УМВД

Руководство
Структура
Координационные и совещательные органы
Общественный совет
Противодействие коррупции
Противодействие экстремизму и терроризму
Наши Герои
Ветеранское движение

Деятельность

Криминогенная обстановка
Служба. Вакансии.ФГГС.
Отчеты должностных лиц
Контрольно-надзорная деятельность
Взаимодействие с органами гос.власти, местного самоуправления, институтами гражданского общества
Наши проекты
Информация для граждан, принимающих участие в долевом строительстве
Госзакупки
Информация участковых уполномоченных полиции

Для граждан

Прием обращений
Графики приема граждан
Работа с обращениями граждан
Государственные услуги
Информация для лиц с ограниченными возможностями
Внимание, розыск!
Правовое информирование
Детская страничка
Информация для поступающих в вузы системы МВД России

Контакты

Контакты УМВД России по Ярославской области
Контакты территориальных органов МВД России на районном уровне
Экстренный вызов
Ваш участковый
«Прямые телефонные линии» с руководством территориальных органов МВД России на районном уровне

Пресс-служба

Пресс-служба
Контакты пресс-службы
Фотогалерея
Видеоархив
Полиция в социальных медиа
Социальные видеоролики
Профилактические видеоролики
Профилактические аудиоролики
Профилактические памятки
Интервью
Аккредитация СМИ

Vk
Fb
Tw
Ok
RSS

УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛАСТИ
Служим России, служим закону!

МВД России

Госуслуги

Противодействие коррупции

Наши проекты

Телефон доверия 73-10-50

BV
Vk
Fb
Tw
Ok

Найти

Поиск по всем разделам

Новости

УМВД

Деятельность

Для граждан

Контакты

Пресс-служба

Расширенный поиск

УМВД
Деятельность
Для граждан
Контакты
Пресс-служба

Руководство
Структура
Координационные и совещательные органы
Общественный совет
Противодействие коррупции
Противодействие экстремизму и терроризму
Наши Герои
Ветеранское движение

Криминогенная обстановка
Служба. Вакансии.ФГГС.
Отчеты должностных лиц
Контрольно-надзорная деятельность
Взаимодействие с органами гос.власти, местного самоуправления, институтами гражданского общества
Наши проекты
Информация для граждан, принимающих участие в долевом строительстве
Госзакупки
Информация участковых уполномоченных полиции

Прием обращений
Графики приема граждан
Работа с обращениями граждан
Государственные услуги
Информация для лиц с ограниченными возможностями
Внимание, розыск!
Правовое информирование
Детская страничка
Информация для поступающих в вузы системы МВД России

Контакты УМВД России по Ярославской области
Контакты территориальных органов МВД России на районном уровне
Экстренный вызов
Ваш участковый
«Прямые телефонные линии» с руководством территориальных органов МВД России на районном уровне

Пресс-служба
Контакты пресс-службы
Фотогалерея
Видеоархив
Полиция в социальных медиа
Социальные видеоролики
Профилактические видеоролики
Профилактические аудиоролики
Профилактические памятки
Интервью
Аккредитация СМИ

Главная
 → 
Разъясняет Правовой отдел
 → 
Особенности допроса свидетелей в гражданском и арбитражном процессе

Прием обращений

Государственные услуги

Ваш участковый/ Отдел полиции

Правовое информирование

Внимание, розыск!

Поиск детей

Противодействие экстремизму и терроризму

Общественный совет

Ветеранское движение

Культурный центр

Детская страничка

Часто задаваемые вопросы

Особенности допроса свидетелей в гражданском и арбитражном процессе

Следователю сравнительно часто приходится встречаться с ситуацией, когда в показаниях свидетеля, данных на первом допросе, имеются пробелы и неточности, вызванные забыванием. Необходимо иметь в виду, что процесс забывания в ряде случаев может быть обратим. При благоприятных условиях забытые события и факты могут быть восполнены и закреплены в памяти.

Указанное явление, названное в психологии реминисценцией, имеет преимущественное значение при допросе несовершеннолетних. Смысл реминисценции состоит в возможности припоминания на повторном допросе слабо воспринятых и временно забытых событий и фактов путем восстановления ассоциативных связей. Привлекая внимание свидетеля к определенным обстоятельствам и мобилизуя его память, первый допрос служит своего рода стимулом для последующего припоминания забытых фактов и восполнения упущений в показаниях при повторном свидетельствовании.

В результате этой работы в повторных показаниях могут подвиться данные, которых свидетель не приводил на своем первом допросе. Подобное изменение показаний в принципе не должно вызывать у следователя заведомого недоверия к правильности новых показаний. Однако, как и всякое изменение показаний, этот случай также требует от следователя, чтобы он вниманью проанализировал причины сообщения свидетелем новых данных и сделал вывод об их достоверности.

Уместно еще раз подчеркнуть, что прибегать к повторным допросам имеет смысл лишь тогда, когда какие-то обстоятельства хотя и слабо, но были восприняты свидетелем, а затем забыты им. Если же будет установлено, что пробелы в показаниях обусловлены соответствующими недостатками в восприятии, то повторный допрос бесцелен, поскольку свидетелю попросту нечего будет вспоминать. Отсюда вытекает важное правило: при обнаружении пробелов в показаниях следователь должен принять все меры к выяснению психологической причины указанного дефекта показаний.

Существует ряд причин, показывающих целесообразность производства повторных допросов по тем обстоятельствам, которые уже были предметом рассмотрения на первом допросе. К их числу могут быть отнесены:

  • ссылки свидетеля во время первоначального допроса на то, что он запамятовал определенные обстоятельства, но надеется их вспомнить в дальнейшем,
  • чрезмерное волнение свидетеля-очевидца на первом допросе, ставящее под сомнение полноту и достоверность его показаний,
  • упущения следователя, не воспринявшего или не запротоколировавшего часть поступившей к нему от свидетеля информации;
  • просьбы свидетеля допросить его повторно, мотивированные тем, что он припомнил новые обстоятельства и т. д.

Представляется, что в приведенных ситуациях, перечень которых, естественно, не является исчерпывающим, повторный допрос не только целесообразен, но и необходим.

Вместе с тем дополнения и изменения показаний при повторном свидетельствовании требуют осторожного к себе отношения со стороны следователя. В процессе расследования свидетели обычно получают массу посторонней информации, которая «накладывается» на их показания. Может сказаться также на достоверности показаний свидетеля и сознательное внушение со стороны заинтересованных лиц. Поэтому при изменении на повторном допросе показаний перед следователем стоит задача установить причину этого явления и определить, вызвано ли появление в показаниях новой информации припоминанием свидетелем забытых фактов или это результат внушающего воздействия.

Замечено, что допущенные при проведении первого допроса ошибки, например, вызванные забывчивостью допрашиваемого, пропуски в показаниях, порожденные внушением искажения, неверная интерпретация показаний при протоколировании допрашивающим и т. д., как правило, легко переносятся в повторные и последующие показания, а устраняются с трудом. Это обстоятельство используется иногда для вывода о преимуществе первого допроса, который якобы дает более полные и достоверные показания. Однако такого рода утверждения не имеют под собой научного обоснования.

Иное дело, что при производстве повторных допросов нередко допускаются серьезные тактические ошибки и упущения, сводящие на нет дополнительные познавательные возможности повторного свидетельствования. Так, при повторных допросах свидетелю нередко ставится вопрос, помнит ли он ранее данные на первом допросе показания и подтверждает ли их. Такая постановка задачи при повторном допросе свидетеля заставляет допрашиваемого текстуально воспроизводить свои прежние показания.

Аналогичному поведению свидетеля может способствовать также неправильно понятое им предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. По рассматриваемой причине свидетель подчас избегает вносить коррективы и дополнения в свои первые показания, хотя обнаруживши в них неточности и пробелы. Поэтому перед повторным допросом следователю необходимо разъяснить свидетелю, что уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний не распространяется на случаи вызванных добросовестным заблуждением ошибок при свидетельствовании вследствие неточностей в восприятии, запечатлении и воспроизведении информации допрашиваемым.

Однако если свидетель обнаружит неточности и ошибки в своих первых показаниях, но, тем не менее, при повторном свидетельствовании будет настаивать на прежних показаниях, то добросовестное заблуждение в первом случае превращается в дачу заведомо ложных показаний во втором. Наряду с этим разъяснение следователем смысла ст. 307 УК перед повторным свидетельствованном не должно содержать в себе внушающего воздействия и побуждать свидетеля к некритическому изменению показаний, к отказу от правдиво изложенных обстоятельств только потому, что их трактовка следователя вызывает сомнение у последнего. Изучение практики показывает, что среди некоторых следователей распространены две порочные тенденции при получении повторных показаний:

  1. Во-первых, иногда следователю первые показания кажутся полными и достоверными, в силу чего он сам стремится достигнуть полного повторения свидетелем его прежних показаний. При этом следователь упускает из вида необходимость тщательной проверки и расширения уже имеющейся информации при повторном свидетельствовании. Наличие текстуально совпадающих показаний должно вызывать сомнение в качестве проведенного повторного допроса.
  2. Во-вторых, следователи иногда игнорируют первоначальные показания свидетеля, не сопоставляют их с последующими, не выясняют причин противоречия в показаниях и не устраняют имеющихся в показаниях свидетеля, данных на разных допросах противоречий. В результате каждый следующий допрос свидетеля вносит новые искажения в показания, которые обесценивают доказательственное значение полученной от допрашиваемого информации.

При повторных допросах свидетелей следователю нередко приходится встречаться с явлением, называемым «репродукцией воспроизведения». Смысл его заключается в том, что свидетель на повторном допросе воспроизводит следователю не то, что было им воспринято в момент совершения преступления и, следовательно, имеет под собой реальную чувственную основу, а свои показания на первом допросе. Предвидя необходимость повторять свои показания следователю и суду, допрашиваемый старается не забыть их, чтобы не дать следователю и суду повод сомневаться в его правдивости. Некоторые свидетели даже стремятся к заучиванию своих показаний, данных на первом допросе. Естественно, что такая позиция свидетеля на повторном допросе не способствует получению новой информации, устранению имеющихся в первых показаниях неточностей и ошибок.

Чтобы не допустить указанных ошибок при повторном свидетельствовании, необходимо предложить свидетелю отделить реально воспринятые им во время совершения преступления фактические данные от их изложения на первом допросе. Целесообразно, чтобы на какое-то время свидетель как бы забыл о своих прежних показаниях, а повторные показания давались им исключительно на основе того, что свидетель непосредственно воспринял в свое время органами чувств. И только после получения повторных показаний имеет смысл вернуться к первому допросу, выявить несоответствия в показаниях и установить их причину. Причем причина расхождений и несоответствий в показаниях обязательно указывается в протоколе повторного допроса. Повторный допрос может проводиться как по отдельным обстоятельствам, так и в целом по всему предмету первого допроса.

  • Процессуальные основы допроса
    • Допрос как наиболее распространенное средство получения доказательств и его место в системе следственных действий
    • Процессуальная регламентация допроса свидетеля и потерпевшего
    • Процессуальная регламентация допроса подозреваемого и обвиняемого
    • Процессуальные особенности допроса эксперта
    • Процессуальный порядок допроса на очной ставке
  • Психологические и нравственные основы допроса
    • Психологические процессы у потерпевших и свидетелей-очевидцев преступления
    • Психические состояния и психология лиц, совершивших преступления
    • Нравственные основы допроса и проблема установления психологического контакты с допрашиваемым
  • Тактические основы допроса
    • Тактические приемы устранения добросовестного заблуждения допрашиваемого
    • Тактические приемы допроса, основанные на психологическом воздействии на допрашиваемого, дающего ложные показания
    • Использование доказательств на допросе для разоблачения лжи
  • Использование показаний в процессе расследования преступлений
    • Использование показаний в качестве основания и в процессе производства других следственных действий
    • Особенности использования показаний на очной ставке
    • Использование показаний для обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений
    • Использование показаний в обвинительном заключении

Судебный процесс по уголовному делу профессора Олега Соколова сдвинулся с мертвой точки. Завершилась история с заменой адвокатов, из-за которой переносились заседания.

Сегодня, 22 июня, были опрошены первые два свидетеля и зачитан протокол осмотра места происшествия. Теперь заседания будут проходить дважды в неделю. Как отметила адвокат потерпевшей стороны Александра Бакшеева, такими темпами судебный процесс может завершиться этим летом.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

В самом начале заседания Соколов заявил, что отказывается от адвоката по назначению и хочет, чтобы его защищал адвокат по соглашению — Сергей Лукьянов.

Адвокат Лукьянов попросил ознакомиться с вещественными доказательствами по уголовному делу своего подопечного. А именно: файлами с двух мобильных телефонов Соколова и его ноутбука. Но суд ему в этом отказал, заявив, что все ознакомление с доказательствами будет проходить в рамках судебного процесса, чтобы не произошло утечки информации.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

Первым свидетелем громкого процесса со стороны обвинения стал Игорь Квактун, врач анестезиолог-реаниматолог городской станции скорой помощи, который занимался оказанием медицинской помощи подсудимому в тот день, когда Соколова обнаружили в реке Мойке с рюкзаком в руках.

Свидетель рассказал, что, когда его бригада прибыла на место, Соколов был в возбужденном состоянии, неадекватен, не оценивал обстановку, кричал бессвязные слова, сопротивлялся осмотру. Он крепко держал рюкзак и не хотел с ним расставаться. В момент снятия куртки в боковом кармане был виден пистолет. Врачи успели сообщить об этом полиции. Сотрудник полиции открыл рюкзак и обнаружил пакет, в котором увидел отрезанные руки.

Также свидетель рассказал, что после того, как Соколова доставили в Мариинскую больницу и обогрели, он стал более адекватным и рассказал, что он преподаватель университета, выпивал с друзьями, вышел на улицу, увидел в реке рюкзак, заинтересовался его содержимым и попытался выловить.

Также на заседании зачитали протокол осмотра места преступления, где подробно описано содержимое рюкзака. Следующее заседание состоится 29 июня, в ходе него будут представлены доказательства со стороны защиты.

Олега Соколова арестовали по подозрению в убийстве его возлюбленной, 24-летней аспирантки Анастасии Ещенко. По версии следствия, в ноябре 2019 года Соколов сначала застрелил девушку, а затем попытался избавиться от тела, выбросив останки в реку.

СТ 56 УПК РФ

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

2. Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 — 191 настоящего Кодекса.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого;

3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь;

4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;

6) должностное лицо налогового органа — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях;

7) арбитр (третейский судья) — об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства).

4. Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 179 настоящего Кодекса.

6. Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

7. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

8. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

9. За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комментарий к Статье 56 Уголовно-процессуального кодекса

1. Свидетель относится к числу субъектов, привлекаемых к участию в доказывании. Фактическим основанием признания лица в качестве свидетеля является вероятность наличия какой-либо информации, имеющей значение для расследования и разрешения уголовного дела. Сведения об указанных обстоятельствах могут быть получены лицом как в результате непосредственного восприятия, так и при общении с очевидцами события, ознакомлении с различными документами и т.п. <1>. Не могут служить доказательствами фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.
———————————
<1> В древнерусском судебном праве выделялись две категории свидетелей: видоки (очевидцы) и послухи (слышавшие о деле от других).

Процессуальным основанием по общему правилу является вызов для дачи показаний уполномоченным должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело. Вместе с тем в соответствии с ч. 1 ст. 187 УПК лицо может быть допрошено в месте его нахождения (например, в медицинском учреждении, по месту жительства, работы и т.п.).

Ходатайствовать о вызове данного лица в качестве свидетеля могут и другие участники процесса: подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, а также их представители. Кроме того, лицо, которому известно что-либо по делу, может явиться на допрос и по собственной инициативе, без всякого вызова. В этом случае процессуальный статус лицо приобретает с момента разъяснения ему прав и обязанностей свидетеля.

При необходимости допроса свидетеля, проживающего на территории другого субъекта Российской Федерации, в соответствии с ч. 1 ст. 152 УПК РФ может быть направлено отдельное поручение о допросе такого свидетеля в соответствующий орган предварительного следствия.

2. Минимальный возраст свидетеля законом не установлен. С учетом способностей психического и интеллектуального развития, возможности адекватно воспринимать происходящие события и давать показания, а также в зависимости от характера воспринимаемых фактов в качестве свидетелей могут быть допрошены малолетние.

Статья 191 УПК устанавливает временные ограничения допроса несовершеннолетнего свидетеля в возрасте до 7 лет — не более 30 минут без перерыва, а в общей сложности — не более одного часа; в возрасте от 7 до 14 лет — не более одного часа, а в общей сложности — не более двух часов; в возрасте от 14 до 18 — не более двух часов, а в общей сложности — не более четырех часов в день. При производстве допроса вправе присутствовать законный представитель несовершеннолетнего свидетеля, обязательным является участие педагога или психолога.

3. Для допроса в качестве свидетеля по общему правилу может быть вызвано любое лицо вне зависимости от пола, возраста, должностного положения, состояния здоровья и других обстоятельств.

Вместе с тем ч. 3 настоящей статьи закрепляет 6 категорий лиц, обладающих служебным свидетельским иммунитетом, которые не подлежат допросу в качестве свидетелей и не могут быть привлечены к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ за отказ от дачи свидетельских показаний.

В п. п. 2 и 3 законодатель различает защитника и адвоката, оказывавшего иные формы юридической помощи (например, в качестве представителя потерпевшего, гражданского истца или ответчика; при допросе свидетеля и др.). Сведения, указанные в данных пунктах, составляют адвокатскую тайну, которую обязаны хранить также помощники и стажеры адвоката.

Пункт 4 ч. 3 настоящей статьи реализует тайну исповеди. Представляется, что священнослужители нехристианских официально зарегистрированных религиозных организаций на основании конституционных принципов равенства религиозных объединений и равенства всех граждан независимо от отношения к религии (ч. 2 ст. 14, ч. 2 ст. 19 Конституции РФ) также должны пользоваться свидетельским иммунитетом в отношении конфиденциальных сведений, если они стали им известны от членов соответствующих конфессий в результате исполнения религиозных обрядов.

Пункт 5 декларирует так называемый парламентский иммунитет.

Следует обратить особое внимание на новый п. 6 ч. 3 настоящей статьи, введенный Федеральным законом от 8 июня 2015 г. N 140-ФЗ в связи с так называемой амнистией капиталов, распространяющей режим налоговой тайны на специальные добровольные декларации граждан.

Перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей, приведенный в ч. 3 настоящей статьи, не является исчерпывающим. Кроме указанных выше лиц, служебным свидетельским иммунитетом обладают Президент РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ, а также лица, наделенные дипломатической неприкосновенностью (ч. 2 ст. 3 УПК).

4. Часть 4 настоящей статьи закрепляет процессуальные права свидетеля.

Пункт 1 декларирует личный свидетельский иммунитет — право на отказ свидетельствовать против себя самого, своего супруга (супруги) и других близких родственников: родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушки, бабушки, внуков. Данная норма основана на положениях статьи 51 Конституции Российской Федерации. Вместе с тем свидетель вправе давать такие показания. Следует особо подчеркнуть, что иммунитет предоставляет право отказа от дачи показаний, но не право давать заведомо ложные свидетельские показания.

Пункты 2 — 4 развивают и конкретизируют положения принципа языка судопроизводства (ст. 18 УПК).

Пункт 5 конкретизирует общее право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК).

Пункт 6 развивает положения ст. 48 Конституции РФ и предусматривает право свидетеля в случае, если ему необходима юридическая помощь, являться на допрос со своим адвокатом. Допуск адвоката осуществляется на основании удостоверения адвоката и ордера (ч. 4 ст. 49 УПК). Адвокат, участвующий в допросе свидетеля, вправе давать ему краткие консультации в присутствии следователя, задавать с разрешения следователя вопросы, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе допроса свидетеля. Следователь вправе отвести вопросы адвоката, но обязан занести их в протокол допроса. После окончания допроса адвокат может сделать заявление о допущенных нарушениях, которые обязательно заносятся в протокол допроса свидетеля (ч. 5 ст. 189 УПК).

Представляется, что право на адвоката распространяется также на участие свидетеля в других следственных действиях (в частности, проверка показаний на месте, следственный эксперимент, очная ставка и др.).

<2> СЗ РФ. 2013. N 29. Ст. 3965.

Кроме того, на основании ч. 2 ст. 131 УПК свидетель имеет право: на возмещение расходов, понесенных в связи с явкой по вызову и с проживанием; возмещение недополученной им по месту постоянной работы заработной платы за время, затраченное в связи с вызовом по уголовному делу; выплату вознаграждения за отвлечение от обычных занятий в случае, если свидетель не работает. Свидетель также имеет право на возмещение расходов на участие адвоката при его допросе, если последний осуществлял юридическую помощь по назначению.

5. Представляется юридически оправданным помещение в настоящей статье не только процессуальных прав свидетеля, но и его обязанностей (ч. 6), а также ответственности в случае несоблюдения обязанностей (ч. ч. 7 — 9). Ответственность свидетеля можно подразделить на процессуальную — к нему могут быть применены обязательство о явке (ст. 112 УПК), привод (ст. 113 УПК), денежное взыскание (ст. ст. 117 и 118 УПК) — и уголовно-правовую (ст. ст. 307, 308, 310 УК).

6. Свидетель как участник уголовного судопроизводства незаменим, поэтому не предусматривается возможности его отвода. Лицо, допрошенное в качестве свидетеля по уголовному делу, не может выступать по нему в ином качестве (кроме законного представителя).

Еще П. Сергеич указал, что «наиглавнейшая… заслуга сторон в ведении судебного следствия состоит в умении вести допрос» <1>.
———————————
<1> Сергеич П. Искусство речи на суде. Тула: Автограф, 2000. С. 153.
Допрос — это наиболее распространенное в уголовном и гражданском судопроизводстве процессуальное действие, посредством которого компетентный субъект получает процессуально значимую информацию, которой обладает допрашиваемый.
Термин «информация» широко распространен в современном его понимании, включая в себя полезные сведения об окружающем мире, о предметах, событиях, людях, явлениях и т.п., получаемые из различных источников, передаваемые устным, письменным или иным способом и используемые для различных целей в зависимости от характера осуществляемой деятельности. Указанный термин имеет латинское происхождение (от слова informatio), означает «сообщение, разъяснение, изложение, осведомление».
В юридической доктрине А.А. Давлетовым информация определена как «сведения, полученные от следов прошлого» <2>, А.А. Эксархопуло характеризует ее как «субъективный образ познаваемых объектов; сведения, получаемые субъектом познания и полезно используемые им для своих целей» <3>.
———————————
<2> Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1991. С. 45.
<3> Эксархопуло А.А. Понятие криминалистических объектов // Правоведение. 1980. N 3. С. 82.
На законодательном уровне существует правовое определение информации, введенное ст. 2 ФЗ от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» <4>, как сведений (сообщений, данных) независимо от формы их представления.
———————————
<4> Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448.
Можно сказать, что информация — это система полезных сведений о ступенях развития определенных отраслей теории и практики, используемых наукой и (или) обывателями, распространяемых в виде совокупности особого рода сигналов с помощью печатных изданий, технических средств, а также посредством перцептивного и межличностного общения <5>.
———————————
<5> См. также: Сычева О.А. Тактика судебного следствия: Монография. Ульяновск: Вектор-С, 2012. С. 72.
Вместе с тем не любого рода совокупность полезных сведений, которые циркулируют в природе и обществе и которыми обладает допрашиваемый, представляет интерес для познающего субъекта в уголовном и гражданском процессе и подлежит исследованию в судебном заседании, а лишь информация, имеющая конкретную целевую направленность и переходящая в практическую плоскость конкретного судебного дела (материала).
Для того чтобы информация могла передаваться (получаться, извлекаться), необходимы приемник и передатчик сведений. Свидетель в уголовном и гражданском процессе является одним из носителей познавательно значимой информации, то есть представляет собой наделенный способностью восприятия, воспроизведения и передачи сведений естественный (антропологический) распространитель определенной наделенной потенциалом перейти в практическую плоскость информации, отражающей действительность и имеющей значение для конкретного получателя.
От носителя информации следует отличать источник осведомленности. Последний представляет собой «объективную основу, на которой возникают, формируются фактические данные, являющиеся содержанием уголовно-процессуальных доказательств» <6>. Указывается, что это факты, события, процессы и явления, существующие или существовавшие независимо от воли и сознания людей либо являющиеся результатом их действий и поступков <7>. Требования указать источник осведомленности в законе определены для показаний свидетеля как в уголовном (ст. 79 УПК РФ), так и в гражданском судопроизводстве (ст. 69 ГПК РФ).
———————————
<6> См.: Зажицкий В.И. Источники осведомленности в уголовно-процессуальном доказывании // Советская юстиция. 1983. N 8. С. 6.
<7> Там же.
Свидетель может быть допрошен о любых относящихся к судебному делу обстоятельствах, в том числе о личности подсудимого, потерпевшего, истца, ответчика и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями. А.Ф. Кони обоснованно отмечал, что свидетели «несут случайную повинность, всегда более или менее тягостную» <8>.
———————————
<8> Кони А.Ф. Уголовный процесс: нравственные начала. М.: Изд-во СГИ, 2000. С. 23.
В специальной литературе выделены три основные группы свидетелей: очевидцы (непосредственно наблюдавшие событие); знающие о событии со слов третьих лиц и могущие указать источник своей осведомленности; дающие показания о личности участников процесса (показания, не относящиеся непосредственно к главному факту) <9>.
———————————
<9> Блинова-Сычкарь И.В. Классификация свидетельских показаний, учитывающая психологические закономерности их формирования // Алгоритмы и организация решения следственных задач: Сб. науч. трудов. Иркутск: Изд-во Ирк. ун-та, 1982. С. 92.
Как уже отмечено, допрос свидетелей возможен в рамках и уголовного, и гражданского судопроизводства, порядок и процедура допроса регламентированы ст. 278 УПК РФ и ст. ст. 176 — 178 ГПК РФ. На наш взгляд, представляет научный интерес и может служить успешному решению практических задач правоприменительной деятельности сопоставление процессуальных возможностей при производстве судебного допроса свидетеля по уголовному и гражданскому делу с позиций выявления общего и принципиально отличного в этих формализованных и урегулированных судом диалогах, а также формулирование единых тактических рекомендаций, распространимых в целом на этот процесс узкоспециализированного общения.
Во исполнение ст. ст. 264, 278 УПК РФ и ст. 177 ГПК РФ явившиеся свидетели до начала их допроса удаляются из зала судебного заседания. Свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей. Перед допросом свидетелей председательствующий устанавливает их личность, выясняет отношение к подсудимому, потерпевшему (по уголовному делу), истцу и ответчику (в рамках гражданского судопроизводства), разъясняет права, обязанности и ответственность соответствующего участника в судебном разбирательстве.
Свидетели и по уголовному, и по гражданскому делу предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем берется подписка, которая приобщается к протоколу судебного заседания.
И уголовный, и гражданский процессуальный закон допускают возможность допроса свидетелей путем использования систем видеоконференц-связи (ст. 278.1 УПК РФ, ст. 155.1 ГПК РФ).
Допрос представляет собой активное взаимодействие допрашивающего и допрашиваемого, поэтому его успех в максимальной степени зависит от квалификации, умения, опыта допрашивающего, правильно подобранного им темпа речи при общении с допрашиваемым, от применения в предусмотренных законом рамках тактических средств. При избрании тактики допроса свидетелей и оценке их показаний следует учитывать психофизиологические и характерологические особенности их личности.
Под тактикой судебного допроса следует понимать разработанную и рекомендованную наукой, апробированную судебной практикой систему алгоритмов деятельности, осуществляемой в ходе судебного следствия компетентным субъектом, направленную на извлечение информации у сведущего лица, приглашенного с этой целью в судебное заседание, и производимую по заранее намеченному плану <10>.
———————————
<10> См. также: Сычева О.А. Тактика судебного следствия: Монография. Ульяновск: Вектор-С, 2012. С. 159.
Тактика судебного допроса свидетелей по судебным делам предполагает их первоначальный свободный рассказ об известном по делу с последующими ответами на поставленные вопросы суда и сторон. Речь интересует суд как показания и как объект идентификации субъекта по ее особенностям <11>. Свидетели по уголовным и гражданским делам используют монологическую речь, которая впоследствии перерастает в диалогическую. В рамках уголовного судопроизводства первым вопросы свидетелю задает та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание; судья задает вопросы после сторон. Законодательство дореволюционной России предусматривало аналогичный порядок допроса свидетелей <12>. При производстве по гражданскому делу первым задает вопросы свидетелю лицо, по заявлению которого вызван свидетель, представитель этого лица, а затем другие лица, участвующие в деле, их представители. Суд вправе задавать вопросы свидетелю в любой момент его допроса. Таким образом, в гражданском процессе полномочия суда при допросе свидетеля шире, чем при производстве по уголовному делу, так как у судьи имеется возможность изначально вести судебный допрос свидетеля, то есть более активно участвовать в исследовании доказательств.
———————————
<11> См. об этом: Романов В.В. Юридическая психология: Учебник для вузов. М.: Юристъ, 1998. С. 381.
<12> Об этом см.: Арсеньев К.К. Судебное следствие: Сборник практических заметок. СПб.: Тип. В.О. Демакова, 1871. С. 263.
Указанные положения включены в уголовно-процессуальный закон во избежание обвинительного уклона со стороны суда. Кроме того, в рамках уголовного процесса в суд вызываются свидетели, в основной массе уже допрошенные органами следствия, чьи зафиксированные в протоколах показания имеются в материалах уголовного дела, тогда как по гражданскому делу в суд приглашаются свидетели впервые с целью первоначального получения и процессуального закрепления доказательственной информации, которой они обладают. Изложенное обязывает суд оперативно планировать производство указанного процессуального действия.
В силу ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон.
Такого запрета не имеется в ГПК РФ. К слову, во многих случаях судами по гражданским делам удовлетворяются ходатайства о допросе свидетелей, явка которых в суд обеспечена, кроме случаев явного злоупотребления правом на заявление соответствующего ходатайства стороной по делу. Кроме того, отказ в удовлетворении указанного ходатайства не лишает участника процесса заявить его повторно.
По мнению В.В. Конина, поведение вызванного в судебное заседание свидетеля может выражаться в следующем: 1) свидетель обладает необходимой информацией, свободно и объективно, без принуждения и уточняющих вопросов передает эту информацию суду; 2) свидетель обладает необходимой информацией, свободно и объективно излагает ее, но из-за различных дефектов, препятствующих правильному восприятию, информация может быть искажена; 3) свидетель обладает необходимой информацией, но в силу каких-либо причин умышленно скрывает или искажает ее; 4) допрашиваемый в качестве свидетеля не обладает необходимой информацией, но суд и стороны ошибочно полагают, что лицо умышленно скрывает ее <13>. Такие ситуации возникают и по гражданским, и по уголовным делам, требуют избрания соответствующих тактических приемов допроса свидетеля, поскольку в первом случае допрос протекает в бесконфликтной обстановке; остальные случаи приводят к конфликтной ситуации.
———————————
<13> См.: Конин В.В. Тактика профессиональной защиты подсудимого в суде первой инстанции: Дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2003. С. 122 — 123.
Для тактического обеспечения допроса свидетеля в суде могут быть полезными следующие рекомендации: 1) не следует спрашивать свидетеля об очевидных или бесспорно установленных фактах; 2) не следует спрашивать о фактах, не имеющих отношения к делу; 3) задавая вопрос, необходимо избегать сложных научных и профессиональных терминов, иносказательных выражений и др., которые могут быть непонятны свидетелю, вызвать у него раздражение, неприязнь; 4) задавая вопросы, следует быть тактичным и вежливым; 5) формулировка вопроса и его смысл должны учитывать уровень знаний и личный профессиональный и жизненный опыт допрашиваемого в затронутой вопросом сфере <14>. О том, что при судебном допросе следует учитывать личность допрашиваемого, указывал еще А. Цыпкин, обозначая важное правило судебного допроса — его индивидуализацию <15>.
———————————
<14> Об этом см.: Конин В.В. Указ. соч. С. 126.
<15> См.: Цыпкин А. К вопросу о тактике судебного допроса // Ученые записки Саратовского юридического института. 1940. Вып. 1. С. 106.
Свидетели по уголовному и по гражданскому делу могут пользоваться письменными заметками, которые предъявляются суду, а в гражданском процессе — и сторонам (согласно ст. 279 УПК и ст. 178 ГПК РФ).
Статья 281 УПК РФ регламентирует процедуру оглашения показаний свидетеля (и потерпевшего) по уголовному делу. Такая возможность предоставлена суду по ходатайству стороны или по собственной инициативе при неявке в судебное заседание свидетеля (и потерпевшего) в случаях: 1) смерти потерпевшего или свидетеля; 2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; 3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; 4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.
По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде (ч. 3 ст. 281 УПК РФ).
Статья 180 ГПК РФ предусматривает обязанность оглашения в судебном заседании показаний свидетелей, полученных в порядке исполнения судебного поручения (ст. 62 ГПК РФ), обеспечения доказательств, ранее допрошенных до отложения разбирательства дела свидетелей (ст. 170 ГПК РФ), а также свидетелей, допрошенных судом в месте своего пребывания, если они вследствие болезни, старости, инвалидности или других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда (ч. 1 ст. 70 ГПК РФ). После этого лица, участвующие в деле, вправе дать по оглашенным показаниям объяснения.
Таким образом, акценты законодателя при регламентации указанной процедуры в уголовном и гражданском процессе расставлены полярно. Вместе с тем считаем необходимым констатировать, что определенный тактический потенциал заключен в возможности оглашения ранее данных свидетелем показаний и по уголовным, и по гражданским делам. Если в уголовном процессе такое оглашение способствует решению задач, связанных с разоблачением лжи, устранением добросовестного заблуждения, оказанием помощи лицу при вспоминании обстоятельств дела и др., а также при физической невозможности обеспечения явки ранее допрошенного лица в суд, то в гражданском судопроизводстве — фактически лишь последней из приведенного списка.
В отличие от уголовно-процессуального закона (ч. 5 ст. 278 УПК РФ) Гражданский процессуальный кодекс РФ не предусматривает возможность допроса свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства. Поскольку указанная норма ч. 5 ст. 278 УПК РФ направлена на необходимость обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц, включение в ГПК РФ соответствующего положения о допросе свидетелей судом без оглашения подлинных данных об их личности было бы оправданным и целесообразным при условии разработки соответствующего механизма его применения.
В силу ч. 4 ст. 278 УПК РФ допрошенные свидетели могут покинуть зал судебного заседания до окончания судебного следствия с разрешения председательствующего, который при этом учитывает мнение сторон. При этом в силу ч. 5 ст. 177 ГПК РФ допрошенный свидетель остается в зале судебного заседания до окончания разбирательства дела, если суд не разрешит ему удалиться раньше. К слову, нередко при производстве по гражданским делам до окончания разбирательства дела по существу возникает необходимость задать дополнительные вопросы уже допрошенным свидетелям, находящимся в зале суда. В таких случаях повторно подписка у уже допрошенных свидетелей не отбирается.
Допрос свидетеля с позиции тактики его производства имеет различные аспекты: 1) правовой — состоит в реализации соответствующих процессуальных норм при производстве допроса; 2) психологический — проявляется в процессе специфического общения его участников, на который влияет эмоциональное состояние лица, дающего показания, интеллектуальный уровень его развития, особенности характера, темперамента; 3) нравственный — заключается в соблюдении этических норм, норм морали и нравственности допрашиваемым в отношении носителя информации; 4) тактический и организационно-технический — включают в себя тактические приемы подготовки, осуществления, фиксации и оценки результатов процессуального действия <16>.
———————————
<16> См. об этом также: Кустов А.М. Криминалистика и механизм преступлений. М.: Изд-во Московского псих-го ин-та, 2002. С. 272 — 273.
Еще А.Я. Вышинский отмечал большое значение свидетельских показаний для формирования внутреннего судейского убеждения, для принятия итогового решения по делу <17>. Одним из основных принципов как уголовного, так и гражданского процесса является принцип состязательности и равноправия сторон, определяющий порядок взаимоотношений сторон в судопроизводстве и организацию их совместной деятельности в процессе исследования доказательств. Он означает, что процессуальные стороны осуществляют свои процессуальные функции на соревновательных началах, пользуясь равными процессуальными правами и выполняя процессуальные обязанности, при исключительной функции суда разрешать дело по существу.
———————————
<17> См.: Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М.: Госюриздат, 1950. С. 268.
Полагаем, что допрос свидетеля как одного из основных источников доказательств по судебным делам, надлежащая организация, проведение и должная правовая регламентация данного процессуального действия служит резервом для расширения состязательности судопроизводства по уголовным и гражданским делам, способствует достижению объективизации в процессе доказывания.
Список использованной литературы
1. Арсеньев К.К. Судебное следствие: Сборник практических заметок. СПб.: Тип. В.О. Демакова, 1871. 361 с.
2. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М.: Госюриздат, 1950. 308 с.
3. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1991. 152 с.
4. Блинова-Сычкарь И.В. Классификация свидетельских показаний, учитывающая психологические закономерности их формирования // Алгоритмы и организация решения следственных задач: Сб. науч. трудов. Иркутск: Изд-во Ирк. ун-та, 1982.
5. Кони А.Ф. Уголовный процесс: нравственные начала. М.: Изд-во СГИ, 2000. 132 с.
6. Кустов А.М. Криминалистика и механизм преступлений. М.: Изд-во Московского психологического института, 2002. 304 с.
7. Романов В.В. Юридическая психология: Учебник для вузов. М.: Юристъ, 1998. 488 с.
8. Сергеич П. Искусство речи на суде. Тула: Автограф, 2000. 320 с.
9. Сычева О.А. Тактика судебного следствия: Монография. Ульяновск: Вектор-С, 2012. 240 с.
10. Цыпкин А. К вопросу о тактике судебного допроса // Ученые записки Саратовского юридического института. 1940. Вып. 1.
11. Эксархопуло А.А. Понятие криминалистических объектов // Правоведение. 1980. N 3.

При мысли об участии в гражданском или арбитражном процессе свидетелей у большинства юристов учащается пульс.

«Свидетели это как обезьяна с гранатой, никогда не знаешь, куда бросит». Такое мнение достаточно распространено.

Действительно, если методики допроса свидетелей в уголовном процессе подробно исследованы и описаны, то в гражданских делах опрос свидетелей по-прежнему в большой степени импровизация.

Многие судебные юристы прекрасно опрашивают свидетелей и интуитивно понимают, что стоит, а что не стоит делать. В то же время, мне всегда хотелось как-то обобщить правила допроса свидетелей, хотя бы для моих младших коллег.

Приемы допроса свидетелей очень сильно зависят от того, где рассматривается дело (государственный суд или третейский суд), от личности судьи (это судья (российский или иностранный) или арбитры (и из какой системы права)).

Дать в одной статье рекомендации по всем этим видам дел достаточно сложно, поэтому, не претендуя на полноту, остановлюсь на общих рекомендациях, применимых скорее в российских судах и с российскими арбитрами, но частично применяемых и в международном арбитраже.

1.Подготовка и еще раз подготовка.

Надеяться, что правильные вопросы к свидетелю появятся во время его опроса, достаточно самонадеянно.

Особенность российского процесса допроса свидетелей – это его быстрота. Возможность обстоятельно допрашивать свидетелей на протяжении нескольких дней, имеющаяся у английских и американских юристов, у российских юристов отсутствует. Чаще всего, допрос свидетеля длится всего 10-15 минут.

За 10-15 минут нужно успеть войти в психологический контакт со свидетелем, задать вопросы и получить необходимые ответы. Не забывая учитывать, что у участников процесса, у свидетелей, да и у судьи, у каждого — свои интересы, очень часто противоположные.

Все это означает, что подготовка к опросу свидетелей необходима. Нужно понять интересы участников процесса, собрать информацию о свидетелях, определить цели опроса и по итогам составить план. Совет кажется очевидным, однако не сосчитать количество случаев, когда юристы, уверенные в своем опыте и знании людей, не подготовившись к опросу свидетелей, совершали процессуальные просчеты.

План опроса, чаще всего, включает в себя желаемые результаты-утверждения-доказанные обстоятельства, ключевые вопросы для достижения этих результатов и последовательность этих вопросов.

2. Определение задач.

Опрос свидетеля эффективен, если юрист четко понимает задачи опроса.

Свидетели могут быть «свои» или «чужие», в зависимости от этого задачи опроса можно разделить условно на следующие группы:

  • получить четкую информацию о событии;
  • подтвердить необходимые обстоятельства (усиливающие свою позицию или ослабляющие позицию оппонента);
  • выявить ложные показания.

Задачи опроса зависят, в том числе, и от суда, рассматривающего дело (арбитров). В Англии, например, одной из основных задач и процессуальных талантов юриста является показать суду (арбитрам), что свидетель лжет. Все мы помним знаменитое дело Березовского против Абрамовича. Фактором, определившим победу Абрамовича в этом деле, стало мнение судьи о том, что в ходе своего многодневного допроса Березовский обманывал, а Абрамович нет.

Российские судьи живут по принципу героя из сериала Haus M.D. – «все лгут», поэтому часто одной демонстрации обмана со стороны свидетелей для победы в суде бывает недостаточно. И тогда необходимо добиваться выполнения нескольких задач.

Понимание задач опроса помогает выстроить стратегию опроса и сформулировать правильные вопросы свидетелям. Нужно получить информацию, подтвердить обстоятельства – задаем вопросы, помогающие свидетелю вспомнить события, уточняющие вопросы. Нужно выявить ложные показания – задаем изобличающие, неожиданные вопросы, просим комментарии.

3.Психологические особенности свидетелей.

Один из важнейших навыков судебного юриста – понимание психологических особенностей свидетелей и умение использовать это знание при опросе.

Лжец, зубастый свидетель, неподатливый свидетель, нерешительный свидетель, нервный свидетель, веселый свидетель, хитрец, лицемер и ханжа, свидетель, который частью говорит правду и частью лжет, решительный свидетель, «полупрофесиональное лицо», представитель власти, врач, полицейский, правдивый свидетель, щетинистый свидетель. Такую типологию свидетелей приводил в своей замечательной книге «Школа адвокатуры» Р. Гаррис. Написанная в 19 веке, она не утратила актуальности до сих пор. Каждый тип свидетеля требует своего подхода. С одним свидетелем лучше шутить, другому поддакивать, третьего ободрять.

Получить сведения о свидетеле для составления его психологического портрета в современном мире достаточно легко. Если данные о свидетеле невозможно получить от клиента (знакомых людей), в помощь юристу Интернет, справочные системы, социальные сети. Возраст, образование, профессия дают информацию для размышления и подготовки необходимых вопросов.

Учет психологических особенностей свидетеля начинается при подготовке к опросу и продолжается в течение самого опроса. Наши особенности восприятия таковы, что большую часть информации мы получаем из невербальных источников. И юристы, и судья очень часто делают выводы не на основании того, что говорит свидетель, а как он говорит и как выглядит в этот момент.

В ходе опроса свидетеля важно оценить его внешность, одежду, речь (темп, тембр), жесты и мимику, общее поведение, реакцию на вопросы. Реакция других людей (юристов, оппонента, других свидетелей) также может быть полезна.

4.Четкость.

Умение задавать правильные вопросы, не вызывающие аллергию или ярость судьи, в щедро отведенные тебе 5 минут — это бесценно.

Одна из основных ошибок проводящих опрос свидетелей юристов – это начинать опрос с бестолковых вопросов, не относящиеся к существу дела, или задавать вопросы с переходом на личности.

Судьи очень занятые и часто уставшие люди, мечтающие поскорее закончить процесс и не желающие вовлекаться в перепалки. Туманный/нерелевантный/эмоциональный вопрос снижает доверие судьи к юристу, а зачастую приводит и к сокращению времени, предоставленного для вопросов. А это значит, что поставленные юристом задачи могут оказаться не выполненными.

Составляя план вопросов свидетелю, желательно учитывать, какие вопросы может задать сам судья и не повторять их, и, кроме того, продумывать, с какого «сильного» вопроса стоит начать свой опрос.

5. Расчет.

Английские юристы часто говорят, что главное правило опроса свидетелей, это не задавать им вопросов, на которые не знаешь ответы. В английских судах этому правилу следовать проще, поскольку свидетели заранее раскрывают свои показания в письменном виде.

В российских судах юристы могут лишь догадываться, какие пояснения и ответы дадут свидетели. Тем важнее расчет и предвидение возможных ответов. Следование правилу «не уверен-не спрашивай» также полезно. Не раз в судах юристы, пытавшиеся навскидку задать каверзные вопросы свидетелю-эксперту, получали разгромные ответы, ослабляющие их позицию.

Иногда в ходе допроса появляется необходимость задать неожиданный вопрос, с надеждой получить благоприятный ответ («fishing expedition»). Стоит задавать его между двумя сильными вопросами, в середине. В случае получения неблагоприятного ответа, психологическое действие такого ответа будет менее разрушительно для позиции.

6. Вовремя останавливаться.

Получить благоприятный для своей позиции ответ от «чужого» свидетеля – это ли не счастье для процессуального юриста? Счастье – это получить благоприятный ответ и вовремя остановиться.

Не раз приходилось наблюдать, когда юрист, получив от свидетеля благоприятный ответ, пытался «закрепить» успех, переспрашивая или пытаясь «дожать». Итогом такого поведения юриста может стать измененный ответ свидетеля, понявшего, что он допустил ошибку, дал «неверный» ответ.

Правильнее не привлекать сразу внимание к допущенной свидетелем ошибке, а использовать данный свидетелем ответ позднее, в процессуальных документах или прениях.

7.Типы вопросов.

В идеале вопросы свидетелю должны быть краткими, понятными, относимыми, четкими, достаточными и минимальными. Вопросы должны быть заданы в корректной форме. Формулируя вопросы, в целях проверки можно спрашивать себя «зачем я задаю этот вопрос», «какой ответ хочу получить», «можно ли обойтись без этого вопроса», «если судья спросит, какое это отношение имеет к делу, смогу ли я убедительно ответить».

Вопросы могут быть закрытыми (предполагающими ответ «да/нет») или открытыми (предполагающими развернутый ответ). В англосаксонской системе почти всегда задаются закрытые вопросы (с использованием ранее данных свидетелем письменных пояснений). С помощью серии закрытых вопросов юристы вынуждают свидетеля ответить необходимым для юриста образом. В российских судах почти всегда задаются открытые вопросы, поскольку точное содержание показаний свидетеля до его выступления в суде чаще всего неизвестно. В этой связи, при формулировании открытых вопросов желательно не забывать о соблюдении правила №5.

Для восполнения пробелов в существенных для дела обстоятельствах задаются дополнительные вопросы. Например, для взыскания убытков необходимо, в том числе, доказать наличие причинно-следственной связи между действиями нарушителя и возникшими убытками. В целях исключения версии о вине самого пострадавшего в причинении убытков, свидетелю могут быть заданы дополнительные вопросы.

Для усиления определенности каких-либо существенных фактов, свидетелю могут задаваться уточняющие вопросы. Ответы свидетеля могут дать более полную и достоверную картину происходящего.

В целях помощи свидетелю, забывшему существенные для дела обстоятельства, могут быть заданы напоминающие вопросы. Такие вопросы могут быть связаны с ассоциациями по времени, месту, сходству, контрасту. Могут быть использованы вопросы, позволяющие снять эмоциональную напряженность. Свидетелю могут быть предъявлены вещественные доказательства для возникновения воспоминаний.

Для выявления ложных показаний используют контрольные вопросы (чаще всего более детальные вопросы по даваемым показаниям) или изобличающие вопросы.

8.Выявление ложных показаний.

У юриста в отношении «чужого свидетеля», чаще всего, две задачи – понять, что свидетель дает ложные показания, и продемонстрировать судье, что свидетель дает ложные показания.

Признаками ложных показаний могут быть следующие моменты:

  • противоречивость, несогласованность показаний между собой;
  • небольшая степень детализации событий, которые должны быть известны свидетелю хорошо;
  • неподтвержденность показаний другими имеющимися в деле доказательствами;
  • сумбурность, запутанность изложения либо наоборот, заученность показаний.

Некоторые исследователи полагают, что признаком обмана могут являться употребляемые свидетелем вводные слова, такие как «наверное», «только», «уже», «давным-давно», «возможно», «слишком», «все еще», которые на вербальном уровне означают, что свидетель находится в так называемой возможной действительности.

Продемонстрировать судье, что свидетель дает ложные показания, позволяют конкретизирующие вопросы. Такие вопросы требуют от свидетеля большей детализации, при которой лучше видны противоречивость и несогласованность показаний.

Обращение к свидетелю с просьбой прокомментировать несоответствия между его показаниями и документами, заключениями экспертов, показаниями других свидетелей, также может помочь выявить недобросовестность свидетеля.

В некоторых случаях помогает напоминание свидетелю об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Признание свидетеля в том, что предоставленные им сведения недостоверны, в судебной практике крайне редки. Поэтому в ряде случаев, можно вместо обвинения свидетеля в заведомой недобросовестности, представлять суду доказательства «заблуждения» свидетеля (из-за особенностей человеческого восприятия, работы памяти и пр.).

9.Собственные действия.

Правильные слова юриста порою могут усилить действие благоприятных показаний и уменьшить ущерб от неблагоприятных сведений. Остроумный комментарий, точное обобщение в нужном ключе, корректное замечание или разъяснение свидетелю – все эти приемы могут быть очень ценными.

Однако за исключением ситуации, когда над вашими шутками смеются даже ваши оппоненты, пользоваться данными приемами стоит дозированно и осторожно.

10.Письменная фиксация показаний.

Опрос свидетеля прошел блестяще, оппонент разгромлен, судья покорен. Для сохранения эффекта и сохранения успеха в судах вышестоящих инстанций, необходимо проверять корректность письменного изложения показаний свидетелей.

Постоянно возникают ситуации, когда протокол допроса свидетелей (в настоящее время составляется лишь в суде общей юрисдикции) имеет содержание абсолютно противоположное происходившему в суде потому, что секретарь не успел/не понял/забыл.

Существующая в российских судах система представления замечаний на протокол судебного заседания неэффективна, поскольку данные замечания судом чаще всего отклоняются. Больше шансов добиться объективности и полноты протокола, если представить суду аудиозапись и расшифровку данной аудиозаписи до изготовления протокола судебного заседания. По опыту, секретари судей периодически используют данные расшифровки для изготовления собственных протоколов.

Кроме того, в отношении «своих» свидетелей можно представлять показания свидетелей в письменной форме для приобщения к материалам дела.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *