены и привесом отчитывались перед вышестоящими инстанциями. Главврач «Артека» докладывал З.П. Соловьеву в июле 1925 года: «Cегодня я подсчитал среднюю прибавку веса на человека за 2,5 недели, она равна 1 кг, что, по моему опыту, для жаркого времени является прибавкой достаточной. Отдельные ребята, неудачно подобранные, прибавили мало, а потому в отношении отбора необходимо совсем не направлять в лагерь детей нервных…»3.

Особенно актуальным этот показатель стал после войны. За 1947 год пионерлагерь ковровского завода имени К.О. Киркижа отчитывался: «Процент детей, прибавивших в весе, — 96%, без изменений 4 %. Средняя прибавка на человека по итогам 3 смен — 1 кг 200 г»4. А вот в относительно сытые 1960-е измерение прироста живой массы детей стало предметом шуток. Вспомним героя кинокомедии «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен!» товарища Дынина: «Общий вес отряда — 865 килограмм. Этак они к концу смены за тонну перевалят! Вот это питание!».

ВОЙНА. Прерванная смена

Уже в 1930-е годы пионерский лагерь сложился как особый социальный институт. Повсеместно детей рабочих, колхозников и интеллигенции вывозили в летние лагеря. А поскольку свои помещения были только у крупных оборонных и машиностроительных предприятий, остальные довольствовались зданиями сельских школ. «На улице, под навесом размещались три походных кухни, здесь же принимали пищу. Ребята привозили с собой в лагерь подушки, матрасы, одеяла, постельное белье, миски, ложки, кружки»5.

Тревожная обстановка в мире предопределяла повестку дня: пионеров готовили к защите Родины. Дети ходили строем, посещали стрелковые кружки и участвовали в массовых военно-спортивных играх, самой популярной из которых была «Красные и белые» — предтеча легендарной «Зарницы». Позже «цвета» игроков заменили на нейтральные «синие» и «желтые», дабы исключить победу классового врага. Целью игры был захват знамени противника. К началу войны каждый пионер хотя бы раз поучаствовал в этих импровизированных военных учениях.

Война застала миллионы детей в лагерях. Тысячам пионеров пришлось эвакуироваться все дальше от дома, на восток, как артековцам второй смены, открывшейся 22 июня 1941 года, — а война шла по пятам. Но пионерские лагеря не прекращали работу — напротив, в условиях войны, когда взрослые сутками стояли у станка, их роль возросла. В первую очередь путевки получали сироты и дети фронтовиков, работников «оборонки». Примечательно, что сразу после прорыва блокады, в январе 1943 года, когда враг еще стоял у стен города, ленинградские власти приняли решение вывезти за город 55 тысяч детей. 1500 самых ослабленных разместили на бывших барских дачах Каменного острова, остальных — в брошенных частных домах ближайших пригородов, многие из которых были в прифронтовой полосе.

В 1944 году пионерские лагеря приняли более 2 миллионов 370 тысяч детей6. И еще долго после войны достать льготную путевку в оздоровительный лагерь было нелегко — времена тяжелые, голодные, а там ребенка ждало усиленное питание.

Конфликт Кости Иночкина и начальника лагеря товарища Дынина — в центре фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». ТОЛЬКО ЦИФРЫ

В 1973 году 40 000 пионерских лагерей приняли на отдых 9,3 млн детей

РАСЦВЕТ. От «Артека» до «Звездочек»

Настоящий расцвет пионерских лагерей пришелся на 1960-1980-е годы. В лагеря стали брать старших дошкольников, появились «лагеря труда и отдыха» для старшеклассников — юноши и девушки сами обеспечивали свое пребывание, работая несколько часов в принимающих колхозах и совхозах. В эти же годы распахнули двери студенческие лагеря.

СЛОВАРЬ ПИОНЕРА

Страшилки

Традиция пугать друг друга после отбоя мистическими историями про красное пятно, черную-черную комнату и белую простыню, вероятно, родилась в первые же «синие ночи». Уже в 1940-е «разговоры после отбоя про всякие ужасы»8 были характерным лагерным развлечением. Но особую популярность и разнообразие «страшилки» получили в 1960-е, когда по-настоящему бояться детям стало нечего.

В 1990 году Эдуард Успенский на основе популярных сюжетов «страшилок» написал повесть «Красная рука, черная простыня, зелёные пальцы».

Лагерем номер один остался «Артек», но были открыты новые лагеря союзного и республиканского значения — туапсинский «Орленок», минский «Зубренок», дальневосточный «Океан». А в окрестностях каждого города вырастали свои «Звездочки», «Дружбы», «Восходы», «Алые паруса», принадлежавшие предприятиям и ведомствам. Их строительство, содержание, большая часть расходов ложились на профсоюзы. Они же «вербовали» сотрудников лагеря из числа производственников и студентов. Последние, став вожатыми, частенько возмущались: «Вся работа идет по шаблону, и главная забота начальника лагеря, старшего воспитателя и старшей пионервожатой — это как бы чего не вышло»9. Но принципиальных запретов было всего два — покидать территорию и купаться без сопровождения взрослых. Нарушителя ждали санкции вплоть до исключения из лагеря, и нарушение считалось особым удальством.

Да и во всем остальном безвестные «Звездочки» мало чем отличались от «Артека»: четырехразовое питание, водные процедуры по свистку, ненавистный тихий час, кружки и секции, танцы «на пионерском расстоянии», шалости после отбоя — бои подушками, обмазывание спящих зубной пастой и непременные «страшилки», походы, спартакиады, концерт к родительскому дню, выпуск стенгазеты, прощальный костер…

Не всем круглосуточная кооперация давалась легко. Были и те, кто «не мог спать в палате, где 40 кроватей и ни одной складки на одеяле, не хотел маршировать и петь»10. Поэтому, бывало, после родительского дня ряды отдыхающих редели. Но больше было тех, кто и сегодня с удовольствием вернулся бы в пионерское лето!

1. Бугайский Я. За здоровье пионера. М. 1926. С. 3.

2. Кондрашенко Л. И. Артек. Симферополь, 1966. С. 30.

3. Шишмарев Ф.Ф. Пионерский лагерь-санаторий Красного Креста в Артеке// Лагерь в Артеке. М., 1926. С. 81.

4. http://www.dol-sol.ru/istoriya_i_tradicii.html

5. Астафьев Б.Е. Из воспоминаний.//Металлист N6 от 11.07.2013. С. 3.

6. Всенародная забота о детях фронтовиков //Известия. 18 мая 1944 г. С. 3.

7. Документы ЦК ВЛКСМ С. 133. М., 1988.

8. Титов Л. Мы росли у Охотского моря. Вып. 1. М., 2017. С. 32.

9. Комиссаров Б. Моя жизнь в СССР в 1960-е годы. Роман-дневник.

10. Злобин Е. Злобин Е. П., Злобин А. Е. Хлеб удержания. СПб., 2012. С. 218.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *