Адвокат — Пушкарев Яков Васильевич

В моей практике случился один ординарный случай – в особом порядке по ч. 1 ст. 109 УК РФ моему подзащитному был вынесен приговор, согласно которому виновному назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на один год и шесть месяцев.
Суть дела достаточно проста. Подсудимый и потерпевший повздорили, инициатором конфликта выступал потерпевший, он и нанес первый удар. Защищаясь от нападения, человек нанес два удара потерпевшему, от которых тот упал и порвал себе селезенку. Потерпевший после конфликта за медпомощью долгое время не обращался и через 20 часов умер. О том, что потерпевший умер, причинитель вреда узнал только на следующий день, когда его задержали правоохранительные органы.
В первоначальной редакции обвинение было предъявлено по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Подзащитному была избрана мера пресечения – заключение под стражу. Вот так, в один момент, судьба человека пошла под откос, жизнь разделилась на до и после.
Принимая защиту, всегда стоишь перед выбором в определении стратегии и тактики. Вещая с кафедры перед аудиторией, будучи профессором вуза, я бы советовал бороться до конца, настаивать на невиновности подзащитного, добиваться оправдания, признания в действиях лица признаков необходимой обороны, невиновного причинения вреда.
Однако правоприменительная практика неумолима и ориентирована на то, чтобы все возбужденные уголовные дела, особенно возбужденные Следственным комитетом, «доходили» до суда. В 2015 г. в России по ч. 4 ст. 111 УК РФ было осуждено 6825 человек, а оправдано всего 13 (что составляет 0,1% от всех лиц, чьи дела были направлены в суд по данной статье)*. Можно «попасть» в этот процент? Конечно! Можно даже его «поднять»! Нужно иметь определенный уровень амбиций, убедить клиента в том, что следует не признавать вину, бороться!
Однако здравый смысл, опыт, ориентированность в деятельности судов на обвинительный уклон и элементарный статистический расчет убеждают в обратном… Вероятность осуждения в разы выше, иллюзии оправдания скорее всего останутся только иллюзиями. Типичным наказанием по ч. 4 ст. 111 УК РФ в настоящее время является реальное лишение свободы сроком от 5 до 8 лет**.
Допустимо ли в таком случае рисковать интересами клиента?! Следует ли проявить гибкость?! Мой коллега, многоопытный и уважаемый в ХМАО-Югре адвокат В.В. Савин, совершенно верно констатирует: «Иногда непризнание вины – это амбиции адвоката, а для человека – это «стража» и реальное лишение свободы, хотя можно было «подписка» и условное осуждение. Так что лучше два раза подумать…».
В итоге, в результате кропотливой работы защиты, при признании вины обвиняемым, в суд уголовное дело было направлено с обвинением в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 109 УК РФ. Дело рассмотрено в особом порядке, назначено наказание, не связанное с лишением свободы.
Для чего мной освящено столь ординарное и ничем неприметное дело? Хотелось бы перед коллегами, особенно в то время, когда мы обсуждаем принятие Стандарта оказания помощи адвокатом-защитником по уголовному делу, поднять два немаловажных непростых вопроса.
Во-первых, о том, в какой степени адвокат защитник имеет право, при реализации своих профессиональных амбиций, в условиях современной правовой действительности, рисковать интересами своего доверителя и ставить его в ту или иную позицию фактом признания или непризнания вины.
Во-вторых, серьезно задуматься, каким образом адвокатское сообщество, в том числе и принятием стандарта оказания помощи адвокатом-защитником, может изменить сложившуюся порочную практику, когда непризнание вины, как это не прискорбно, ставит подзащитного в заведомо невыгодную ситуацию.

* Согласно данным Судебного департамента ВС РФ. Форма 10.3
** Там же, форма 10.3.1.

Одного признания вины недостаточно (якобы)

— формально, в законе прямо подчеркивается, что признание вины — играет (якобы) скромную роль среди доказательств. Мол, это так себе доказательство — малозначительное.

— формально, это основополагающий принцип уголовного процесса: недостаточность признательных показаний подсудимого для обвинительного приговора.

Url Дополнительная информация:

— ч.2 77 УПК признания вины недостаточно, нужна совокупность доказательств

— п.17 Пленума № 55 признания вины недостаточно без совокупности док-в

— этот принцип закреплен в ч.2 77 УПК и позиции Верховного суда в п.17 Пленума № 55.

— на практике это означает, что в мотивировочной части приговора (после фразы «его вина подтверждается следующими доказательствами..») не может содержаться только одно-единственное доказательство — признание вины. Помимо него — должны быть иные доказательства.

Царица доказательств

— в реальности же, дела обстоят полностью наоборот. Признание вины — это бесспорная «царица доказательств». Нигде, ни в каком нормативном акте это никогда не укажут, но это так.

— если вину признал: то у судей во всех судебных инстанциях уже будет предвзятое мнение. Признал раз, значит виновен, чего сейчас вертишься ? Именно так будут восприняты попытки отказаться от признательных показаний.

— именно поэтому (из-за роли признания вины как сверх-доказательства) оно является столь желанным для следователя. Если оно есть, то за судьбу дела можно уже не особо переживать.

— в норме ч.2 77 УПК указывается, что помимо признания вины должны быть и иные доказательства. Ну и что ? На практике с этими иными доказательствами проблем не возникает, поскольку за них могут сойти любые косвенные доказательства.

Простая формула

Для вынесения обвинительного приговора вполне достаточно такой простой схемки: признание вины + парочка маловразумительных косвенных доказательств = обвинительный приговор.

Отказ от признания вины: три проблемы

— можно ли сначала признать вину, а потом отказаться ? Можно, но тут есть три проблемы:

Url Дополнительная информация:

Фиксация показаний с помощью адвоката, чтобы исключить отказ от них

Во-первых: признательные показания всегда фиксируются следователем с железной надежностью.

— с точки зрения суда эти показания уже являются полноценным доказательством: просто забрать слова назад никак не получится.

Url Дополнительная информация:

Как поступает суд при отказе подсудимого от ранее данных показаний

Во-вторых: в случае отказа от ранее данных показаний суд — производит проверку по одной и той же схеме действий (выяснение причин изменения, сопоставление новых и старых показаний).

— но вот результат этой проверки легко предсказуем: в приговоре появляется строчка «суд относится к показаниям подсудимого критически и рассматривает их как попытку избежать уголовной ответственности»

В третьих: следует учитывать, что даже в том случае, если признательные показания удастся признать недопустимым доказательством, это еще не решает дела.

Url Дополнительная информация:

Роль конкретного доказательства в структуре доказательственной базы

— возможность опровергнуть обвинение зависит от роли конкретного доказательства в структуре доказательственной базы.

— если помимо признательных показаний в доказательственной базе хватает иных доказательств, то отказ от показаний не принесет пользы (смягчающая роль признания вины будет утрачена, а новые показания будут оценены критически).

Пути назад нет

— проще всего сказать и это будет во много истинно — «пути назад нет, признание вины сжигает все мосты». Нет, конечно обратный путь есть, но уж очень тернистый. Подробнее можно прочитать здесь: Коррекция показаний, продуманное изменение (вместо полного поворота).

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 октября 2014 г. N 37-АПУ14-7 (Извлечение, полностью решение ВС ):

По приговору Орловского областного суда К. и Л. признаны виновными в вымогательстве имущества в крупном размере, а К. — также в совершении по предварительному сговору с другими лицами разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, его убийстве в ходе разбойного нападения.

В апелляционном представлении государственный обвинитель просил изменить приговор как несправедливый вследствие его чрезмерной мягкости, указывая на то, что суд не учел надлежащим образом характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений и необоснованно признал в качестве смягчающих вину обстоятельств признание Л. своей вины в полном объеме, признание К. вины по одному из эпизодов и частичное признание им участия в совершении убийства потерпевшего. Утверждал, что противоправная деятельность осужденных была выявлена в результате работы правоохранительных органов.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 октября 2014 г. приговор оставила без изменения, апелляционное представление — без удовлетворения, указав следующее.
При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений, степень их фактического участия в совершении преступлений, конкретные действия каждого из них, данные о личности, смягчающие обстоятельства и отсутствие отягчающих обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей.
Ссылка в апелляционном представлении на то, что суд необоснованно признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств признание своей вины — полное либо частичное, которое не является таковым обстоятельством в силу закона, несостоятельна.
В силу ч. 3 ст. 60 УК РФ наряду с иными обстоятельствами при назначении наказания суду надлежит учитывать смягчающие наказание обстоятельства, указанные в ч. 1 ст. 61 УК РФ, а также признанные таковыми судом в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 61 УК РФ.
Таким образом, перечень обстоятельств, содержащийся в ч. 1 ст. 61 УК РФ, не является исчерпывающим, и установление судом в качестве смягчающих наказание обстоятельств признания вины Л. и частичного признания вины К. соответствует требованиям закона.
Данные осужденными показания об обстоятельствах преступного посягательства на потерпевшего положены в основу приговора, и, несмотря на наличие, по утверждению автора апелляционного представления, в распоряжении правоохранительных органов иных доказательств причастности осужденных к преступлениям, их показания, ввиду отсутствия на месте происшествия иных очевидцев, имели существенное значение для установления целей и мотивов преступлений, истинной картины преступных событий, роли и степени участия каждого из соучастников в реализации совместных преступных намерений.
Тот факт, что осужденные имели реальную возможность ранее сообщить о совершенном ими преступлении, но не сделали этого, свидетельствует лишь об отсутствии с их стороны явки с повинной, но не умаляет значимость иных обстоятельств, признанных судом без какого-либо нарушения закона смягчающими.
Таким образом, при назначении наказания суд правильно посчитал смягчающими обстоятельствами признание Л. вины и раскаяние в содеянном, частичное признание К. вины, должным образом мотивировал неназначение Л. дополнительного наказания, и с учетом всех установленных судом обстоятельств, относящихся к содеянному осужденными и их личности, назначенное им наказание нельзя признать несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *