Что на самом деле происходит с бродячими животными

14 апреля 2009 18:15Ольга AnnaTamila Салий

*В стате рассмотрена ситуация в Новосибирске и Бердске на апрель 2009 г.

Об отношении к бездомным животным люди спорили, и будут спорить, но если отбросить все эмоции: жалость, ненависть, страх – то всех объединяет одна общая цель –

бездомных собак на улице быть не должно.
И главный вопрос заключается в том, как этой цели достигнуть. Эффективно и гуманно.

Откуда берутся собаки
Собак заводят люди. Они же решают будет ли их четвероногий друг плодиться и размножаться. Периодически у собак начинается течка, и даже самые благовоспитанные кобели убегают от неумелых хозяев за течными суками, сбиваясь в стаи, которые в такие периоды становятся опасными.
Потом начинается период рождений и на улицы: в частный сектор, к магазинам, гаражам и т.п. подкидывают целые выводки щенят и котят. Собаки обычно плодятся один—два раза в год. По пять—двенадцать щенков.
Я прошла по частному сектору города Бердска — по одной улице — и на тридцать домов нашла только две стерилизованных собаки и ни одного кастрированного кобеля. И если посчитать потомство домашних дворняг, то даже по самым скромным подсчётам получаются трёхзначные цифры – приплод на каждые полгода. Отлов собак в Бердске запланирован каждые три месяца – если по 54 пса (план на апрель 2009), то получится 216 штук за год. На это у администрации уйдёт около 400 тыс. рублей.
Отлов
В НСО принят закон, по которому:
-Не допускается отлов безнадзорных собак и кошек с целью умерщвления, кроме собак и кошек, больных заболеваниями, опасными для жизни человека (ст. 8 п. 4).
-Запрещается проводить отлов безнадзорных собак и кошек в присутствии несовершеннолетних.
-Запрещается жестокое обращение с безнадзорными собаками и кошками при их отлове, транспортировке и содержании… (ст. 8 п. 3)
Таким образом, у нас есть кое-что в законодательстве, что позволяет делать выводы о гуманности. Но удаётся ли соблюдать этот закон?
Как ловят собак
Ловец, с которым мне удалось пообщаться, рассказал о том, что дворовые псы чувствуют приближение машины и успевают спрятаться. Если из стаи удаётся поймать две собаки, то это большая удача. Новосибирские ловцы в основном работают по одному, и иногда даже возвращаются с пустыми руками.
Поэтому ловят всех, без разбору – сначала сеткой, потом клещами и щипцами сажают в ящик. Бывает, что щипцами собак естественно повреждают. А в сети чаще всего попадаются простые «балбесы», которые ещё не приспособились к улице. Ловцы особо не прячутся, и отлов иногда видят дети.
По Новосибирску бродят около 18 тыс. бездомных собак. Отлавливают их уже десятки лет. Но их количество не становится меньше. В одном месте отлавливают 10 собак, в другом — рождается 20. Получается, что отлов — это всё равно, что черпать воду из дырявой лодки, не затыкая пробоины.
После отлова
Чтобы узнать, что происходит с собаками после отлова, я спросила об этом человека, который работал до недавнего времени на новосибирском Гусинобродском полигоне. Он искренне удивился моему вопросу о том, каким образом ветеринар определяет больна собака или здорова. Он рассказал, что в основном на полигон привозят бродячих собак и их практически никто не смотрит. Три дня проходит, и если никто их не ищет, то собак умерщвляют. Трупы собак везут в Сокур, на завод по производству кормовых добавок, где их них делают костную муку.
Побывать на Гусинобродском полигоне, куда привозят машины с собаками, как журналисту мне не разрешили, аргументировав отказ тем, что это закрытая территория с агрессивными животными. Но пройти сюда якобы в поисках своей собаки удалось.
В полной тишине, зайдя в это помещение, я увидела десяток пар глаз, съёжившихся от ужаса. Псы лежали по углам и тряслись, не издавая никаких звуков. Я даже поначалу не почувствовала вони, которой тут насыщен воздух. Гуманностью это даже и близко не пахнет.
Финансы
В Новосибирске четыре приюта, они не афишируют свои координаты, потому что желающих пристроить своё или чужое животное слишком много. Как правило, животное сначала плодится, а потом человек думает что с делать с приплодом.
— Землю для Новосибирского городского приюта выделила мэрия. В нём живёт около 200 собак и 50 кошек. Затраты на его содержание составляют 150–200 тыс. рублей в месяц. Существует он только на средства добровольцев.
— Приюту общества «право животных на жизнь» в Академгородке, за прошедший год понадобилось 363 тыс. рублей — средства добровольцев и организаторов. Здесь живёт 83 собаки.
— В Бердском приюте 220 собак и 70 кошек. Это единственный бюджетный приют в НСО. Государство платит зарплату работникам (что просто мечта для других приютов) и выделяет 4,5 тыс. рублей на крупу для собак ежемесячно. Дополнительные расходы, не считая спонсорского корма, в бердском приюте — около 30 тыс. рублей в месяц — средства добровольцев.
— Ветеринар Людмила Насонова своей клинике в Нижней Ельцовке проводит льготные стерилизации два раза в неделю, оперируя по дюжине животных в день. Фиксированной оплаты за стерилизацию тут нет, но есть пожертвования — «кто сколько может» и обозначена минимальная планка: 300 рублей на стерилизацию собаки и 150 рублей — кошки. Себестоимость таких операций около 500 рублей для кошки 1000 рублей для собаки.
За год в ельцовском пункте льготной стерилизации средствами добровольцев было стерилизовано около 320 собак, которые могли бы только за эти полгода принести как минимум 2000 щенков. По расходам выходит около 320 тыс. рублей, а по результату равносильно отлову почти 2000 собак.
— За полгода работы «Центром по проблемам домашних животных» в Новосибирске отловлено и изъято 2018 собак. 1576 было умерщвлено. Годовой бюджет Центра — 8,5 миллионов рублей.
Выход там, где вход
И власти и зоозащитники понимают: чтобы бездомных собак в городе не было, нужно начать с того, откуда эти собаки берутся — то есть с людей. За рубежом, где большие налоги на животных и штрафы для нерадивых владельцев (около пяти тысяч долларов), проблему бездомных животных удалось решить.
Андрей Каркавин, директор «Центра по проблемам домашних животных» говорит о том, что зоозащитникам в плане работы с законодательством удалось шагнуть довольно далеко вперёд.
В первую очередь необходима обязательная массовая стерилизация животных — как бездомных, так и домашних неплеменных. Потому что значительная часть бродяг появляются от домашних приплодов. Плюс к этому:
— открытие пунктов льготной стерилизации;
— регистрация домашних животных;
— налог на домашних животных;
— штрафы недобросовестным хозяевам;
—просветительская работа с населением о необходимости стерилизации и т.п.
При этом Людмила Насонова, ветврач, напоминает о том, что если полностью истребить всех уличных собак, то на их место придут другие животные, как это произошло в цивилизованных странах. У нас это прежде всего крысы и дикие лисы, которые опасны тем, что переносят бешенство. Пока возле помоек есть собаки — там нет лис. А если собаки стерилизованы, то нет периодов гона, и животные не опасны для людей.
Налоги и штрафы должны не только повысить уровень осознания ответственности заводчиков животных, но и стать источником дополнительного финансирования для решения этой проблемы. Правда, вот уже десять лет, как зоозащитники требуют изменений в законодательстве. Но пока удалось лишь добиться запрета на убийство, которое на деле не действует.
Виктор Савельев, начальник ЖКХ Бердска, считает, что нет смысла придумывать закон, который не будет действовать — потому что наладить механизм, позволяющий контролировать владельцев животных с сегодняшним бюджетом практически невозможно.
Но ведь удаётся контролировать например, автолюбителей: мы проходим обязательный техосмотр, оформляем страховку, платим налоги и штрафы и т.п.
Ситуация в Бердске
После объявления об отлове в Бердске за пару недель поступило 342 заявки от жителей, но количество «точек», в которых требуется произвести отлов — менее десятка. За это же время бердчане в панике привели в бердский приют ещё 20 дворовых собак.
По словам травматолога бердской поликлиники Олега Борчанинова, бездомные собаки нападают на людей очень редко. Люди страдают прежде всего от собак, которые охраняют территорию, или домашних, которые убежали от хозяина — примерно в равных долях.
Количество обращений с покусами каждый год одинаково — 380–390 в год. И каждый год существуют всплески таких обращений: они возникают, когда у собак начинаются периоды «гона» и за течкующими сучками сбегаются в стаи и бездомные и домашние кобели. Это подтверждает мнение Людмилы Насоновой: чем больше стерилизованных собак, тем меньше агрессии. Ведь стерилизованные собаки не течкуют, а кастрированные кобели не бегают за суками.
И пока администрации ищут средства, мы можем самостоятельно начать решать проблему бездомных животных — даже не тем, что будем брать их домой, а тем, что будем стерилизовать своих — домашних и цепных. В таком случае каждый владелец «поработает» за десяток машин с ловцами.

Ольга Салий, опубликовано на free-writer.ru

Бродячая собака не опасна, только пока она сыта и имеет место для ночлега. Со временем пищи становится меньше, несколько бездомных собак сбиваются в стаю, чтобы силой добывать пропитание. С этого момента животные начинают представлять серьезную угрозу жизни и здоровью людей. Стая агрессивна, многие псы заражаются опасными заболеваниями, передавая их друг другу, а затем и человеку. Ниже рассказано, что делать, если по улицам бродят бездомные собаки, куда обращаться, если человек не знает, кто занимается отловом бродячих собак.

Опасность, исходящая от бродячих собак

Предком собаки был дикий волк, потому у животного на подсознательном уровне сохранились многие его повадки, внешне подавленные культурной средой и близким соседством человека. Бродячая собака, лишенная заботы со стороны хозяина, быстро дичает, волчьи инстинкты берут верх над собачьими. Животное становится опасным, оно начинает проявлять агрессию к другим животным и человеку.

Стая

К сведению! Одинокие псы, вынужденные самостоятельно искать пропитание, образуя стаи, могут напасть на беззащитных людей и стать причиной их гибели.

Но даже если псина не агрессивная, она все равно потенциально опасна, является переносчиком таких заболеваний, как:

  • бешенство. Болезнь развивается после укуса. Передавшийся вместе с ним вирус поражает нервную систему. Если человек своевременно не получает нужного лечения, он умирает от паралича сердца. Перед этим появляются различные галлюцинации зрительного и слухового характера, отказывают руки и ноги, наблюдается обильное выделение слюны. В последние годы в РБ и РФ наблюдается рост заболевших бешенством животных;
  • эхинококкоз. В шерсти собаки прячутся не только блохи, но и другие опасные паразиты. Эхинококки проникают во внутренние органы человека и остаются там, выделяя токсины, в течение многих лет. Это может стать причиной возникновения серьезных проблем со здоровьем и летального исхода;
  • лептоспироз. Опасные бактерии, проникая через слизистые человека, во внутренние органы, вызывают болезненные мигрени и боли в мышцах. Заразившийся может умереть.

Обратите внимание! Дикие собаки часто заражены несколькими видами аскарид, при близком контакте с ними человек может подхватить блох. Зараза передается и домашним животным — кошкам, крупному и мелкому рогатому скоту. Если поблизости от жилья появились бродячие собаки, то нужно знать, куда обращаться, чтобы обезопасить себя.

Чипированный пес

Куда следует обратиться по поводу отлова бродячих собак

За сокращение популяции бездомных собак — отлов, стерилизацию, помещение в питомники отвечает администрация того населенного пункта, в котором проживает гражданин. Обратиться с просьбой об отлове собак можно в местную ветеринарную станцию или к волонтерам.

Важно! Если со стороны администрации города никаких действий по улучшению ситуации не предпринимается, пишется жалоба в администрацию области или прокуратуру.

Обращение в администрацию муниципалитета

Отлов бездомных животных — это забота муниципальных органов власти (ФЗ РФ № 131-ФЗ). Обращение принимают в письменной форме в виде заявления. Документ составляется в двух экземплярах, передается отделу приема корреспонденции или в канцелярию. Второй экземпляр остается у заявителя, но на нем должно расписаться ответственное лицо, принявшее заявление.

Чтобы документ не затерялся среди других бумаг, а о принятом по нему решении можно было узнать в любое время, заявитель требует присвоения ему регистрационного номера.

Заявитель вправе:

  • ожидать ответа на обращение в течение 30 дней, после чего обращаться в вышестоящие инстанции или прокуратуру;
  • звонить и узнавать о мерах, которые планируется принять для решения вопроса с бездомными собаками.

Обратите внимание! Лучше составлять коллективную жалобу-обращение, например, от жителей ближайших домов, района. В этом случае дело будет продвигаться быстрее.

Если была получена формальная отписка с сообщением о том, что заявление не поступало или содержащееся в нем требование по отлову собак не может быть выполнено в силу отсутствия компетенций, обращаются в администрацию субъектов РФ.

В питомнике

Обращение в местную ветстанцию

Ветеринарные службы не занимаются отловом собак, но они обязаны следить за соблюдением ветеринарно-санитарных правил и эпидемиологической ситуацией. Если существует реальная угроза жизни и здоровью людей, можно обратиться к ветеринару, он в свою очередь поставит в известность местные власти.

Если есть такая возможность, собак можно отловить самостоятельно, передав их в приют или в государственную ветеринарную службу для лечения и стерилизации.

Важно! К бешенным и агрессивным собакам лучше не приближаться, пусть их поимкой займутся профессионалы.

Агрессия

Жалоба в администрацию области

Документ составляется по тому же принципу, что и обращение в муниципалитет, но вместе с просьбой об отлове одичавших собак указывают также и на то, что вопрос не был решен местными властями. Доказательством служат второй экземпляр заявления, оставшийся на руках, и полученная отписка.

На рассмотрение жалобы отводится не более 30 дней. Если она остается неудовлетворенной, идут писать заявление в прокуратуру.

Обращение к волонтерам

Если в городе действует волонтерская организация, занимающаяся животными, обращаются к ее руководителям. Волонтеры чаще всего с готовностью откликаются на подобные просьбы. Они могут посодействовать в отлове и помещении диких псов в питомник.

Важно! Жители многоквартирных домов могут обратиться в ЖКХ или управляющую компанию. Сотрудники этих учреждений обязаны сообщить муниципальным властям о наличии проблемы, связанной с появлением бездомных животных на участке.

Как правильно подать жалобу

Все жалобы принимаются только письменно. В обращении указывают:

  • наименование структуры, которая выступает в качестве принимающей обращение стороны;
  • причину, побудившую его составить;
  • полные инициалы просителя;
  • адрес и телефон просителя для связи.

Перед поездкой в муниципалитет необходимо через Интернет или по телефону узнать о часах приема в учреждении. Муниципалитет работает в будние дни, но пожаловаться можно не всегда, а, например, в среду или пятницу.

Петля для поимки

Как происходит отлов

Раньше собак отстреливали. Сейчас умерщвляют только бешенных, представляющих опасность для окружающих, животных. Для отлова пользуются специальной палкой с петлей или сетью на конце — сачком. Агрессивных, но не больных животных усыпляют, для этого им вводят транквилизатор из пневмотрубки, дозу которого определяют исходя из представлений о примерном весе пса.

Важно! Отлавливают сразу всех собак по району, улице. Если домашний питомец выбрался за пределы домовладения без ошейника, его могут принять за бездомного и отправить в приют для собак. Чтобы этого не произошло, любимца семьи лучше чипировать и снабдить надежным ошейником.

Чаще всего единственные, кто занимается отловом бродячих собак — это сотрудники Спецавтохозяйства. В некоторых случаях бездомных животных отлавливают частные организации, заключившие контракт с конкретным муниципалитетом и получившие лицензию.

Бешенство

Что потом происходит с собаками

Пойманных собак:

  • на месте помещают в клетку;
  • отвозят в специальный питомник;
  • размещают в вольере с будкой;
  • кормят и поят;
  • осматривают ветеринары.

Бездомному псу делается инъекция против бешенства и паразитов. Если у него есть блохи, то избавляются от них старым способом — собаку купают. Под кожу животного вживляют чип с информацией о времени и месте его поимки.

К сведению! В приемниках еще и стерилизуют, чип вешают на ухо, чтобы людям, занимающимся отловом, было понятно, что пес уже бывал в приюте и прошел необходимые медицинские процедуры, не представляет опасности для окружающих.

Стерилизация

Получившие чип и необходимое лечение псы отпускаются на волю. Усыплению подлежат только единицы из всех пойманных животных — слишком старые, больные или опасные. Некоторым здоровым особям находят новых хозяев. В приемнике псов держат не больше 10-12 дней.

Если на жалобу не реагируют

Помочь в разрешении конфликта, связанного с отсутствием реакции на обращение по поводу бездомных животных, может только прокуратура. При составлении жалобы в эту инстанцию действуют точно так же: 2 экземпляра заявления, регистрация обращения в канцелярии, ожидание ответа. При этом в самой претензии нужно указать на то, что были пройдены уже две инстанции, а вопрос все еще не решен.

Обратите внимание! Если прокурор сочтет просьбу подлежащей удовлетворению, выносится предписание, которое муниципалитет или областная власть будут обязаны выполнить в принудительном порядке. Обратившееся в прокуратуру лицо вправе требовать также и наказания для нерадивых чиновников.

Вживление чипа

Как регулируется вопрос об отлове бродячих собак

Отлов животных осуществляется на основании ФЗ РФ № 131-ФЗ, санитарных и эпидемиологических норм. Весь процесс от момента изъятия собаки из привычной ей среды обитания до возвращения обратно на улицу документируется теми, кто занимается отловом собак. Если пес погиб или был умерщвлен, составляют специальный акт о смерти, труп утилизируют посредством сжигания в печи. Заняться этим должен ветеринар.

Важно! Сотрудники службы, которая забирает собак, не тревожат питомцев, оставленных на привязи у магазинов, поликлиник и других общественных мест, не изымают псов со двора частного домовладения без соответствующего приказа.

Бездомные собаки представляют значительную опасность для людей и домашних животных. Они являются переносчиками опасных заболеваний, сбиваясь в стаи, могут напасть на беззащитного старика или ребенка, причинив значительный вред здоровью. Контролировать их популяцию обязаны муниципальные власти. Если они этого не делают, граждане должны узнать о том, куда еще жаловаться на бездомных собак. Чаще всего такие обращения принимает прокуратура.

Корреспондент «МК» провел день с бригадой по отлову бродячих собак и узнал, что роднит ловцов с индейцами, как работают «черные» ловцы и почему в итоге пойманных псов приходится выпускать.

«Стая полудиких собак напала на двух девятилетних детей в Магадане…» «В Чите бродячие собаки загрызли 9-летнего мальчика, который возвращался из школы…»

Набросились, покусали, растерзали… обычные новости из регионов. В столице ситуация с бродячими собаками выглядит благостнее: по данным властей, за последние семь лет их численность сократилась почти в 15 раз. Но после шокирующего случая с пенсионеркой, которую в Битцевском лесопарке растерзали бездомные псы, москвичи опять занервничали: что делать с бездомными собаками? Почему их не отлавливают?

фото: Анастасия Гнединская Несмотря то, что выглядит процедура жестоко, ловцы уверяют: собака находится под наркозом и ничего не чувствует.

— У нас здесь собак, наверное, пять, которых нужно отловить. Особо агрессивных нет. Разве что парочка обосновалась возле подстанции. Когда мимо проходишь, они тебя за рукав хватают: мол, жрать давай. Еще есть один кобель, прибегает к нам с соседнего предприятия, покрывает дамочек из здешней стаи и убегает. Мимо него даже охранник ходить боится — несколько раз его уже тяпнул. Того пса тоже хорошо бы отловить…

Первый объект на нашем маршруте — логистическая компания на юго-западе Москвы. На проходной нас встречает завхоз, объясняет фронт работ.

— Только не нужно забирать двух рыжих братьев-кобелей с ошейниками, — продолжает давать указания мужчина. — Наглые они до ужаса. Но их почему-то дамы из бухгалтерии полюбили, подкармливают. И еще двух болонок у задней проходной не трогайте. Они у нас «свистки»: не укусят, но такой лай поднимут, что любой грабитель предпочтет убежать…

фото: Анастасия Гнединская

Садимся в фургон. Внутри нестерпимо пахнет псиной. Бригада по отлову состоит всего из двух человек. На живодеров ни один не похож. Юрий — интеллигентного вида мужчина лет 45. Вообще-то он является директором данной фирмы, но почти каждый день сам выезжает на вызовы. Его напарник Денис, парень лет 35, устраивается сзади на бампере. Когда мы найдем стаю, ему нужно будет быстро спрыгнуть и схватить псов.

Общаются ловцы по рации.

— Вижу метрах в десяти двоих барбосов, — сообщает Денис.

— Подъезжаем, я заряжаюсь… — отвечает Юрий.

Начитавшись форумов зоозащитников, я больше всего переживала, что дворняг придется убивать. Поэтому когда Юрий достал из «бардачка» несколько ампул и дротики — что-то вроде гибрида шприца и стрелы, — занервничала не на шутку.

фото: Анастасия Гнединская Дротик, который используют ловцы.

— Не переживайте, с собаками ничего плохого не случится, мы их просто отключаем на некоторое время, — объясняет Юрий. — Мы используем разрешенный препарат, который является наркозом для животных. Под ним во всех ветеринарных клиниках делают полостные операции. После попадания дротика минут через 6–8 животное начинает засыпать. А дальше дело техники. Нужно понять, куда ушел пес. Вообще, в нашем деле самое сложное не «подстрелить» собаку, а найти ее потом…

Юрий достает длинную металлическую трубку, заряжает в нее дротик, прицеливается. Выдох — одна из псин взвизгивает, дротик отлетает от ее ляжки. Выглядит процедура как охота индейских племен в джунглях Центральной Амазонии. Не успевает Денис спрыгнуть с бампера, как обе собаки срываются с места.

фото: Анастасия Гнединская Из трубки в собаку можно попасть с расстояния в 5-6 метров.

— Дэн, процесс прошел, одна есть. Давай за бобиками — они к складу рванули, — Юрий бросает трубку и присоединяется к погоне.

Еще минут пять шлепаем между тракторами, автопогрузчиками и рядами паллет, пока один из кобелей не начинает отставать, заваливаться, как пьяный, то на один бок, то на другой.

— Засыпает… — комментирует Юрий, преграждая собаке путь. Затем хватает вяло сопротивляющегося пса за загривок и тащит к фургону. У машины ловец достает еще одну ампулу и шприц. Объясняет:

— Это чтобы обеспечить собаке быстрый выход из наркоза. Минут через 10–15 собачка придет в себя, но уже в фургончике.

«Живодеры в легальном бизнесе складывают трупы в мешки на глазах у детей»

Выглядит процедура не слишком радостно. Но, по словам моих собеседников, это один из самых гуманных способов отлова. Во-первых, дротик не имеет гарпунных приспособлений, не впивается в тело собаки глубоко, а значит, не наносит животному увечий. Фактически это просто укол. Во-вторых, даже если не ввести антидот, уже через полтора-два часа собака самостоятельно придет в себя.

Но так действуют единицы ловцов. Большинство собак травят. Например, с помощью «шила» — так у ловцов называется дротик, который можно зарядить в обычную пневматику.

— В этом случае в собачку можно попасть с расстояния, наверное, метров 15–20. Но есть одна проблема — зарядить безвредный транквилизатор в такой снаряд не получится. Поэтому на «шило» наносится умерщвляющая животное паста. После попадания собака еще секунд 15–20 корчится в муках, а потом умирает, — объясняет Юрий.

У этого смертоносного метода есть и еще один нюанс: ловцам не нужно бегать за животными.

— От нас нередко псы скрываются: на поиски одной особи может уйти больше часа. Можем и вовсе не найти ее. Зато нечистые на руку коллеги «работают» без осечек: после попадания их дротика животное пробегает метров 30 и падает замертво. Потом трупы животных помещают в мешки, сваливают в прицеп и отвозят на утилизацию. Есть среди ловцов гаденыши, которые даже не удосуживаются сдать трупы на кремацию, а просто оставляют в мусорных контейнерах.

фото: Геннадий Черкасов

По словам Юрия, охотиться такие ловцы предпочитают по ночам. Во-первых, чтобы не было свидетелей. А во-вторых, искать-то пса не нужно: выстрелил — забрал труп — поехал дальше.

Таких бригад в этом бизнесе подавляющее большинство. Главным образом потому, что их яд, в отличие от наркоза, который использует Юрий, почти ничего не стоит.

— Одна ампула нашего препарата стоит 800 рублей, их — копейки. Но проблема в том, что мы на одну собаку, как правило, тратим две и более ампулы — часто промахиваемся, дротик не всегда впрыскивает транквилизатор. Они же из пневматики почти не мажут. Поэтому у нас прайс на отлов одной собаки 2900 рублей, «убивашки» выставляют цену в два раза ниже.

Как итог: почти все контракты с администрациями районов, сельских поселений выигрывают «убивашки». На госторгах они могут предложить более низкую цену и рекордные сроки исполнения заказа.

— Доходит до ужасного, — возмущается Юрий. — Вчера ездили в одни ближайший к Москве город. Туда нас пригласили зоозащитники, чтобы мы по гуманной технологии отловили собак. Выяснилось, что там общегородской тендер выиграла контора таких вот «убивашек». Средь бела дня они складывают трупы собак в мешки на глазах у детей. Местные защитники животных все это на видео засняли, обратились в прокуратуру.

Но там посчитали, что живодеры собак усыпляют медикаментозно, иными словами, проводят эвтаназию, и мучений дворняги при этом не испытывают.

— На самом же деле к эвтаназии такой метод не имеет никакого отношения. Пес еще семь минут задыхается, прежде чем у него откажет головной мозг, — говорит Юрий.

В прошлом он работал ветеринаром и как должен выглядеть этот процесс, чтобы смерть действительно была безболезненной, знает досконально.

— Сперва у животного медикаментозно нужно отключить нервную систему, чтобы оно не чувствовало боли. Затем — сердце. И уже потом ввести препарат, отключающий дыхательную систему. Эти же гады его вводят «на живую». Собачка задыхается, корчится и бьется в судорогах — какая же тут гуманность?

И так действуют совершенно легальные ловцы.

С жертвами догхантеров нашей бригаде тоже приходилось сталкиваться. Юрий с неподдельным ужасом рассказывает, что однажды в лесополосе они нашли с десяток трупов щенков с отрезанными головами.

Выходила на ловцов и бригада «черных» скорняков.

— Где-то с год назад парнишка один надоел звонками: буду у вас бесплатно работать, но на одном условии — тушки собак будете мне отдавать. Еле убедил его, что тушек у нас нет, не убиваем мы собак. Оказалось, в Шатуре организовали бизнес: выделывали собачьи шкуры и продавали их как благородный мех. Причем так они навострились в этом деле, что от норки шкурки отличить было совсем непросто.

«Кормящих мамаш не забираем, ждем, пока щенки подрастут…»

Подъезжаем на следующую «точку» — местную подстанцию. Там, по словам работников предприятия, прижилась еще одна стая собак. На звук двигателя из-под ящиков выбегает средних размеров сучка. Захлебывается лаем — защищает свою территорию.

— Денис, глянь, не брюхатая она случаем? Или, может, кормящая? — спрашивает Юрий по рации. Потом уже мне объясняет: — Кормящих мамаш мы не забираем, ждем, пока щенки подрастут. Если же брюхатая, рассчитываем дозу транквилизатора, которая бы не нанесла ей вреда.

— А если ошибетесь? — спрашиваю.

— Мы не святые, случаи передозировок бывают, хотя за последний год не припомню. Обычно это происходит, когда после выстрела животное от нас скрывается. Оно где-нибудь отлежится и вернется обратно, а мы, приняв за новичка, можем всадить ему еще один дротик со снотворным. Что тогда? Проводим реанимационные мероприятия, искусственное дыхание делаем. Лишний труд, конечно, зато совесть спокойна.

Набросившаяся на нас собака действительно оказалась матерью, но воспитывающей уже взрослых щенков. Еще месяц — и из подростков они превратятся в половозрелых собак. Для предприятия это означает, что ровно через месяц по его территории будут гулять еще четверо огромных псов. Все происходит молниеносно: плевок дротиком, лай — и вся стая исчезает в дырке в заборе, которую забыли закрыть работники. После неудачного попадания поймать собаку становится тяжелее в разы. «Память у них феноменальная. Даже спустя год они могут вычислить мой фургон из нескольких других белых машин. Увидят — и врассыпную…»

Пока решаем, что делать дальше, из-за ящиков появляется огромный рыжий кобель. По виду дружелюбный: подходит, виляет хвостом. Но ошейника нет, значит, надо брать. Не успеваю достать фотоаппарат, как Юрий уже держит пса за шкирку.

— На собаках, которые даются гладиться, мы медикаменты не используем, — объясняет ловец. — И барбосу так проще, и нам быстрее. Но главное, правильно схватить: за ушами и обязательно двумя руками. Если будете работать одной, он вас обязательно тяпнет.

— А вас часто кусают?

— Редко, в основном по собственной оплошности. Последний раз посадил барбоса в машину, хотел убрать хвост, чтобы его не придавило дверью, в этот момент другой меня и тяпнул за запястье.

Прошло еще минут сорок, а стая так и не появилась. Денис решается лезть на разведку. Через мгновение из динамика рации доносится: «Бери палку-хваталку и быстрее сюда, на меня вся свора бежит…»

Юрий перемахивает через забор с колючей проволокой. Еще десять минут — и в дырке сперва материализуется собака, а за ней и ловец. Шею псины фиксирует петля, закрепленная на палке.

фото: Анастасия Гнединская Палка-хваталка работает как ошейник: собаку она не душит.

— А я думала, использовать удушающие приспособления негуманно, — спрашиваю у напарников после того, как мы загрузили собаку в машину.

— Это не удавка, а палка-хваталка, — обижается Юрий. — Сконструирована она таким образом, что не может сжаться на больший диаметр, чем шея собаки. Она фиксируется и дальше не идет. Фактически она действует как ошейник.

Но, по словам Юрия, среди ловцов собак есть и те, кто удавками не гнушается.

— Не так давно на работу пыталась устроиться бригада белорусов. Они использовали что-то типа лассо. Как ковбои, накидывали веревку на шею собачки и тащили ее в фургон, пока не происходила асфиксия. Понятно, что их на работу я не взял.

«Поймайте волка на Кутузовской проспекте…»

Собаки — не единственные животные, с которыми приходится работать ловцам. Часто приходят наряды и на отлов котов.

— Представьте себе: крупный медиацентр, пресс-конференция известного политика, народу много, духота. Решают включить вентиляцию, но вместо свежего воздуха по помещению разносится стойкий запах кошачьей мочи. Как оказалось, в подвале в системе общей вентиляции обосновались с два десятка кошек.

«Полосатых» ловят в основном ловушками, их переделывают из тележек для гипермаркетов. Приманкой выступает, конечно же, валерьянка. Получается что-то наподобие мышеловки на кошек. К слову, Юрий вспоминает, что в столице по кошкам специализируется один предприниматель по фамилии Шариков. И в отличие от своего литературного однофамильца (помните: «Мы их душили-душили…») работает он гуманно — только с помощью ловушек.

Иногда приходят и совсем экзотические вызовы, например, поймать на Кутузовском проспекте волка. Как оказалось, серого перевозил его хозяин, но произошло ДТП, во время которого волчара сбежал.

Но самую сложную работенку ловцам подкидывают сотрудники МЧС.

— Почти всегда это вызовы на адреса к неизлечимым любителям животных, у которых есть и еще одно заболевание: все они современные плюшкины. Например, не так давно был вызов: у бабульки семь крупных собак и еще 20 кошек. В квартире настоящие катакомбы из мусора. В ванной среди вещей, которые она притащила с помойки, женщина соорудила себе «гнездо» — там и спала. Умерла она из-за того, что провалилась между кучей мусора и входной дверью. Тревогу забили соседи — они увидели, что из-под двери сочится кровь, а в помещении истошно лают собаки. Честно скажу, моего напарника на том задании стошнило.

фото: Анастасия Гнединская

— А от владельцев агрессивных собак вызовы поступают?

— Редко. В последний раз выезжали на такой в 2008 году к стаффордширу. Владелец пса ушел в магазин за продуктами, а собака накинулась на его жену и отгрызла ей кисть. Что сделали с псом? Усыпили, естественно.

…За четыре часа работы мы поймали всего троих псов. И это, говорят ловцы, еще не самая сложная операция. Труднее всего отлавливать транзитных собак: на территории предприятия они не живут, но регулярно через нее проходят и наводят шухер.

Схема ловцов: поймал в точке А, выпустил в точке Б

А теперь главный вопрос: что делать с теми собаками, которые сидят у нас в фургоне? Ответ на первый взгляд очевиден — сдать в приют.

— Мы так и делаем. Есть у нас несколько дружественных приютов. Но туда можно пристроить одну-две собаки. Обычно же в день мы ловим по 7, а то и по 15. То есть порядка 30 собак за неделю. Какой приют будет брать бобиков в таком количестве еженедельно? — удивляется моей наивности Юрий.

На самом деле согласно регламенту по отлову безнадзорных животных помещение собаки в приют лежит на плечах заказчика, а не подрядной организации, осуществляющей отлов.

— То есть администрация предприятия, на территории которого производится отлов, или префектура округа, в случае если это муниципальные земли, должна позаботиться о пристройке песиков. На деле же, например, на всю Московскую область есть всего один государственный приют в Ногинске, — говорит Юрий. — Как вы думаете, есть там места для 30 собак еженедельно? А ведь ловлю не только я.

К слову, с 2015 года в Москве действует новый «Регламент по отлову, транспортировке, стерилизации, учету и регистрации безнадзорных и бесхозяйных собак и кошек». Согласно этому документу, все пойманные бездомные животные должны содержаться в приютах пожизненно.

— Правда, не совсем понятно, как этому документу будут следовать, например, в Новой Москве — там на огромную территорию нет ни одного муниципального прибежища для животных. А ведь отдать «своих» собак на пристройку соседям префектуры не могут, — говорит ловец.

фото: Анастасия Гнединская За смену мы отловили троих собак.

Поэтому Юрий отвозит собак подальше и… просто выпускает их. Говорит, что идеально для этого подходят заброшенные промзоны.

— Есть у меня и одно местечко в Подмосковье, там что-то типа заброшенных гаражей, и местные старушки их иногда подкармливают. А что нам еще делать? Государственные приюты переполнены, а месяц пребывания собаки в частном стоит 15 тысяч. Всем заказчикам эту цифру я озвучиваю. Как думаете, хоть один готов заплатить?

Юрий даже подумывал об организации собственного приюта. В Интернете нашел объявление о продаже участка в 130 гектаров в Химках. Было указано, что продают землю по кадастровой стоимости — за три миллиона рублей.

— А потом выяснилось, что три миллиона просят за каждые шесть соток. То есть 60 миллионов за весь участок. Нам такого никогда не потянуть. А муниципальную землю нам никто отдать не соглашается. Получается замкнутый круг: государство особо не интересует, куда девать безнадзорных животных, а их поголовье каждый год растет.

У Юрия есть свой взгляд на решение этой проблемы. Позаимствован он из Европы.

— Единственная европейская страна, где в приютах собак содержат пожизненно, — это Германия. В остальных приюты действуют как пункты передержки — отловили собаку, стерилизовали, приручили, попытались пристроить в добрые руки. Если в течение года (во всех странах этот срок варьируется) животное не нашло хозяев, его усыпляют. Да, наверное, звучит страшно. Но в любой стае есть процент собак, которые нуждаются в усыплении, — это старые, больные, агрессивные особи.

— А стерилизовать собак — не выход?

— Чтобы понять, имеет ли этот подход успех, должен пройти не один десяток лет. Европейцы шли по такой схеме 30 лет, а потом от нее отказались. Подсчитали, что численность животных не уменьшается.

К слову, программу по стерилизации и возвращению на прежнее место обитания бездомных собак некоторое время назад решили закрыть и в столице.

— Хотите, расскажу, почему эта программа накрылась? Есть у меня друзья в ветклинике, в числе многих они тогда выиграли тендер по стерилизации бездомных собак. Работали на славу, покуда им не намекнули: стерилизовали вы триста собак, так и пишите в отчетах, но деньги будете получать только за сто. Не согласитесь — найдем других желающих. Потом все эти махинации дошли до мэрии, и программу по стерилизации свернули. Честно говоря, власти то и дело говорят, что они изыскивают средства на решение проблемы безнадзорных животных. Но их не видим ни мы, ловцы, ни приюты, ни ветклиники…

фото: Анастасия Гнединская После отлова псам делают укол: уже через 15 минут они приходят в себя.

Получается и правда замкнутый круг: государственных приютов катастрофически мало. Те же, что есть, работают как ниппель: вход туда есть, а вот хозяев находят единицы. Двоих отловленных псов мы выпустили в промзоне в ближайшем Подмосковье. На всякий случай процесс освобождения дворняжек Юрий снял на видео. Чтобы не было претензий ни со стороны «зеленых», ни со стороны правоохранителей. «Да, я понимаю, это не решение проблемы. Но другого выхода нет — не усыплять же нам этих бедолаг…»

Одна из главных фобий россиян — нападение беспризорных собак. Их боятся даже больше, чем войны. Почему закон, призванный решить эту проблему, не работает, рассказывают «Известия».

Если верить исследованию соцсетей, проведенному компанией КРОС, о страхе беспризорных собак россияне пишут чаще, чем о возможной войне с Украиной или суверенном интернете в России. «Индекс приживаемости фобии по данной теме рекордный — 2,23. СМИ «не чувствуют» эту тему, в то время как сразу в нескольких крупных регионах (Санкт-Петербург, Красноярский край, Самарская, Московская области) она обсуждалась в соцсетях очень активно», — говорится в пояснительной записке к «Национальному индексу тревожностей». Индекс приживаемости фобии — это отношение ее аудитории в соцмедиа и СМИ. Чем выше значение, тем активней фобия обсуждается. К примеру, для боязни терактов он составляет 0,33, для вреда здоровью от плохой экологии — 0,53.

Не слишком тревожные цифры

При этом статистика смертей от нападения собак в России не слишком впечатляющая. По данным Росстата, с 2000 по 2010 год по всей стране от этого погиб 391 человек. Для сравнения: только в 2010 году грипп унес жизни 715 россиян.

Самих нападений, естественно, гораздо больше. Кстати, в прошлом году цифра начала расти впервые с 2015 года. В первой половине 2018-го Роспотребнадзор зафиксировал 191,6 тыс. таких ЧП — на 3,8 тыс. больше, чем за тот же период год назад. Опять же для сравнения: по подсчетам МВД, люди совершали разбойные нападения на других людей 5,4 тыс. раз, грабили 38 тыс. раз.

Параллельно начала расти статистика заболевания бешенством как диких, так и домашних животных. Россельхознадзор за первые три месяца 2018 года по стране зафиксировал 940 случаев заболевания домашних и диких животных. Для сравнения: за весь 2017-й их было 1918. Проблема в том, что бешенство остается неизлечимым заболеванием, если сразу после укуса не сделать антирабическую прививку.

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

Опасные таксы

Решить проблему беспризорных собак российские политики пытаются с 1999 года. Тогда была предпринята первая попытка издать закон об обращении с животными, в том числе беспризорными. Новый законопроект был внесен в парламент в 2011-м и пролежал там до 2016 года, пока президент не потребовал отправить его на доработку. В итоге после 100 совещаний, 300 поправок и согласования с 28 ведомствами закон все-таки был принят в конце 2018 года.

Проблем у закона в том, что касается беспризорных собак, несколько. К примеру, запрещено выгуливать без намордников и поводков «потенциально опасных собак», если территория выгула не огорожена. Это понятие было введено в принятом зимой законе. А список конкретных пород был представлен только весной. Его составление поручили МВД. Затем, в марте, ведомство обновило список, сократив его с 69 до 13 позиций.

Сделано это было из-за недовольства кинологов. Изначально в МВД решили включить в перечень породы с генетически обусловленными «качествами агрессии и силы». А также «породы, используемые для травли, и аборигенные породы, в которых не велась селекция на лояльность к человеку, в связи с чем особенности их поведения остаются не до конца изученными со стороны кинологической науки, а также гибриды и метисы этих пород собак».

Фото: TASS/DPA/Britta Pedersen

На это глава Национальной российской кинологической ассоциации Электрон Дементьев сказал, что опасность так или иначе представляют все породы собак. Так что сейчас опасными официально считаются 13 пород, в том числе таксы. «Могут быть опасны и диванно-комнатные собаки. Если мы возьмем многолетнюю статистику Санкт-Петербурга, то такса, маленькая собака, стоит на первом месте по числу покусов как людей, так и животных. Уже в течение 15–17 лет», — прокомментировал Дементьев.

Также в список попали акбаш, американский бандог, амбульдог, бразильский бульдог, булли кутта, алапахский чистокровный бульдог (отто), бэндог, волко-собачьи гибриды, отдельно выделили волкособов. В МВД не исключают, что это не последняя редакция списка.

ОСВВ

Вместе с появлением списка потенциально опасных собак решили судьбу и потенциально неопасных. Закон закрепляет практику ОСВВ, которая предусматривает отлов, стерилизацию, вакцинацию и выпуск здоровых и неопасных животных обратно на улицу.

По мнению сторонников ОСВВ, эта практика решает сразу три проблемы. Во-первых, не дает увеличиваться уличной популяции. Во-вторых, снимает нагрузку с приютов, которых по закону и так обязали пожизненно содержать больных и брошенных животных. И в-третьих, оставшиеся на улице собаки не позволят прийти на это место новым стаям.

Но противников ОСВВ не меньше. Они апеллируют прежде всего к тому, что стерилизация не снижает агрессивности животных. А ответственность за возможное нападение никто не несет: взыскать компенсацию за нанесенный дворовыми псами вред не с кого.

Фото: vk.com

Больше того, принятый закон призван гуманизировать отлов животных. Он запрещает делать это на глазах у детей. И весь процесс должен фиксироваться на камеру. Видимо, чтобы исключить проявление необоснованной жестокости в отношении к «существам, способным испытывать эмоции и физические страдания» (формулировка из закона).

Проблема в том, что во многих регионах гуманизировать, похоже, нечего. 12 апреля в Благовещенске стая растерзала девятилетнего мальчика, он до сих пор в реанимации. А во Владимире 26 февраля собаки разорвали одежду и покусали молодого человека, который, по мнению следователей, искал за гаражами «закладку» с наркотиками. После этого он умер от переохлаждения.

Когда стали выяснять, кто несет ответственность за отлов бродячих собак, ни во Владимире, ни в Благовещенске крайних найти не смогли. Во Владимире к поискам подключился даже следственный комитет — безрезультатно. Ответственных за отлов просто нет, и мэрии экстренно учреждают эти структуры.

Инициатива убивать на местах

Есть регионы, где система вроде бы работает, но результаты представителей местной власти не удовлетворяют. Так, Виктор Баринов, зампред думы Магадана, где недавно после нападения псов едва не лишился жизни пятилетний мальчик, фактически предложил отстреливать собак. По его словам, ОСВВ действенен, когда ситуация взята под контроль. А пока «большинство магаданцев, особенно это касается детей, из-за расплодившихся собак не чувствуют себя в безопасности». Раздражает депутата не только невозможность убивать животных, но и то, что их стерилизуют на бюджетные деньги.

Фото: РИА Новости/Антон Денисов

Есть в России регионы, где проблему решают кардинально, не пытаясь, как Баринов, изменить законы. Так, сразу с несколькими муниципалитетами Краснодарского края много лет работает догхантер Виктор Висяцкас. По контрактам на общую сумму в 36 млн рублей, которые он заключил с 2014 по 2018 год, его фирма занималась отловом и содержанием беспризорных собак. Летом 2015 года зоозащитники выяснили, что в пункте передержки животных кормят полиэтиленом. Висяцкаса тогда оштрафовали на 500 тыс. рублей, но он продолжил работать. А уже в этом году полиция Абакана остановила машину, принадлежащую фирме Висяцкаса, в которой было 11 трупов животных. Вскоре работников догхантера полиция отпустила. Информации о расторжении контрактов с ним местными чиновниками «Известиям» найти не удалось. Как и комментариев этих чиновников о работе с живодером.

Про государство согласна. Только что-то особо не видно влюблённых в животных энтузиастов для начала движения в нужную сторону. Само по себе ничего не делается и не меняется.

Как нет — да дофига, вообще-то. Взять хоть http://pesikot.org/forum/ , это наиболее крупный портал, а есть отпочковавшиеся уже от него — отдельно по породам, отдельно по животным. Есть совсем автономный, специализирующийся по птицам: http://mybirds.ru/forums/ В Питере есть тоже «свои» инет ресурсы. В общем-то делается немало, другое дело, что не очень организованно, «кто в лес, кто по дрова» + негатив из-за отдельных активистов, которые попросту экстремисты))) Причем как раз оголтелые дебилы имеют юр.поддержку и наиболее известны — «Вита» (не только защита животных, но и пропаганда веганства), а «Зоотеррористы» это вообще песня((( Кичатся своими акциями по спасению животных из лабораторий и плем.хозяйств))) Особенно запомнилась их акция по выпуску лабораторных крыс на волю и перепелов (ни те, ни другие не приспособлены жить в природе).
Но в общем, хоть какие, но подвижки есть — во всяком случае, создано уже несколько судебных прецендентов, когда людей осуждали на реальные сроки за жестокое обращение с животными, замедленно продвижение некоторых законов относительно животных и т.д. Созданы ЧАСТНЫЕ (а гос.приюты, являющиеся по сути усыпалками — по мере возможностей контролируются добровольцами — животных стараются забрать до усыпления, вот только, они потом снова оказываются на улице частенько) приюты для собак, в меньшей степени — для кошек. Для птиц пока нет совсем.
Я в этом всем искупалась по-полной, даже пыталась помочь (тут есть где-то темка о сборе ср-в, кормов и проч). Но в итоге остановилась на том, что лично мне по силам — беру иногда хищных птиц на передержку до пристройства или на лечение.

Я, если честно, собак вообще боюсь и стараюсь обходить их подальше. Ну вот мысли убить животинку не было и нет. И не кормить брошенных кошаков и щенков я не могу. Воспитание не позволяет. Мама и пионерия учили жалеть обиженных и кормить голодных.

Это все так, и похвально. Но палка как обычно — о двух концах — как я уже упоминала выше — лучше кормовая база — активнее размножение. Сегодня вы спасли от смерти 3-х щенков, через год эти 3 ###### принесут каждая штук по 5 минимум… И они так же будут голодные-холодные околачиваться по помойкам и дожидаться, пока их не покалечат или не убьют. Ну не место в городе безхозным животным. Не место. Безнадзорное животное опасно для человека, и само находится в постоянной зоне риска — автомобили, садисты, инфекции…

Люди дорогие, ну если сиё лохматое чудо уже появилось на свет, оно живёт, дышит, чувствует. Ну разве можно оправдать убийство? Приюты, кастрация…. Но не убийство!

Можно. Собака, кошка, крыса, корова. Это одно и то же, по своей сути. Почему можно скушать корову, но нельзя убить ненужную во всех смыслах собаку? Двойная мораль, не более (про собачий ум не будем упоминать — те же свиньи еще и поумнее будут. И ничего, пока еще никто от шашлычка не отказывался). А если жалко — берем собачку (кошечку, корову, крыску) себе домой, под свою ответственность. Нельзя иначе, к сожалению. Подкормка и, извините, розовые сопли и рассуждения о правомерности обрывания жизни животного — ни к чему не ведут, только к увеличению этих несчастных животных на улице и к озверению сограждан — большинству глубоко нас-ть , чего там какой-то лохматый комок чувствует. Главное, чтобы не мешался. Негативное отношение к животным и их защитникам как раз и формируется в таких вот случаях — когда одни прикормили стаю тех же собак или кошаков, и еще мешают их отлову забрать. Если разобраться, так эти граждане, что отлов вызывают и кошек пендалями вышвыривают из подъездов — правы на все 10000%. Прикормленные собаки считают территорию, где их кормят — своей. и охраняют от чужаков, запросто могут набросится. Кошки… хехе… у мамы в подъезде была тетя ,которая прикармливала их и погрется в подъезд пускала. В итоге кошакам пришел печальный конец, а тетю весьма и весьма все не любят. А кому понравится, что коты метят в подъезде и дерут обивку дверей?
В обчем, разумнее тут нужно быть, и, как не печально, но жестче по оношению к себе самому в первую очередь.

И из жизни. На работе у мамы жили несколько собак, их кормили, показывали врачам… Сразу скажу- промзона, не город. Но в итоге начальник сказал что собак нужно убирать, но разрешил (так как тётки заревели в голос) оставить одну псинку. Но как выберешь кому жить а кому нет? И вот, когда машина уже приехала, один пёс кинулся в ноги кормилицам, лёг, поднял глаза, а в них…. слёзы. Оставили его.

Очередной риторический вопрос. Почему, раз они так любили этих собак, они не взяли их к себе домой?

Так их для чего покупают? Для красоты, потому что мода на определённую породу… Это не изменишь, увы. Люди так устроены.

Не сколько устроены, сколько по незнанию. Большинство приобретает живность бездумно — ой, какая пуси-муся, или наоборот — ух, какая страшила, все бояться будут, нада завести! потом эти пуси-муси и страшилы, а так же их хозява страдают по-полной. А иногда и окружающие. Вот тут-то как раз и нужно народ просвещать, потихоньку, исподволь. Просто, без фанатизма информировать.
Пример: коллега по работе очень хвасталась своими фото с обезьянками в Сочи. Ей и в голову не пришло, что этим приматам отнюдь не сахар такая жизнь, что живут они сезон, много — два. Я рассказала ей об этом. Видя ее заинтересованность — показала мат-лы из инета относительно уличных этих фотографов. Конечно, девушка не порвала эти фото и на судьбу обезьянок ей глубого фиолетово. Но вот то, что эти животные могут быть больны, ее задело. Больше она на пушечный выстрел к этим фотографам не подойдет))) Собственно — цель на 80% достигнута. Да, человек не проникся страданием животного, но! Не будет спроса — не будет и предложения. Это частный пример, но на любой случай можно найти и сотни других аргументов и даже фактов.
Вот куча примеров, почему животным не место на улице — темки форума «пес и кот». Обратите внимание, бОльшая часть животных пострада в итоге от ЧЕЛОВЕКА (транспорт, садисты) http://pesikot.org/f…hp?showforum=13
Ну и стоит ли способствовать даже добрыми делами (подкормка, времянки теплые и т.п.) увеличению кол-ва бездомных животных на улице?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *